АССИМИЛЯЦИЯ ВНЕШНЕГО

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

Капитал расширяет сферу влияния не только в силу потребностей в ре-

ализации стоимости и нахождения новых рынков сбыта, но также ради

удовлетворения требованиям последующего этапа цикла ассимиляции, то

есть процесса капитализации. После того, как прибавочная стоимость об-

ращается в деньги (через интенсификацию рынков в сфере капиталисти-

ческого влияния и опору на некапиталистические рынки), эта реализован-

ная прибавочная стоимость может быть реинвестирована в производство,

иными словами, снова обращена в капитал. Капитализация реализован-

ной прибавочной стоимости требует, чтобы в ходе последующего цикла

производства капиталист смог закупить дополнительные запасы постоян-

ного капитала (сырья, оборудования и т. д.) и дополнительного переменно-

го капитала (иными словами, рабочей силы), —что в конце концов требу-

ет еще большего расширения рынка для дальнейшего увеличения реализа-

ции стоимости.

Поиск дополнительного основного капитала (в особенности большего

количества и более новых материалов) ведет капитал к определенному ро-

ду империализма, характеризующегося грабежом и кражами. Как утверж-

дает Роза Люксембург, капитал ≪рыщет по всему свету, запасается сред-

ствами производства из всех уголков земли, захватывает или приобре-

тает их независимо от степени развития их культуры или общественных

форм... для производительного приложения реализованной прибавочной

стоимости необходимо, чтобы капитал все более и более захватывал весь

земной шар, чтобы он для своих средств производства имел качественно и

количественно безграничный выбор≫11. В процессе приобретения допол-

нительных средств производства капиталу приходится устанавливать от-

ношения и находить опору в некапиталистическом окружении, однако это

не приводит к ассимиляции внешнего окружения, —или, вернее, окруже-

ние не всегда становится капиталистическим. Внешний мир остается вне-

шним миром. Так, например, золото и алмазы могут добываться в Перу или

Южной Африке, а сахарный тростник вывозиться с Ямайки или Явы, и в

то же время эти общества и соответствующие производства продолжают

прекрасно функционировать на основе некапиталистических отношений.

Приобретение дополнительного переменного капитала, наем новой ра-

бочей силы и формирование пролетариата, напротив, предполагают капи-

талистический империализм. На территории самих владений капитализма

увеличение продолжительности рабочего дня уже занятых рабочих, безу-

словно, способно обеспечить дополнительную рабочую силу, однако у по-

добного роста существуют пределы. Чтобы получить в свое распоряже-

ние остальную часть новой рабочей силы, капитал должен постоянно со-

здавать и нанимать новых пролетариев из некапиталистических слоев и

стран. Постепенная пролетаризация некапиталистических слоев населе-

ния является непрерывным возобновлением процессов первоначального

накопления —и, таким образом, капитализацией некапиталистического

окружения как такового. Люксембург рассматривает этот процесс как ре-

альное историческое новшество капиталистического завоевания: ≪Все за-

воеватели стремились завладеть страной и эксплуатировать ее, но никто

не был заинтересован в том, чтобы лишить народ его производительных

сил и уничтожить его социальные организации≫12. В процессе капитализа-

ции внешнее становится внутренним.

Таким образом, капитал должен не только обеспечить себе беспрепят-

ственный товарообмен с некапиталистическими обществами или лишь

присваивать себе их блага; он также должен на деле преобразовать их в

капиталистические. Именно этот момент является основным у Рудольфа

Гильфердинга в его определении экспорта капитала: ≪Под экспортом капи-

тала мы подразумеваем вывоз стоимости, предназначенной производить

за границей прибавочную стоимость≫13. Предмет экспорта —это отноше-

ния, общественная форма, которая будет расширяться и воспроизводить-

ся. Подобно миссионеру или вампиру, капитал прикасается к тому, что ему

чуждо, и делает его своим. ≪Буржуазия, —пишут Маркс и Энгельс, —под

страхом гибели заставляет все нации принять буржуазный способ произ-

водства; заставляет их вводить у себя так называемую цивилизацию, то

есть становиться буржуа. Словом, она создает себе мир по своему образу и

подобию≫14. В экономических категориях подобная цивилизация и модер-

низация означает капитализацию, то есть включение в цикл международ-

ной экспансии процессов капиталистического производства и накопления.

Таким путем некапиталистическое окружение (территория, социальные

формы, культуры, процессы производства, рабочая сила и т. д.) попадает в

формальное подчинение капиталу.

