ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

Как раз в то время, когда пролетариат, казалось бы, исчезает с мировой

арены, он становится главным действующим лицом труда. Это утверж-

дение в действительности не столь парадоксально, как это может пока-

заться. То, что действительно исчезло, так это господствующее положе-

ние промышленного рабочего класса, который, при этом, не исчез и даже не

уменьшился количественно —он просто утратил свое лидирующее поло-

жение и переместился географически. Мы, однако, понимаем под ≪пролета-

риатом≫ не только промышленный рабочий класс, но и включаем сюда всех

тех, кто находится в зависимом положении, подвергается эксплуатации

и трудится под властью капитала. С этой точки зрения по мере того,

как капитал распространяет на весь мир сферу своих производственных

отношений, все формы труда оказываются пролетаризованными. В любом

обществе, повсюду в мире пролетариат во все большей мере становится

олицетворением общественного труда.

Маркс описывал процесс пролетаризации с точки зрения первоначаль-

ного накопления —накопления исходного или предварительного, необхо-

димого для возникновения капиталистического производства и воспроиз-

водства. Необходимо не только накопление богатства или собственнос-

ти, но и общественное накопление, то есть появление капиталистов и

пролетариев. Следовательно, необходимые для этого исторические условия

включают прежде всего отделение непосредственного производителя от

средств производства. Для Маркса было достаточно описать английский

пример подобной социальной трансформации, поскольку Англия представ-

ляла собой ≪высшую точку≫ капиталистического развития того време-

ни. В Англии, поясняет Маркс, пролетаризация была совершена сначала за

счет огораживаний общинных земель и вытеснения крестьян с их наделов,

а затем —за счет жестокого преследования бродяжничества. Таким обра-

зом, английские крестьяне были ≪освобождены≫ от всех средств к сущест-

вованию и согнаны в новые фабричные города, подготовлены к наемной ра-

боте и дисциплине капиталистического производства. Главная движущая

сила образования класса капиталистов, наоборот, лежала вне Англии, ее

составляла торговля, —а, по существу, завоевательные войны, работор-

говля и колониальная система. ≪Сокровища, добытые за пределами Европы

посредством прямого грабежа, порабощения туземцев, убийств, —пи-

сал Маркс, —притекали в метрополию и тут обращались в капитал≫*.

Небывалый приток богатства превосходил возможности старых фео-

дальных производственных отношений. Английские капиталисты пришли

к идее создания нового режима управления, который мог бы эксплуатиро-

вать эти новые богатства.

Однако было бы ошибкой считать английский опыт появления пролета-

риата и капиталистов показательным для всех других случаев. В течение

последних трех столетий, когда капиталистические отношения в произ-

водстве и воспроизводстве распространились по всему миру, хотя перво-

начальное накопление и включало всегда отделение непосредственного про-

изводителя от средств производства, таким образом создавая классы про-

летариев и капиталистов, процесс социальной трансформации тем не

менее неизменно носил уникальный характер. В каждом отдельном случае

предшествовавшие общественные и производственные отношения были

различными, разным был процесс перехода, и даже сами формы складывав-

шихся капиталистических производственных отношений и, в особеннос-

ти, отношений воспроизводства различались в соответствии со специфи-

ческими культурными и историческими отличиями.

Несмотря на эти важные различия, представляется целесообразным

сгруппировать все известные эпохе современности варианты первона-

чального накопления в соответствии с двумя общими моделями, которые

отражают взаимоотношения между богатством и господством, внутрен-

ним и внешним факторами. Во всех случаях первоначальное накопление

капитала требует нового сочетания богатства и господства. Для пер-

вой модели, которую Маркс описал применительно к Англии и которая в

общих чертах подходит для Европы в целом, характерно то, что богат-

ства, необходимые для первоначального накопления, попадают в стра-

ну извне (из колоний), а господство выступает результатом внутренне-

го развития (благодаря эволюции производственных отношений в Англии

и в Европе в целом). В соответствии со второй моделью, которая харак-

теризует большинство процессов первоначального накопления, протекав-

ших в период современности за пределами Европы, ситуация меняется зер-

кальным образом, так, что новые богатства появляются внутри страны,

а господство приходит извне (как правило, в виде европейского капитала).

Перестановка мест богатств и господства, внутреннего и внешнего фак-

торов в этих двух моделях приводят к целому ряду различий в экономи-

ческих, политических и социальных структурах капитала во всем мире.

Многие из таких различий, вытекающих из существования двух указан-

ных моделей, были адекватно описаны представителями теории экономи-

ческой отсталости в терминах центральных и периферийных капита-

листических структур2.

С выходом за пределы современности, с переходом к постсовременнос-

ти процесс первоначального накопления на самом деле продолжается.

Первоначальное накопление —не такой процесс, который совершается

один раз и затем существует как данность; скорее, капиталистические

производственные отношения и общественные классы должны воспроизво-

диться непрерывно. Изменилась модель, или способ первоначального накоп-

ления. Прежде всего, сочетание внешних и внутренних факторов, определя-

ющее две модели первоначального накопления эпохи современности, посте-

пенно становится иным. Еще более важным было изменение природы труда

и аккумулировавшихся богатств. В наши дни накапливаемое обществен-

ное богатство носит все более аматериальный характер; оно включает

социальные отношения, инфраструктуру, информацию и эмоциональные

связи между людьми. Соответственно и общественный труд становит-

ся все более аматериальным по своей природе; он одновременно производит

и воспроизводит абсолютно все стороны общественной жизни. В то время

как образ пролетариата становится главным образом труда, предмет его

труда также приобретает всеобщий характер. Общественный труд по-

рождает саму жизнь.

Следует подчеркнуть ведущую роль, которую сегодня играет накопление

информации в процессе первоначального накопления и еще большего обоб-

ществления производства. С появлением новой информационной эконо-

мики для того, чтобы имело место капиталистическое производство, не-

обходимо определенное накопление информации. Информация несет через

свои каналы распространения и богатство, и управление производством,

разрушая ранее существовавшие представления о внутреннем и внешнем

пространствах, а также уменьшая роль временного фактора, прежде оп-

ределявшего первоначальное накопление. Другими словами, информаци-

онное накопление (как и первоначальное накопление, проанализированное

Марксом) разрушает или, по крайней мере, деформирует ранее существо-

вавшие производственные отношения, но (в отличие от первоначального

накопления Маркса) оно немедленно интегрирует производственные про-

цессы, протекающие в его собственных каналах распространения, и обес-

печивает в различных областях общественного производства высочайшую

степень производительности. Временная последовательность развития,

таким образом, предельно сжимается, поскольку все общество стремится

быть интегрированным тем или иным образом в сетевую структуру ин-

формационного производства. Информационные сети изменяются в сто-

рону одновременности общественного производства. Поэтому революция

информационного накопления требует гигантского скачка в сторону боль-

шего обобществления производства. Это увеличившееся обобществление,

наряду с уменьшением социального пространства и значения временного

фактора, является процессом, который, без сомнения, приносит капиталу

возросшую производительность, но в то же время обозначает преодоление

эры господства капитала и становление нового способа производства.