ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ДВА СМЕРТЕЛЬНЫХ ВЫСТРЕЛА ИЗ ГАЗОВОГО ПИСТОЛЕТА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 

При Шелепине продолжались операции по устранению убежавших на Запад врагов

советской власти.

Его предшественник Серов подписал приказ об уничтожении главного идеолога

Народно-трудового союза Льва Ребета, редактора газеты «Украинский самостийник». Он был

убит офицером КГБ Богданом Николаевичем Сташинским двенадцатого октября пятьдесят

седьмого года.

Богдан Сташинский родился в тридцать первом году на Западной Украине,

принадлежавшей тогда Польше. Осенью тридцать девятого, после раздела польского

государства, Западная Украина стала частью Советского Союза. Через два года здесь появились

немецкие войска. Разгромив немцев, вернулась Красная армия. За несколько лет на Западной

Украине несколько раз менялась власть, от этого просто голова шла кругом.

Семья Сташинского была униатской и симпатизировала украинским националистам. Но

Богдан, который учился в педагогическом институте и намеревался стать преподавателем

математики, после освобождения Украины порвал с родными. Он стал осведомителем местного

управления министерства госбезопасности Украины, подписал стандартное обязательство и

получил псевдоним «Олег».

В январе пятьдесят первого он помог чекистам найти убийц писателя Ярослава Галана.

Родная сестра познакомила Сташинского со своим женихом. С его помощью Богдан ушел в лес

и был принят в одну из боевых групп Организации украинских националистов. Он раздобыл

нужную информацию, и убийцы были арестованы.

Молодой человек проявил очевидные способности к нелегальной работе. Его отправили

учиться в Киев, где в закрытом учебном заведении министерства госбезопасности он изучал

немецкий и польский языки. Немецкий он освоил в совершенстве.

Сташинскому предстояло продолжить работу против украинских националистов,

нашедших убежище в Западной Германии. Ему разработали надежную легенду и под именем

Йозефа Лемана, родившегося на территории Польши, перебросили в ГДР.

Настоящий Леман был мертв и родственников не имел. На всякий случай Сташинского

свозили в те места, где вырос Леман, чтобы он не прокололся в разговоре или, не дай бог, на

допросе.

Сташинский умело выдавал себя за немца, выросшего в Польше. В ГДР он получил новые

документы и в пятьдесят шестом году совершил первое путешествие в Мюнхен, где

обосновались вожди украинских националистов. Для начала ему поручили встречаться с давно

завербованным советской разведкой агентом, чьего имени он не знал. Сташинский получал от

него информацию и передавал деньги.

Богдану Николаевичу невероятно нравилась шпионская работа, он просто наслаждался

своей новой жизнью. Однажды на танцах он познакомился с Инге Поль. Она работала в

парикмахерской. Ее отец владел авторемонтной мастерской. С благословения начальства у них

начался роман.

Получив приказ убить Льва Ребета, Сташинский вновь отправился в Мюнхен. Он отыскал

Ребета, несколько дней следил за ним, изучая его образ жизни, привычки, маршруты.

Лев Ребет делил свой день между редакцией украинской газеты, которая находилась на

Дахауэрштрассе, и штаб-квартирой Организации украинских националистов на Карлсплац.

Из Москвы Сташинскому доставили оружие — специально сконструированный для него

газовый пистолет одноразового использования. Яд находился в герметично запечатанной

капсуле. При нажатии кнопки яд выстреливался тонкой струйкой. Но стрелять следовало

практически в упор. Яд вызывал сужение сосудов головного мозга, смерть наступала в

считанные мгновения, а обнаружить следы яда было почти невозможно.

Сташинскому вручили и противоядие.

— Для вашей безопасности, — предупредил Сташинского офицер

оперативно-технического управления КГБ, который доставил оружие, — непосредственно

перед акцией надо проглотить одну из этих таблеток, а сразу после выстрела раздавить еще и

такую ампулу и вдохнуть ее содержимое.

Офицер раздобыл где-то маленькую собачку. Они сели в машину и поехали в лес.

Московский гость предложил испытать новое оружие. Собаку он привязал к дереву.

— Итак, — сказал он Сташинскому, — глотай таблетку и стреляй.

Собака сдохла, не издав ни единого звука. Сташинский остался доволен испытаниями.

Девятого октября Сташинский вновь появился в Мюнхене и остановился в гостинице. Он

путешествовал под именем Зигфрида Дрегера. Газовый пистолет ему спрятали в большой

колбасе.

Московский офицер предупредил его:

— У тебя есть только десять дней. Потом оружие придет в негодность.

Сташинский подстерег Ребета в подъезде. Пистолет он прикрывал газетой. Ребет

поднимался по лестнице, Сташинский спускался. Поравнявшись с жертвой, он поднял правую

руку и выпустил смертоносный яд прямо в лицо Ребету. Он действовал уверенно и спокойно,

как часы. Потом быстро вышел из подъезда. Использованный пистолет выбросил.

Сташинский заранее принял нейтрализующую яд таблетку и сразу после выстрела

прикрыл лицо платком, в котором находилась ампула с другим нейтрализующим веществом.

Московские специалисты не ошиблись в своих расчетах. Паталогоанатомы пришли к

выводу, что Ребет умер от сердечного приступа. Немецкая полиция даже не стала заниматься

расследованием смерти эмигранта-украинца.

Выполнив задание, Сташинский на поезде доехал до Франфурта-на-Майне, оттуда улетел

в Западный Берлин. В представительстве КГБ в его честь устроили торжественный ужин.

О проведении важного «мероприятия в Германии» доложили лично Хрущеву. Начальник

советской разведки генерал Александр Михайлович Сахаровский направил докладную записку

Хрущеву на двух страницах. В архиве внешней разведки осталась справка:

«Письмо исполнено от руки на двух листах. Без оставления копии в секретариате

Комитета госбезопасности.

Исполнитель т. Сахаровский, ПГУ».

Отыскать Степана Бандеру, лидера Организации украинских националистов, оказалось

более трудным делом.