ПИРАМИДА МИРОВОГО УСТРОЙСТВА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

На первый взгляд и с точки зрения эмпирического наблюдения рамки но-

вого мирового устройства представляются неорганизованным и даже хао-

тическим сочетанием контролирующих и представительных организаций.

Эти элементы глобального устройства рассредоточены в широком спект-

ре институтов (в национальных государствах, в объединениях государств

и во всевозможных международных организациях); они делятся по своим

функциям и содержанию (политические и финансовые структуры, органы

здравоохранения и образования), и все они вовлечены в различные сфе-

! I | ры производственной деятельности. Однако при более внимательном рас-

I! j, смотрении эта беспорядочная группа организаций имеет определенные

111 точки соприкосновения. В большей степени, чем элементы прямого управ-

Г ления, некие общие матрицы разграничивают накладывающиеся друг на

:: | друга области в общем беспорядке всемирной правовой системы и поли-

тической жизни. Анализируя конфигурацию власти в глобальном масш-

1 табе, ее различные формы и органы, мы ясно различаем пирамидальную

структуру, состоящую из трех последовательно расширяющихся ярусов,

, I каждый из которых делится, в свою очередь, на несколько уровней.

|, | На вершине пирамиды находится единственная сверхдержава, США,

>j i удерживающая гегемонию в использовании силы в глобальном мас-

l j штабе, —сверхдержава, которая может действовать самостоятельно, но

i] | предпочитает выступать совместно с другими государствами в рамках

I j Организации Объединенных Наций. Этот уникальный статус был обретен

| ' Америкой с окончанием холодной войны и был впервые подтвержден ею

, в ходе войны в Персидском заливе. На втором уровне, составляющем все

еще первый ярус постепенно расширяющейся пирамиды, несколько наци-

! ональных государств контролируют важнейшие рычаги мировой финан-

•совой системы и имеют, таким образом, возможность управлять процес-

j j сами глобального обмена. Эти государства объединены в ряд организа-

ций —Большая Семерка (G7), Парижский и Лондонский клубы, Давосский

экономический форум и т. д. Наконец, на третьем уровне первого яруса на-

ходятся разнородные объединения (с участием примерно того же круга го-

сударств, что доминируют в военной и финансовой областях), обладающие

властью в вопросах культуры и биополитики в глобальном масштабе.

Ниже первого и главного яруса единой системы мирового господства

располагается второй ярус, власть в котором не собрана воедино, а распре-

деляется по всему миру и упор делается не столько на организационное

единство, сколько на согласованность действий. Структура этого яруса оп-

ределяется в основном сетевыми структурами, созданными транснацио-

нальными корпорациями на мировом рынке: это сети движения капита-

ла, технологий, миграций населения и т. п. Эти производственные структу-

1' 'i ры, формирующие и питающие рынки, пронизывают весь мир благодаря

защите и гарантиям со стороны центральной власти, составляющей пер-

, , вый уровень глобальной системы. Если воспользоваться свойственным

1 эпохе Просвещения представлением о том, что ощущения возникают в

тот момент, когда к лицу неодушевленной статуи подносится роза, то мож-

но сказать, что транснациональные корпорации наполняют жизнью жес-

ткую структуру центральной власти. В самом деле, посредством перерас-

пределения в глобальном масштабе капитала, технологий, товаров и насе-

ления транснациональные гиганты создают развитые сети коммуникации

и обеспечивают удовлетворение потребностей. Единственный и неоспо-

Г.

