ДВА, ТРИ, МНОГО ВЬЕТНАМОВ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

В конце 1960-х гг. международная система капиталистического произ-

водства находилась в кризисе1. Капиталистический кризис, как учит нас

Маркс, —это ситуация, в которой происходит обесценение капитала, вы-

нуждающее проводить глубокую реорганизацию производственных отно-

шений в результате понижающего давления пролетариата на норму при-

были. Другими словами, капиталистический кризис не является просто

результатом внутреннего развития капитала, но вызван непосредствен-

но столкновением с пролетариатом2. Такое марксистское понимание кри-

зиса позволяет пролить свет на наиболее важные черты кризиса 1960-х гг.

Падение нормы прибыли и крушение отношений господства в этот пери-

од могут быть лучше всего поняты, если рассматривать их как результат

пересечения и слияния выступлений пролетариата и различных сил ан-

тикапиталистической направленности против мировой системы капита-

лизма.

В ведущих капиталистических странах в этот период наблюдались чрез-

вычайно интенсивные выступления рабочих, направленные в первую оче-

редь против дисциплинарного режима капиталистического труда. Эти вы-

ступления выражались прежде всего в общем отказе от работы и особенно

в отказе работать на фабриках. Они были направлены против эффектив-

ности труда и любой модели развития, основанной на повышении произ-

водительности фабричного труда. Отрицание дисциплинарного режима

I;. ! и утверждение сферы свободы от работы стали определяющими чертами

| ' новой формы коллективного поведения и новой жизненной установки3.

Во-вторых, эти выступления способствовали разрушению капиталиста-

ческих разделений на рынке труда. Три основные характеристики рынка

труда —разделение социальных групп (по классовой, расовой, этничес-

кой или половой принадлежности), подвижность рынка рабочей силы (со-

циальная мобильность, развитие сферы услуг, новые отношения между

прямым и непрямым производительным трудом и т. д.) и иерархическая

структура рынка абстрактного труда, —все они оказались под угрозой из-

за растущих жесткости и общности требований рабочих. Возросшее обоб-

ществление капитала также привело к росту социальной однородности

пролетариата. Его окрепший голос выразил общее требование гарантиро-

ванной социальной заработной платы и очень высокого уровня благосо-

стояния4. В-третьих, наконец, наступление рабочих было направлено не-

посредственно против капиталистического господства. Отказ работать и

социальная однородность пролетариата соединились в лобовой атаке на

принудительную организацию общественного производства и дисципли-

нарного механизма господства. Это наступление рабочих было абсолютно

политическим —даже когда многие массовые выступления, в особенное-

ти молодежные, казались явно аполитичными, —в той мере, в которой оно

подвергало опасности и наносило удар по важнейшим политическим цен-

трам экономической организации капитала.

Крестьянские и пролетарские выступления в зависимых странах так-

же вынуждали реформировать местные и международные политические

структуры. Десятки примеров революционной борьбы —от Китайской ре-

волюции 1949 г. до войны во Вьетнаме и от Кубинской революции вплоть

до многочисленных освободительных движений в Латинской Америке,

Африке и арабском мире —вывели на первый план требование проле-

тариата о повышении заработной платы, которое различные социалис-

тические и (или) националистические реформистские режимы вынужде-

ны были удовлетворить и которое немедленно дестабилизировало миро-

вую экономическую систему. Идеология модернизации, даже в тех случаях,

когда она не означала ≪развитие≫, породила новые устремления, выходив-

шие за рамки установившихся отношений производства и воспроизводс-

тва. Неожиданный рост цен на сырье, электроэнергию и некоторые ви-

ды сельскохозяйственной продукции в 1960-х и 1970-х гг. явился симпто-

мом наличия этих новых устремлений и растущего давления пролетариата

на уровень заработной платы. Последствия этих революционных выступ-

лений имели не только количественное выражение, но также определяли

качественно новое явление, характеризовавшее интенсивность кризиса.

