ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ПОРАЖЕНИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 

Леониду Ильичу Брежневу не хватало образования, но он был искушенным политическим

бойцом и мастером аппаратной интриги. Его недооценили. У Брежнева было чутье на людей.

Он четко представлял, кто за него, а кто против. Это он точно знал.

Николай Егорычев:

— Мы, кто помоложе, были доверчивы. Если бы не были доверчивы, может, Шелепин и

занял его место… Когда освобождали Хрущева, Брежнев нас обвел вокруг пальца. Он клялся и

божился, что будет проводить линию ХХ и ХХII съездов. Мы были с ним предельно

откровенны. У меня с Леонидом Ильичом было много разговоров. Он все знал о моих

настроениях. И когда пришел к власти, он уже знал, с кем ему не по пути. Делал вид, что

хорошо к нам относится, а в душе был готов с нами распрощаться. Нам пришлось очень

трудно…

За годы в комсомоле Шелепин вырастил целое поколение руководителей областного,

республиканского уровня. Они стали секретарями обкомов, заместителями министров. По всей

стране, в каждой области были выходцы из комсомола, уважительно относившиеся к

Шелепину.

Вокруг Шелепина собрались деятельные, динамичные, преданные ему люди. Молодая

часть партийного и государственного аппарата вся ему симпатизировала.

Птенцы гнезда Шелепина, выходцы из комсомола реально занимали важнейшие

должности в стране. Госбезопасность, министерство внутренних дел, телевидение, ТАСС —

там везде сидели друзья Шелепина.

— Когда нас всех разогнали, — рассказывает Николай Месяцев, — нам часто говорили:

не может быть, чтобы у вас не было организационной спайки. Но ее не было, мы всегда

оставались просто друзьями и единомышленниками.

Но старые друзья в своем кругу откровенно говорили, что Брежнев не годится в лидеры

государства и что именно Шелепин должен стать первым секретарем. «Комсомолята» с

гордостью произносили: вот у нас растет «железный Шурик», он и сменит Брежнева.

Николай Месяцев:

— Часто собирались у меня на даче. Но не было таких разговоров, что надо Брежнева

свергать и ставить Шелепина. Я знал, что все это прослушивается или может прослушиваться.

Я же сам в госбезопасности работал… Хотя были и среди нас дурачки, которые, поддав,

вставали на стол и кричали: «Да здравствует Шелепин!»

— Комсомолята ему и навредили, — считает Валерий Харазов. — По пьяной лавочке

говорили, что наш железный Шурик скоро будет хозяином страны. А эти пьяные разговоры

становились известны.

Леонид Замятин:

— Я один раз читал тетрадку, какие КГБ рассылал. В ней запись разговора комсомольских

работников в гостинице. Они, видно, в баньке мылись и заодно обсуждали текущую политику,

всем характеристики давали…. Эту запись со вниманием читали и выводы делали.

А что сам Шелепин? Он намекал, что хотел бы стать первым секретарем?

Николай Егорычев:

— Александр Николаевич любил беседовать с глазу на глаз. Но мы не говорили о том, что

он должен занять место первого. Разговоры сводились к тому, что страна остановилась в

развитии, пятится назад. Вот что нас беспокоило…

Неужели группа молодых руководителей, которая сплотилась вокруг Шелепина, не хотела

получить возможность воплотить свои идеи на практике?

Владимир Семичастный:

— Нет, мы просто еще не созрели для того, чтобы брать на себя ответственность за

государство. Рядом с Микояном, Подгорным, Сусловым мы были комсомольцами в коротких

штанишках. Нам на что-то претендовать было смешно…

Но разговоры в Москве шли о том, что Шелепин и его друзья уже даже составили некий

теневой кабинет министров, распределили должности. Член политбюро и первый заместитель

главы правительства Дмитрий Степанович Полянский остановил на сессии Верховного Совета

Месяцева и ернически спросил:

— Ну, как дела, член теневого кабинета?

Месяцев возмутился:

— Что это за провокация?!

Считается, что даже будущий член политбюро и академик Александр Николаевич

Яковлев принадлежал к команде Шелепина. Я спросил Яковлева: действительно ли его

планировали назначить на высокий пост, если бы к власти пришел Шелепин?

— Это полнейшая чепуха, — ответил Александр Николаевич. — Когда стали разбираться

с этой молодежной группой, у них вроде бы действительно какой-то список нашли. И якобы в

одном списке была и моя фамилия. Но я-то тут при чем? Мне что-то импонировало например,

выступления Шелепина против привилегий. Что я Шелепину симпатизировал, не скажу, что я к

нему относился отрицательно, тоже не скажу.