3.4 ПОСТМОДЕРНИЗАЦИЯ, ИЛИ ИНФОРМАТИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

Постмодернизм не является понятием, кото-

рое можно определить раз и навсегда, а затем

использовать с чистой совестью. Это поня-

тие, если таковое вообще существует, прояс-

нится только в конце, а не б начале наших дис-

куссий о нем.

Фредерик Джеймисон

Хорошие новости из Вашингтона заключают-

ся в том, что все без исключения члены Конг-

ресса поддерживают идею создания информа-

ционной супермагистрали. Плохие же новости

заключаются в том, что никто понятия не

имеет, что это такое.

конгрессмен Эдвард Марки

В последнее время общим местом стало представление о том, что начиная

со Средних веков происходила последовательная смена экономических па-

радигм развития как смена трех исторических этапов, каждый из кото-

рых определяется господствующей отраслью экономики: первая парадиг-

ма, при которой основу экономики составляли сельское хозяйство и до-

быча полезных ископаемых, вторая, в рамках которой преимущественное

положение занимали промышленность и производство товаров народно-

го потребления, и третья, сегодняшняя парадигма, в которой предоставле-

ние услуг и управление информацией составляют основу экономическо-

го производства1. Таким образом, господствующее положение в экономи-

ке переходило от первичного к вторичному, а затем к третичному сектору

производства. Экономическая модернизация включает переход от первой

парадигмы ко второй, от преобладания сельского хозяйства к господству

промышленного производства. Модернизация означает индустриализа-

цию. Переход от второй парадигмы к третьей, от преобладания промыш-

ленности к преобладанию сферы услуг и информации, можно было бы на-

звать постмодернизацией или, лучше, информатизацией экономики.

Наиболее очевидное определение, признак перехода от одной парадиг-

мы к другой, выражается прежде всего в количественном плане, как в от-

ношении доли населения, занятого в каждой из этих производственных

сфер, так и в отношении доли общей стоимости, производимой разными

секторами производства. Изменения в статистике рабочей силы в ведущих

капиталистических странах в течение последнего столетия действитель-

: но указывают на решающие сдвиги2. Однако такой количественный взгляд

может привести к серьезному недопониманию этих экономических пара-

дигм. Количественные показатели не могут отразить как качественные из-

; менения в ходе постепенного перехода от одной парадигмы к другой, так и

; иерархическую взаимосвязь различных секторов экономики в рамках каж-

| дой парадигмы. В процессе модернизации и перехода к парадигме преоб-

j ладания промышленного производства происходило не только количес-

] твенное снижение показателей сельскохозяйственного производства (и

! числа занятых сельскохозяйственных рабочих, и доли в производимой

| общей стоимости), но также, что более важно, само сельскохозяйствен-

j ное производство видоизменялось. Когда оно оказалось под властью про-

! мышленности, даже еще оставаясь господствующим с точки зрения коли-

чественных показателей, сельскохозяйственное производство стало испы-

тывать социальное и финансовое давление со стороны промышленности,

и, более того, само оно приобрело промышленный характер. Конечно же,

сельское хозяйство не исчезло; оно осталось важной составляющей час-

тью промышленной экономики периода современности, но оно являлось

теперь видоизмененным сельским хозяйством, приобретшим промышлен-

ный характер.

Количественная оценка ситуации также не позволяет увидеть иерархи-

ческую взаимосвязь национальных или региональных экономик в миро-

| вой системе, что ведет ко всевозможным историческим ошибкам, к прове-

дению аналогий там, где их нет. Например, с точки зрения количественно-

го подхода можно рассматривать некоторые общества XX века, в которых

большая часть рабочей силы была занята в сельском хозяйстве или до-

бывающей промышленности и большая часть стоимости производилась

! именно в этих областях (как, например, в Индии или Нигерии), как анало-

! ,,; гичные обществам, существовавшим некогда в прошлом с такой же долей

| занятых и такой же частью стоимости, создаваемой в этих областях произ-

водства (Франция или Англия). Эта историческая иллюзия сводит анало-

I гию к временной последовательности так, что некая экономическая систе-

1 ма рассматривается как занимающая то же положение или стадию в общей

1 последовательности развития, что занимала другая в предшествующий

I ! период, как будто обе они развиваются по одному пути, двигаясь вслед

, друг другу. С качественной точки зрения, то есть исходя из их положе-

1 ния в мировой системе власти, экономики этих обществ абсолютно несо-

поставимы. В примере, относящемся к ранним этапам истории (Франция

или Великобритания в прошлом), сельское хозяйство было господствую-

щей сферой в экономике, а в примере из более поздних времен (Индия или

Нигерия в XX веке) —сферой, подчиненной промышленному производс-

тву в рамках мировой системы. Две экономические системы находятся не

на одном пути развития, а в абсолютно различных и даже противополож-

ных ситуациях —господства и подчинения. При столь различном с точки

зрения иерархии положении абсолютно разными являются и подавляю-

щее большинство экономических факторов —отношения обмена, соотно-

шение кредитных и долговых обязательств и т. д.3 Для того, чтобы рассмат-

риваемые экономики XX века заняли такое же положение, что и экономи-

ки Англии и Франции в прошлом, им пришлось бы изменить соотношение

сил и занять господствующее место в нынешней экономической системе,

как, например, в свое время сделала Европа в рамках средневековой эконо-

мики Средиземноморья. Иными словами, исторические изменения долж-

ны найти свое отражение в соотношении сил в экономической сфере.