В течение более чем ста лет практика империализма ставила все формы

производства во всем мире под контроль капитала, и эта тенденция толь-

ко усилилась в переходный период. Эта тенденция также с необходимос-

тью создала потенциальное, или виртуальное, единство мирового проле-

тариата. Это виртуальное единство никогда не реализовалось полностью

как политическое единство в мировом масштабе, но тем не менее оно име-

ло значимые последствия. Иными словами, в данном случае нам представ-

ляются наиболее важными не редкие примеры осуществленного на прак-

тике и осознанного объединения трудящихся, а объективное совпадение

революционных выступлений, которые накладывались одно на другое как

раз потому, что, несмотря на свои радикальные различия, все они были на-

правлены против мирового дисциплинарного капиталистического режи-

ма. Эта увеличивающаяся частота совпадений определила то, что мы назы-

ваем ≪накоплением революционных выступлений≫.

Это накопление подрывало традиционную стратегию капитала, который

долгое время опирался на иерархическую структуру международного раз-

деления труда с тем, чтобы заблокировать всякую попытку образования

достижения единства трудящихся в мировом масштабе. Уже в XIX веке,

когда европейский империализм еще. не потерпел сокрушительное пора-

жение, Энгельс сожалел о том, что английский пролетариат был постав-

лен в положение ≪рабочей аристократии≫, поскольку его интересы оказа-

лись более связанными с существованием системы британского империа-

лизма, чем с положением многочисленных трудящихся колоний. В период

заката империализма четкое международное разделение труда, безуслов-

но, оставалось, но преимущества, которые давал национальному рабоче-

му классу империализм, начали уменьшаться. Ставшие обычной практи-

кой, выступления пролетариата в зависимых странах сделали невозмож-

ной применение старой империалистической стратегии переноса кризиса

из метрополии на зависимые территории. Было более не реально опирать-

ся на давнишнюю тактику Сесиля Родса, заключавшуюся в том, чтобы из-

бегать опасностей внутренней классовой борьбы в Европе путем переноса

экономического давления на все еще мирные зависимые владения, управ-

лявшиеся при помощи жестоких, но эффективных методов. Пролетариат,

сформировавшийся на империалистической почве, был теперь сам ор-

ганизован, вооружен и опасен. Таким образом, существовала тенденция

к объединению мирового или многонационального пролетариата в од-

ном общем наступлении на дисциплинарный капиталистический режим5.

Сопротивление и почин пролетариата зависимых стран стали символом

и примером для пролетариата господствующих капиталистических госу-

дарств. В силу этого сближения выступления трудящихся во всем капи-

талистическом мире ознаменовали конец разделения на Первый и Третий

миры и возможность политической интеграции всего мирового пролета-

риата. Сближение этих выступлений вывело на международный уровень

вопрос о преобразовании кооперации трудящихся в революционную ор-

ганизацию и создании подлинного политического единства.

Объективное сближение и аккумулирование выступлений протеста сде-

лали оценку ситуации с точки зрения теории Третьего мира, которая рань-

ше могла приносить ограниченную пользу, абсолютно бессмысленной. В

нашем понимании этот подход основывается на признании того, что важ-

нейшее противоречие и антагонизм мировой капиталистической систе-

мы заключается в противостоянии капитала Первого мира и трудящихся

Третьего мира6. Возможность революции, таким образом, относится всеце-

ло к странам Третьего мира. Эта точка зрения прямо или косвенно выска-

зывалась во множестве теорий зависимости, экономической отсталости и

сторонниками ≪мир-системного≫ анализа7. Ограниченные преимущества

концепции Третьего мира заключались в ее противостоянии идее Первого

мира, евроцентристскому мнению о том, что нововведения и изменения

всегда исходили и могли исходить только из Европы или Америки. Однако

такое зеркальное противоположение одному ложному утверждению вело

лишь к другому, столь же ложному утверждению. Мы считаем концепцию

Третьего мира неадекватной, поскольку она игнорирует нововведения и

антагонизмы труда в Первом и Втором мирах. Более того, и это имеет на-

ибольшее значение для нас в данном случае, подобная концепция не учи-

тывает реальное сближение движений протеста по всему миру, как в гос-

подствующих, так и в зависимых странах.