Здесь мы должны отметить, что европейский капитал на самом деле не

переделывает территории некапиталистического мира по своему образу и

подобию, не насаждает однородность. Действительно, когда марксистские

критики империализма выявили процесс ассимиляции капиталом своего

внешнего пространства, они в целом недооценили значение неравномер-

ности развития и предполагаемых им географических различий15. Каждый

сегмент некапиталистического окружения преобразуется по-своему, и все

5 они оказываются органично включенными в расширяющееся тело капита-

I ла. Иными словами, различные сегменты внешнего пространства ассими-

лируются не на основе модели подобия, но в качестве различных органов,

| совместно функционирующих в едином теле.

На этом этапе наших рассуждений мы можем увидеть важнейшее проти-

воречие капиталистической экспансии: опора капитала на то, что находит-

ся за его пределами, на некапиталистическое окружение, удовлетворяющее

потребности в реализации прибавочной стоимости, вступает в конфликт с

процессом ассимиляции некапиталистического окружения, удовлетворяю-

щим потребности в капитализации этой реализованной прибавочной сто-

имости. Исторически два этих процесса зачастую следуют друг за другом.

Территория и население первоначально вовлекаются в качестве внешнего

пространства в отношения обмена и реализации, а затем втягиваются в са-

мо царство капиталистического производства. Важным моментом, впро-

чем, является то, что, как только часть окружения оказывается ≪цивили-

зованной≫, как только она органично включается в только что расширив-

шиеся границы области капиталистического производства, она не может

более оставаться внешним пространством, необходимым капиталу для ре-

ализации прибавочной стоимости. В этом смысле капитализация ставит

предел реализации и наоборот; вернее, ассимиляция противоречит опоре

на внешнее пространство. Мучающая капитал жажда должна быть удов-

летворена новой кровью, и капитал вынужден все время продвигаться к

новым рубежам.

Логично предположить, что может наступить день, когда между эти-

ми двумя моментами цикла ассимиляции —реализацией и капитали-

зацией —возникнет непосредственный конфликт и они начнут уничто-

жать друг друга. В XIX столетии представлялось, что поле капиталистичес-

кой экспансии (материальные ресурсы, рабочая сила и рынки сбыта) как в

Европе, так и во всем мире простирается необозримо. Во времена Маркса

капиталистическое производство составляло лишь малую часть мирово-

го производства. Только немногие страны обладали существенной долей

капиталистического производства (Англия, Франция и Германия), но да-

же и они все еще имели крупные секторы некапиталистического произ-

водства: традиционное сельское хозяйство, ремесленное производство и

т. д. Люксембург, однако, отмечает, что, поскольку земля имеет пределы, ло-

гический конфликт в конце концов становится реальным противоречи-

ем: ≪Но чем энергичнее и основательнее заботится империализм о гибе-

ли некапиталистических культур, тем быстрее он вырывает почву из-под

ног процесса накопления капитала. Империализм является историческим

методом для продления существования капитала, но он в то же время слу-

жит вернейшим средством, чтобы кратчайшим путем положить его сущес-

твованию объективный предел≫16. Подобная порождаемая противоречия-

ми напряженность постоянно присутствует в развитии капитала, однако

полностью проявляет себя только при достижении предела, в точке кри-

зиса, когда капитал наталкивается на конечность территории Земли и чис-

ленности человечества. Тогда великий империалист Сесиль Роде прояв-

ляет себя как образцовый капиталист. Пространство планеты замыкает-

ся, и империалистическая экспансия наталкивается на свои пределы. Роде,

авантюрист по натуре, с вожделением и страстью смотрит на звезды в вы-

шине, томимый неодолимым соблазном новых пространств, таких близ-

ких и все же таких далеких.

Даже если критика империализма и капиталистической экспансии за-

частую ведется в поддающихся количественному определению строгих

экономических понятиях, интересы теоретиков марксизма являются в

первую очередь политическими. Это не означает, что экономические рас-

четы (и их критика) не должны приниматься всерьез; скорее, это значит,

что экономические отношения должны рассматриваться в их реальном

выражении в историческом и социальном контексте, как часть политичес-

ких отношений управления и господства17. Первостепенной политичес-

кой задачей этих авторов при изучении проблем экономической экспан-

сии является задача выявить неотвратимость связи капитализма и импе-

риализма. Если капитализм и империализм сущностно взаимосвязаны, то

логично предположить, что борьба с империализмом (а также с войной,

бедностью, обнищанием и порабощением, являющимися его следствиями)

должна быть непосредственно направлена также и против капитализма.

Любая политическая стратегия, нацеленная на реформирование нынеш-

ней структуры капитализма с тем, чтобы сделать ее не-империалистичес-

кой, представляется тщетной и наивной, поскольку сама сущность капита-

листического воспроизводства и накопления с необходимостью предпола-

гает империалистическую экспансию. Капитал не в состоянии действовать

иначе, такова его природа. С пороками империализма можно справиться

только уничтожив сам капитализм.