ВОЙНА МЕЖДУ ПОЛЯКАМИ И УКРАИНЦАМИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 

В сорок третьем разгорелась настоящая национально-религиозная война между

Украинской повстанческой армией и польской Армией Крайовой. Немцы были страшно

довольны.

Украинская повстанческая армия изгнала поляков с Волыни, которая должна была стать

этнически чистой украинской территорией. От голода и истощения, а также от рук украинских

националистов погибли, по некоторым расчетам, не менее ста тысяч поляков. Люди Бандеры

действовали с присущей им жестокостью: снимали скальпы, вырезали крест на спине, отрезали

язык.

Тогда поляки стали стали охотиться за украинцами. Эта борьба была столь же

беспощадной и кровавой. Украинских националистов, бойцов Украинской повстанческой

армии подстерегали в селах на свадьбах или днях рождения. В их хаты врывались по ночам, им

стреляли в окна.

Борьба поляков с Украинской повстанческой армией продолжалась три года — с сорок

четвертого по сорок седьмой год. Точные цифры жертв с обеих сторон неизвестны.

В сорок четвертом — сорок пятом годах формирования Украинской повстанческой армии

отступали вместе с немецкой армией в Польшу и в Словакию, уходили в подполье. На

территории Польши оказалось порядка двух тысяч бойцов УПА. Они пытались замедлить

проведение «этнической чистки» обратного порядка, когда изгоняли уже украинцев.

Еще в сентябре сорок четвертого года польские коммунисты договорились с Москвой и

Киевом: поляки уйдут с Волыни и из Галиции, украинцы оставят Бещады и Хельмский край.

Польским украинцам, которые согласятся добровольно переселиться на историческую

родину, обещали простить долги в Польше и выделить земельные наделы на Украине. Но к

первому марта сорок пятого года только восемьдесят тысяч человек воспользовались этим

предложением. Люди с трудом покидали насиженные места. Тогда в ход пустили силу.

Польская милиция и армейские части окружали деревни и насильно выселяли украинские

семьи. Тех, кто не хотел подчиняться, били.

Таким образом из Польши были изгнаны еще четыреста с лишним тысяч украинцев. В

сорок шестом году Москва решила прекратить переселение. Но двадцать восьмого марта сорок

седьмого года боевики Украинской повстанческой армии из засады расстреляли польского

генерала Кароля Сверчевского, героя испанской войны.

В Советском Союзе его называли Карл Карлович. Перед войной он служил в Красной

армии, в двадцать седьмом году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, служил в

разведывательном отделе штаба Белорусского военного округа, в 4-м управлении генштаба. Он

был единственным командиром РККА, который получил в Испании не должность советника, а

строевую — командовал 35-й испанской дивизией. Кароль Сверчевский в знаменитом романе

Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол» фигурирует под фамилией Гольц. После

возвращения в Москву он был произведен в генерал-майоры, награжден орденом Ленина,

двумя орденами Красного Знамени, медалью «ХХ лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии».

До войны он руководил специальным (разведывательным) факультетом академии имени

М.В. Фрунзе. В сорок первом Сверчевский командовал 248-й стрелковой дивизией на Западном

фронте. В январе сорок второго его назначили начальником Киевского пехотного училища,

эвакуированного в город Ачинск.

Во время Второй мировой войны Сталин перевел его из Красной армии в формируемые на

советской территории польские части и назначил командующим 2-й армией Войска польского.

На приеме в честь победы Сталин поднял за него тост:

— За лучшего русского генерала в польской армии!

После войны Сталин оставил его в Польше и сделал заместителем министра обороны.

Газета «Жиче Варшавы» писала после смерти генерала:

«Сверчевский погиб от рук „украинского фашиста“. Мы знаем эту руку. Это рука дивизии

СС „Галичина“ и первой бригады Каминского. Эта рука, которая зверски уничтожила 200 тысяч

поляков на Волыни, которая убивала детей и женщин во время Варшавского восстания».

На самом деле дивизия СС «Галичина», сформированная из украинцев, пожелавших

служить Гитлеру, не участвовала в антипольских акциях. Ее ввели в действие на восточном

фронте в июне сорок четвертого года, и она быстро была разгромлена наступавшими

советскими войсками.

Бригада инженера польского происхождения Бронислава Владиславовича Каминского (ее

именовали также Русской освободительной народной армией), состояла не из украинцев, а из

русских. Бывший инженер Локотьского спиртзавода, Каминский приветствовал приход немцев

и получил от них разрешение сформировать в Орловской области вспомогательные охранные

части. Из добровольческих полицейских отрядов он создал «народную армию», которую чаще

называли «бригадой Каминского». В бригаде, состоявшей из пяти стрелковых полков,

насчитывалось от десяти до пятнадцати тысяч человек. Бригада располагала пятью танками,

тремя броневиками, артиллерией.

Бригада Каминского боролась с советскими партизанами в районе от Курска до Орла,

потом отступала вместе с вермахтом. Добровольцы из состава бригады действительно

участвовали в августе сорок четвертого года в подавлении Варшавского восстания, отличились

грабежами и мародерством, за что Каминского сами немцы и расстреляли по приговору

военно-полевого суда.

Тем не менее, в Польше сформировался стереотип примитивного, жестокого и

ненавидящего поляков украинца. Убийство генерала Кароля Сверчевского стало предлогом для

окончательного решения «украинского вопроса».

Акция называлась «Висла». В ее осуществлении принимали участие семнадцать тысяч

солдат польской армии. Украинские деревни окружались, крестьянам давали несколько часов

на сборы, затем их гнали к железной дороге, грузили в вагоны и отправляли в Освенцим.

Освенцим пустовал. Первые два года после освобождения его использовали как лагерь

для военнопленных и интернированных польских немцев. Потом Освенцим решили превратить

в мемориал, и всех заключенных вывезли.

Теперь в освободившийся лагерь привозили украинцев для фильтрации. Основную массу

отправляли из Освенцима в западные края, в район Щецина и Бреслау, который стал

Вроцлавом, и селили в опустевшие немецкие дома.

Подозрительных польская госбезопасность перемещала в бывший филиал Освенцима

«Дахсгрубе» — по-польски Явошно (по соседству с Краковом). В число подозрительных

входили священники-униаты, представители украинской интеллигенции, а также все, кто

подозревался в поддержке Украинской повстанческой армии.

Польский историк Эугениуш Мисило пишет: «Польская госбезопасность использовала

немецкие лагеря, которые остались в неприкосновенности. Система лагерной охраны была

подобна немецкой — двенадцать вышек, оснащенных прожекторами и тяжелыми пулеметами.

Лагерь был обнесен двойным заграждением из колючей проволоки, подключенной к источнику

высокого напряжения. На допросах использовали электрошок, избивали палками, загоняли

иголки под ногти. Строптивых узников отправляли в карцер — бетонный бункер, на пол

которого лили воду».

Сто шестдесят человек умерли от пыток и истощения. Две женщины покончили с собой,

бросившись на проволоку. Последних украинцев выпустили из Освенцима в конце сорок

восьмого года.

Так что сначала немцы с помощью украинцев уничтожили там всех евреев. А после войны

короткое донесение «Свободно от евреев» дополнилось другим: «Свободно от украинцев»…