римый центр управления миром тем самым сочленяется с транснацио-

нальными корпорациями и организацией рынков. Мировой рынок одно-

временно и унифицирует те или иные территории, и делает их различны-

ми, изменяя географию земного шара. На втором ярусе, на уровне, часто

подчиненном власти транснациональных корпораций, располагается ос-

новная масса суверенных национальных государств, объединенных в ре-

гиональные организации по территориальному признаку. Эти государства

выполняют различные функции, такие как политическое опосредование с

оглядкой на интересы ведущих мировых держав, хозяйственная деятель-

ность с учетом интересов транснациональных корпораций и перераспре-

деление доходов в соответствии с биополитическими потребностями на

своей ограниченной территории. Национальные государства являются

своеобразными фильтрами в системе мирового обращения; через них как

через регуляторы распространяется мировое господство, иными словами,

они контролируют и регулируют перемещение богатств к центру мировой

власти и в обратном направлении, а также насаждают дисциплину среди

собственного населения, насколько это еще возможно.

Третий, наиболее широкий ярус пирамиды состоит из различных групп,

представляющих интересы населения в системе мировой власти. Массы не

могут быть включены в ее структуру напрямую, но должны пройти че-

рез своего рода фильтры, созданные механизмами представительства.

Какие же группы или организации выполняют функцию сдерживания

и/или легитимации, свойственную народному представительству, в миро-

вой структуре власти? Кто представляет Народ в системе мирового уст-

ройства? Или, что еще важнее, какие силы и процессы превращают массы

в Народ, который затем может быть представлен в системе мирового ус-

тройства? Во многих случаях эту роль принимают на себя национальные

государства, особенно когда речь идет о зависимых или малых государ-

ствах. Например, в рамках Генеральной Ассамблеи ООН малые государ-

ства, численно составляющие большинство, но по своему влиянию являю-

щиеся абсолютным меньшинством, выступают, по крайней мере, как сим-

волический противовес и одновременно средство легитимации политики

ведущих держав. В этом смысле все население мира представлено на засе-

даниях Генеральной Ассамблеи и на всех остальных общемировых фору-

мах. Таким образом, поскольку сами национальные государства (как бо-

лее или менее демократические, так и авторитарные) выступают как выра-

зители воли Народа, их представительство в глобальном масштабе может

претендовать лишь на опосредованное выражение воли народа через два

уровня: государство представляет Народ, который, в свою очередь, пред-

ставляет массы.

Однако не только национальные государства формируют и представля-

ют Народ в новой глобальной системе. На третьем ярусе пирамиды Народ

 (в глобальном масштабе) более четко и непосредственно представлен не

правительствами, а целым рядом организаций, являющихся хотя бы отно-

сительно независимыми от государства и капитала. Нередко эти организа-

ции рассматриваются как части глобального гражданского общества, обле-

кающие потребности и желания масс в формы, способные быть представ-

ленными в функционирующей системе глобальной власти. В этом новом

образовании глобального масштаба можно по-прежнему найти традици-

онные компоненты гражданского общества, такие как средства массовой

информации и религиозные институты. Средства массовой информации

в течение длительного времени называют себя голосом и даже совестью

Народа в противовес государственной власти и частным интересам капи-

тала. Они рассматриваются как дополнительный элемент системы сдержек

и противовесов действиям правительства, предлагая объективный и неза-

висимый взгляд на все, что Народ хочет или должен знать. Однако уже дав-

но очевидно, что на самом деле СМИ часто не так уж независимы, с одной

стороны, от капитала и, с другой —от государства7. Религиозные органи-

зации имеют еще более давнюю историю в качестве неправительственных

институтов, представляющих Народ. Рост религиозного фундаментализма

(как исламского, так и христианского) в той мере, в которой он выражает

интересы Народа в противовес государству, должен, вероятно, рассматри-

ваться как один из компонентов нового глобального гражданского обще-

ства, однако когда религиозные организации выступают против государ-

ства, они сами нередко становятся государствами.

i Новейшая и, пожалуй, ведущая сила глобального гражданского об-

щества представлена неправительственными организациями (НПО)Ш.