иллюзии РАЗВИТИЯ

Дискурс экономического развития, внедренный в рамках американской

гегемонии в соответствии с моделью Нового курса в послевоенный пери-

од, использует подобные ложные исторические аналогии для обоснования

экономической политики. Этот дискурс предполагает, что экономичес-

кая история всех стран мира следует одному единственному пути разви-

тия, каждая в разное время и с разной скоростью. Страны, в которых уро-

вень производства в настоящее время отстает от ведущих государств и ко-

торые соответственно считаются развивающимися, при условии, что они

продолжат следовать по выбранному пути за развитыми государствами и

будут повторять их экономическую политику и стратегию, —со временем

достигнут такого же уровня (той же стадии) развития. Вместе с тем подоб-

ная теория развития не учитывает, что экономики так называемых разви-

тых стран определяются не только некими количественными характерис-

тиками или внутренней структурой, но и, что намного важнее, их господ-

ствующим положением в мировой системе.

Критика теории развития, исходящая от сторонников теорий экономи-

ческой отсталости и теорий зависимости, сформулированных в первую

очередь в контексте анализа ситуации в Латинской Америке и Африке в

1960-х гг., была полезна и важна как раз потому, что она подчеркивала, что

эволюция национальной или региональной экономической системы зави-

сит в значительной мере от места данной системы в иерархии и раскла-

де сил мировой системы капитализма4. Ведущие регионы продолжат свое

развитие, а зависимые сохранят свое отставание как взаимоподдержива-

ющие полюсы мирового баланса сил. Утверждение о том, что зависимые

экономики отстают, не означает, что они не изменяются или не растут; оно

означает, что они остаются в подчиненном положении в мировой системе

и, значит, никогда не достигнут обещанного им положения ведущих, раз-

витых экономик. В некоторых случаях отдельные страны или регионы мо-

гут оказаться способны изменить свое положение в мировой иерархии, но

суть в том, что, какую бы позицию ни занимали отдельные государства,

иерархическая взаимосвязь остается определяющим фактором5.

Однако сами сторонники теории экономической отсталости также при-

держиваются иллюзии экономического развития6. Схематично обобщая

их взгляды, заметим, что их логика основана на двух справедливых в исто-

рическом отношении утверждениях, но из них делается ошибочный вывод.

Во-первых, сторонники этой теории утверждают, что именно распростра-

нение колониальных режимов и (или) других форм империалистического

господства породило экономическое отставание зависимых экономик, ко-

торое было сохранено вследствие их интеграции в мировую систему веду-

щих капиталистических государств, частичного соединения с ними и вы-

текающей из этого реальной и остающейся актуальной в наши дни зави-

симости от них. Во-вторых, они утверждают, что сами ведущие экономики

первоначально создали свои полностью внутренне интегрированные и не-

зависимые структуры, будучи относительно изолированными друг от дру-

га, лишь ограниченно взаимодействуя с другими экономиками и испыты-

вая незначительное влияние мировых процессов7.

Однако из этих двух более или менее исторически приемлемых утверж-

дений они впоследствии делают необоснованный вывод: раз ведущие эко-

номики достигли предельной целостности в условиях относительной изо-

ляции, а отстающие стали расчлененными и зависимыми из-за своей ин-

теграции в мировую систему, то достижение последними относительной

изоляции обеспечит их развитие и достижение внутренней целостности.

| ' Иными словами, в качестве альтернативы ≪ложному развитию≫, которое

проповедуют экономисты ведущих капиталистических государств, сто-

ронники теории экономической отсталости предлагают ≪подлинное раз-

витие≫, предполагающее выход экономики из системы связей, ставящих ее

в положение зависимости, и относительно изолированное развитие как ав-

тономной экономической структуры. Поскольку именно так развивались

t , господствующие ныне экономики, это, вероятно, и есть верный путь к пре-

одолению экономической отсталости. Однако данный силлогизм требует

признать, что законы экономического развития могут преодолеть разли-

чия исторического пути государств.

Альтернативное представление о развитии основывается парадоксаль-

ным образом на историческом заблуждении, являющемся принципиаль-

ным для господствующей теории развития, против которой оно направле-

но. Тенденции развития мирового рынка должны отвергнуть любое пред-

ставление о том, что какая-нибудь страна или регион могут изолировать

или отделить себя от глобальных сетей власти с тем, чтобы воссоздать ус-

ловия прошлого и развиваться так, как некогда развивались ведущие капи-

талистические страны. Даже господствующие государства сегодня зависят

от мировой системы; взаимодействия в рамках мирового рынка привели к

возрастающей утрате целостности экономик всех стран. Более того, любая

попытка изоляции или отделения приведет только к установлению более

жестокой формы господства глобальной системы, бессилию и нищете.