3.2 ДИСЦИПЛИНАРНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

Для капиталистической демократии пред-

ставляется политически невозможным орга-

низовать расходы на уровне, необходимом для

решающего эксперимента, который бы под-

твердил мою мысль —кроме как в условиях во-

енного времени.

Джон Мейнард Кейнс, 29 июля 1940 г.

Традиционный империализм —эксплуатация

ради прибыли, переводимой из-за границы, —не

входит в наши планы.

Президент Гарри С. Трумэн, 2о января 1949 г.

Первая значительная волна марксистского теоретического анализа импе-

риализма пришлась на период Первой мировой войны. Этот период также

явился началом глубоких изменений в мировой капиталистической систе-

ме. Исходя из опыта революции 1917 года в России и первой великой им-

периалистической войны, было очевидно, что капиталистическое разви-

тие больше не могло быть таким, как раньше. Как мы сказали, существовал

ясный выбор: мировая коммунистическая революция или преобразова-

ние капиталистического империализма в Империю. Капитал должен был

ответить на этот вызов, но условия повсюду в мире не очень этому спо-

собствовали. В 1920-х гг. неравномерность капиталистического развития

в империалистических государствах предельно обострилась. Рост и кон-

центрация промышленного производства, которые достигли максимума

в условиях войны, продолжались быстрыми темпами в ведущих капита-

листических странах, а распространение тейлоризма сделало возможным

резкое повышение производительности труда. Однако рациональная ор-

ганизация труда не привела к рационализации рынков, а напротив, лишь

увеличила царящую на них анархию. В ведущих странах твердо установ-

ленная заработная плата стала выше, чем когда бы то ни было, в соответс-

твии с фордистской моделью. Режим высокой и твердо установленной за-

работной платы частично стал ответом на угрозу, вызванную Октябрьской

революцией, своеобразной прививкой от распространения болезни ком-

мунизма. Между тем колониальная экспансия продолжалась с неослабева-

ющей силой, и бывшие германские, австрийские и турецкие владения бы-

ли в качестве трофеев поделены между державами-победительницами под

сомнительным прикрытием Лиги Наций.

Это сочетание факторов послужило основой великого экономичес-

кого кризиса 1929 г., являвшегося одновременно и кризисом чрезмерно-

го инвестирования со стороны капиталистов, и кризисом недостаточно-

го потребления со стороны пролетариата в ведущих капиталистических

странах1. Когда ≪черная пятница≫ на Уолл-Стрит официально положила

начало кризису, власти столкнулись с общими проблемами капиталисти-

ческой системы и необходимостью найти какое-то решение, если это все

еще возможно было сделать. То, что им следовало бы предпринимать в

Версале во время мирных переговоров —заниматься причинами межим-

периалистической войны, а не просто наказывать проигравших2, —сей-

час приходилось делать в каждой отдельной стране. Капитализм нуждал-

ся в радикальной трансформации. Однако правительства ведущих капи-

талистических государств были не в состоянии справиться с этой задачей.

В Великобритании и Франции реформ, по сути дела, не было, а несколь-

[ ко попыток приступить к ним были сорваны сопротивлением консервато-

, ров. В Италии и Германии программа реорганизации капиталистических

! отношений в конечном счете вылилась в фашизм и нацизм3. В Японии ка-

питалистический рост также принял форму милитаризма и империализ-

! ма4. Только в Соединенных Штатах имели место капиталистические пре-

| образования, выразившиеся в демократическом Новом курсе. Новый курс

; действительно стал отходом от существовавших прежде форм буржуаз-

ного регулирования экономического развития. Для нашего исследования

значение Нового Курса измеряется не только его способностью перестро-

ить производственные отношения и отношения власти в рамках одного ве-

дущего капиталистического государства, но также, прежде всего, его влия-

нием на весь мир —влиянием, которое не было прямым или открыто вы-

раженным, но тем не менее имело далеко идущие последствия. С Нового

Курса начал свое развитие реальный процесс преодоления империализма,

выхода за его пределы.