РЕАЛЬНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ И МИРОВОЙ РЫНОК

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

Перед тем, как двинуться дальше, общая логика нашего исследования тре-

бует более подробно рассмотреть взаимоотношения между тенденцией к

созданию мирового рынка и парадигмой дисциплинарного производства

и управления. Почему распространение дисциплинарных режимов по все-

му миру является решающим моментом рождения Империи? Мы можем

дать ответ на этот вопрос, соединив принадлежащие Марксу описание фаз

капиталистического подчинения общества и анализ тенденции к образо-

ванию мирового рынка. Оба процесса, в сущности, сходятся в определен-

ной точке, иначе говоря, капиталистическое подчинение общества оконча-

тельно оформляется с созданием мирового рынка.

Ранее мы видели, что практика империализма предполагала превраще-

ние капиталом внешнего пространства во внутреннее, являясь, следова-

тельно, процессом формального подчинения труда капиталу. Маркс исполь-

зует термин ≪формальное подчинение≫ для обозначения процессов, при

помощи которых капитал объединяет в рамках своих производственных

отношений трудовую практику, возникшую вне его собственной облас-

ти23. Таким образом, процессы формального подчинения, по сути, связаны

с расширением области капиталистического производства и капиталисти-

ческих рынков. В определенный момент, когда капиталистическая экспан-

сия достигает своего предела, процессы формального подчинения более не

могут играть главную роль. Процессы реального подчинения труда капи-

талу не зависят от существования внешнего пространства и не включают

в себя описанную выше экспансию. Благодаря процессам реального под-

чинения, интеграция труда и капитала под началом последнего становит-

ся скорее интенсивной, нежели экстенсивной, а развитие общества еще в

большей степени определяется капиталом. Конечно же, процессы реально-

го подчинения могут развиваться и без наличия мирового рынка, но пол-

ностью выстроенный мировой рынок без этих процессов существовать

не может. Другими словами, построение мирового рынка и общее вырав-

нивание или, по крайней мере, управление нормами прибыли в мировом

масштабе не могут быть просто результатом действия финансовых фак-

торов или кредитно-денежной политики, но могут быть достигнуты толь-

ко путем преобразования общественных и производственных отношений.

Дисциплина является центральным механизмом такого преобразования.

Когда формируется новая общественная реальность, которая объединяет

в единый процесс развитие капитала и пролетаризацию населения, поли-

тическая форма управления должна быть сама по себе изменена и выраже-

на в виде и форме, соответствующим этому процессу, —в виде мирового

дисциплинарного квазигосударства.

Догадки Маркса относительно процессов реального подчинения не мо-

гут в полной мере помочь нам. Переход от формального подчинения к ре-

альному требует объяснения через активную деятельность субъектов.

Другими словами, доведенная до предела дисциплинарность, возникаю-

щая вследствие распространения в глобальном масштабе тейлоризации

трудовых процессов, не может в действительности определить потреб-

ность в новой форме управления, кроме как через самовыражение актив-

ных социальных субъектов. Глобализация рынков, далеко не будучи прос-

то страшным порождением капиталистического предпринимательства,

была, по сути, результатом реализации желаний и потребностей рабочей

силы тейлористского, фордистского и дисциплинарного типа во всем ми-

ре. В этом отношении процессы формального подчинения предвосхитили

и довели до зрелого состояния реальное подчинение не потому, что пос-

леднее было их порождением (во что, похоже, верил сам Маркс), а потому,

что в формальном подчинении были заложены условия для освобождения

и борьбы, которую только реальное подчинение и могло контролировать.

Активность наделенных желанием субъектов подстегивала ход этого про-

цесса и явственно показывала, что пути назад уже не было. В ответ на эти

действия и в господствующих, и в зависимых странах должна была быть

установлена новая форма контроля —для того, чтобы управлять тем, что

более не поддавалось контролю средствами дисциплинарной системы.