ВЫРАВНИВАНИЕ И ПОДЧИНЕНИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

В работе Ленина об империализме главным образом обобщаются концеп-

ции других авторов с целью сделать их выводы доступными широкой пуб-

лике18. Текст Ленина, однако, содержит ряд новых моментов, наиболее су-

щественным из которых является критика империализма с точки зрения

субъекта, что связывает ее с марксистским понятием ≪революционного

потенциала кризисов≫. Ленин обеспечил нам набор инструментов, ряд ме-

ханизмов для выработки антиимпериалистической субъектности.

Ленин зачастую излагает свои доводы в полемическом ключе. Его ана-

лиз империализма ведется преимущественно путем опровержения тезисов

Рудольфа Гильфердинга и Карла Каутского. Однако для того, чтобы кри-

|! тиковать, Ленин тщательно рассматривал и иногда представлял как свое

Is собственное мнение теоретические положения этих двух авторов. Что са-

| мое главное, Ленин принимал важнейшее положение Гильфердинга о том,

' что экспансия капитала, осуществляемая посредством создания методами

империализма мирового рынка, ведет к росту препятствий для Ausgleichung

(выравнивания) нормы прибыли в различных отраслях и секторах произ-

водства. Так или иначе, бескризисное капиталистическое развитие зависит

от процесса или, по крайней мере, от тенденции выравнивания экономи-

ческих условий: одинаковые цены на одинаковые товары, равная прибыль

на равный капитал, равная зарплата и равная норма эксплуатации при

равной работе и т. д. Гильфердинг признавал, что империализм, структу-

рирующий нации и определяющий территории развития капитализма все

более жестким образом, а также наделяющий монополии ведущих стран

] | властными полномочиями, препятствует выравниванию нормы прибыли

) • и, таким образом, подрывает возможность продуктивного опосредования

\ капитализмом процессов мирового развития". На самом деле, господство

монополий и раздел ими мирового рынка делает процесс выравнивания

практически невозможным. Только в случае вмешательства национально-

го центрального банка или, что еще лучше, мирового центрального бан-

ка подобное противоречие, предвещающее как торговые войны, так и ре-

альные сражения, может быть сглажено и сведено к нулю. Короче говоря,

Ленин принимал предположение Гильфердинга о том, что капитал вошел в

новую фазу мирового развития, характеризующуюся возникновением мо-

нополий, и что это ведет как к обострению противоречий, так и к кризису

процесса выравнивания нормы прибыли. Однако он отрицает, что утопия

мирового центрального банка может всерьез приниматься в расчет и что

Aufhebung (снятие) кризиса мирным путем может быть когда-либо достиг-

нуто при капитализме.

Ленин рассматривал позицию Каутского, для которого работа Гильфер-

динга также служит отправным моментом для размышлений, как еще бо-

лее утопическую и вредную: Каутский предполагал, в действительности,

что капитализм способен достичь реального политического и экономичес-

кого объединения мирового рынка. За ожесточенными конфликтами пе-

риода империализма может последовать новая мирная фаза капитализма,

фаза ≪ультраимпериализма≫. Магнаты капитала способны создать единый

мировой трест, вытеснив соперничество и борьбу, связанную с существо-

ванием национального капитала, единством финансового капитала. Таким

образом, утверждал Каутский, мы можем представить себе такое будущее,

когда капитал сможет устранить кризисы и добиться разрешения проти-

воречий, когда уже не мировой центральный банк, а силы рынка и моно-

полии, в той или иной мере регулируемые государством, в определенной

степени обеспечат выравнивание нормы прибыли в глобальном масшта-

бе20. Ленин соглашался с основным тезисом Каутского, полагавшего, что

тенденцией капиталистического развития является переход националь-

ного финансового капитала к сотрудничеству в мировом масштабе и, ве-

роятно, к созданию единого мирового треста. Однако резкие возражения

Ленина вызывало то обстоятельство, что у Каутского воображаемое мир-

ное будущее выступает средством отрицания динамики настоящего; таким

образом, Ленин отвергал его ≪глубоко реакционное стремление притупить

противоречия≫21. Вместо того, чтобы дожидаться прихода в будущем неко-

его мирного ≪ультраимпериализма≫, революционеры должны действовать

сейчас, используя противоречия, порожденные существующей ныне импе-

риалистической организацией капитала.

Таким образом, принимая в целом аналитические положения Гильфер-

динга и Каутского, Ленин отвергал их политические установки. Хотя по

важнейшим пунктам он соглашался с анализом Гильфердинга и его выво-

дом о существовании тенденции формирования мирового рынка, где до*

минируют монополии, Ленин отрицал, что подобная система уже создана

и способна опосредовать и выравнивать норму прибыли. Он отрицал это

Скорее с политической, нежели с теоретической точки зрения. Ленин по-

лагал, что капиталистическое развитие на своей монополистической ста-

дии будет отягчено рядом противоречий и что коммунисты должны этим

воспользоваться. Обязанностью рабочего движения являлось противосто-

яние любой попытке капитализма организовать реальное выравнивание

нормы прибыли, полученной от проведения политики империализма, за-

дачей же революционной партии становилось вмешательство и углубление

объективных противоречий развития. Осуществление тенденции станов-

ления ≪ультраимпериализма≫ являлось тем, чего следовало прежде всего

избегать, поскольку в противном случае сила капитала чудовищно возрос-

ла бы и возможность борьбы с ним путем использования противоречий и

воздействия на наиболее слабые звенья в цепи господства надолго бы ис-

чезла. Ленин пишет (надеясь или прогнозируя): [Не подлежит сомнению,

что развитие идет в направлении к одному-единственному тресту, всемир-

ному, поглощающему все без исключения предприятия и все без исключе-

ния государства.] Но развитие идет к этому при таких обстоятельствах, та-

ким темпом, при таких противоречиях, конфликтах и потрясениях —от-

нюдь не только экономических, но и политических, национальных и пр.

и пр., —что непременно раньше, чем дело дойдет до одного всемирного

треста, до „ультраимпериалистического" всемирного объединения наци-

ональных финансовых капиталов, империализм неизбежно должен будет

лопнуть, капитализм превратиться в свою противоположность≫12.

Логический переход Ленина от аналитических предположений к поли-

тическим установкам, безусловно, был не совсем честным приемом. Тем не

менее его доводы были очень весомы с точки зрения субъектности. Как го-

ворил Илья Бабель, мысль Ленина движется по ≪загадочной кривизне пря-

мой линии≫, приходя от анализа сущности рабочего класса к выводу о не-

обходимости его политической организации. Ленин осознавал, что неко-

торые сущностные черты империализма в то время еще не проявились, и

видел в субъективных практиках рабочего класса не только возможные

препятствия эволюционному разрешению кризисов реализации капитала

(чему уделяет большое внимание и Роза Люксембург), но также и реаль-

ную, конкретную возможность того, что подобные практики: сопротивле-

ние, восстание, революция —способны разрушить империализм как тако-

вой23. Таким образом, Ленин переносит критику империализма из теории

в практику.