, | Термин ≪неправительственные организации≫ не получил строгого опреде-

j,j ления. В данном случае под НПО мы понимаем всякую организацию, пре-

ф тендующую на то, что она представляет Народ и действует в его интере-

,| [' сах, функционирующую при этом отдельно от (а часто и направленную

против) государственных структур. Многие исследователи рассматрива-

ют НПО как синоним ≪организаций народа≫, поскольку интересы народа

определяются как отличные от интересов государства8. Эти организации

действуют на местном, национальном и наднациональном уровнях. Таким

I образом, термин НПО объединяет чрезвычайно широкий круг разнород-

I ных организаций: в начале 1990-х гг. в мире насчитывалось более i8ooo не-

н'< правительственных организаций. Некоторые из них играют традицион-

1 ную роль профсоюзов (как, например, Ассоциация женщин-предпринима-

телей г. Ахмедабада, Индия); другие наследуют миссионерской традиции

религиозных сект (Организация католической помощи); а третьи стремят-

ся выражать интересы групп населения, не представленных государством

(Всемирный Совет аборигенных народов). Было бы абсолютно бесполез-

ным пытаться охарактеризовать деятельность всех этих многочисленных

и разных по своей природе организаций с помощью одного единственно-

го определения9.

Некоторые критики утверждают, что поскольку НПО независимы от

государственной власти и часто находятся с ней в конфликте, их деятель-

ность соответствует неолиберальной модели мирового капитала и служит

ей. Они заявляют, что в то время, как капитал посягает на властные пол-

номочия государства сверху, НПО делают то же самое, действуя на основе

≪параллельной стратегии≫ ≪снизу≫, и представляют собой ≪общественное

лицо≫ неолиберализма10. То, что действия многих НПО способствуют про-

движению неолиберального проекта мирового капитала, действительно

справедливо, но следует подчеркнуть, что это не относится к деятельнос-

ти всех НПО. Тот факт, что эти организации являются неправительствен-

ными или даже находятся в оппозиции к властям, сам по себе не сближает

их с интересами капитала. Существует много способов оставаться вне го-

сударственной структуры и находиться к ней в оппозиции, и неолибераль-

ная модель является лишь одним из них.

Для нашего анализа и в контексте Империи наибольший интерес имеет

последняя из перечисленных нами форм НПО —та, что представляет на-

именее защищенные слои населения, которые не могут представлять себя

сами. Такие НПО, которые часто называются в более широком плане гума-

нитарными организациями, являются, на самом деле, одним из самых вли-

ятельных и заметных элементов нового мирового порядка. Их функция за-

ключается не в защите частных интересов какой-либо ограниченной груп-

пы, а в том, чтобы напрямую представлять интересы, общие для людей во

всем мире. Организации, борющиеся за права человека (≪Международная

Амнистия≫ и ≪Америкас Уотч≫), группы сторонников мира (≪Свидетель

Мира≫ и ≪Шанти Сена≫), а также организации, занимающиеся оказанием

медицинской помощи и борьбой с голодом (≪Оксфам≫ и ≪Врачи без гра-

ниц≫), —все они защищают человеческую жизнь от пыток, голода, убийств,

незаконного содержания под стражей и политических расправ. Их поли-

тическая деятельность основана на универсальном моральном принци-

пе —страдающие имеют право на жизнь. В этом отношении, может быть,

не совсем верно говорить, что эти НПО выражают интересы тех, кто не в

состоянии сам себя представлять (воюющие народы, голодающее населе-

ние и т. п.), или что они выражают интересы Народа всего мира как еди-

ного целого. Они идут гораздо дальше. Они выражают жизненную силу,

составляющую основу Народа, и, таким образом, эти НПО превращают

политику в решение вопроса об основах жизни, о жизни во всей ее всеоб-

щности. Эти НПО пронизывают всю почву биовласти; они являются тон-

чайшими каналами сегодняшней сетевой структуры управления, иначе го-

воря (пользуясь предложенной нами метафорой), они являются широким

основанием мировой пирамиды. На этом широком, наиболее общем уров-

не деятельность НПО совпадает с действиями Империи ≪по ту сторону по-

литики≫, в области биовласти, отвечая на запросы самой жизни.