ГИБРИДНОЕ УСТРОЙСТВО

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

Однако Империя, возникающая в наши дни, не является возвратом к ан-

тичной модели Полибия, даже в ее негативной, ≪неправильной≫ форме. Се-

годняшняя ситуация может быть лучше понята в терминах постмодерни-

зации, то есть эволюции, выводящей по ту сторону либеральной модели

смешанного устройства, созданной в период современности. Система юри-

дической формализации, механизм конституционных гарантий и общая

структура равновесия трансформируются в соответствии с двумя основ-

ными направлениями перехода от современности к постсовременности.

Первое направление трансформации затрагивает природу смешанно-

го характера государственного устройства —происходит переход от мо-

дели смешения самостоятельных социальных общностей или функций,

характерной для античности и современности, к процессу смешения,

гибридизации функций управления текущей ситуацией. Процессы реаль-

ного подчинения —подчинения труда капиталу и поглощения всего ми-

ра Империей —вынуждают различные ипостаси власти уничтожить про-

странственное измерение и преодолеть некоторую дистанцию, которые

определяли ранее их взаимоотношения, и соединяют эти ипостаси в но-

вых, гибридных формах. Такое изменение пространственных взаимоотно-

шений преобразует и сами процессы осуществления власти. Прежде всего,

имперская монархия эпохи постмодернизации правит единым мировым

рынком, и, таким образом, она призвана гарантировать обращение това-

ров, технологий и рабочей силы —обеспечивать на деле общее функци-

онирование рынка. Однако процесс глобализации монархической власти

имеет смысл, только если рассматривать его как цепь процессов гибриди-

зации монархии с другими формами власти. Имперская монархия не пре-

бывает в каком-то одном, поддающемся обособлению центре —у нашей

постсовременной Империи нет своего Рима. Само монархическое начало

в его социальном воплощении многообразно и пространственно рассре-

доточено. Процесс гибридизации предстает еще более четко на примере

развития ≪аристократической функции≫, в особенности, развития сете-

вой производственной структуры и рынков. В действительности, арис-

тократическая функция сложным образом переплетается с монархичес-

кой функцией. В условиях постмодернизации перед аристократией стоит

задача не только установить вертикальные связи между центром и пери-

ферией для производства и реализации товаров, но также постоянно сво-

дить друг с другом огромное число производителей и потребителей, как

на рынках, так и вне их. Первоначально остававшиеся несколько в сторо-

не взаимоотношения между производством и потреблением становятся

все важнее по мере того, как выпуск продукции все больше определяет-

ся сферой аматериальных услуг, производимых в сетевых структурах. На

этом этапе гибридизация становится основным и определяющим элемен-

том формирования циклов производства и обращения16. Наконец, демок-

ратические функции в Империи определяются той же цепью монархичес-

ких и аристократических гибридизаций, в определенной мере изменяя их

взаимоотношения и рождая новые отношения силы. На всех трех уровнях,

монархическом, аристократическом и демократическом, все то, что ранее

рассматривалось как смешанное, являясь на самом деле органическим со-

единением функций, которые при этом оставались независимыми и четко

отличающимися друг от друга, в наши дни тяготеет к гибридизации самих

этих функций. Таким образом, можно определить это первое направление

трансформации государственной власти как переход от смешанного к гиб-

ридному устройству.

Второе направление структурной трансформации, характеризующееся

как новым качеством самого общественного устройства, так и изменени-

ем его теоретической составляющей, проявляется в том, что на нынешнем

этапе господство во все более значительной мере осуществляется над тем-

поральными измерениями общества, а значит, над его субъективным изме-

рением. Необходимо понять, каким образом монархический элемент вы-

ступает и как единое мировое правительство, контролирующее обращение

благ, и как механизм организации коллективного общественного труда, со-

здающий условия его воспроизводства17. Аристократический элемент ус-

танавливает свою иерархическую власть и функции управления трансна-

циональной системой производства и обращения не только при помощи

традиционных финансовых инструментов, но в большей степени за счет

средств и динамики кооперации самих общественных сил. Процессы со-

циальной кооперации конституируются именно в рамках аристократичес-

кой функции. Наконец, хотя и монархическая, и аристократическая фун-

кции опираются на субъективное и производственное измерения нового

гибридного устройства, ключевую роль в происходящей трансформации

играет демократический элемент, который в своем нынешнем темпораль-

ном измерении вынужден в конечном счете обращаться к массам. Вместе

с тем, не следует забывать о том, что в новой Империи изменяется смысл

понятия ≪демократия≫, в рамках которого массы оказываются подчинены

гибким и изменяющимся аппаратам контроля. Именно здесь, в сфере уп-

равления происходит важнейший качественный скачок: переход от дис-

циплинарной парадигмы к парадигме контроля18. Власть осуществляется

непосредственно над поведением производящих и кооперирующих субъ-

11! j ектов; различные институты создаются и постоянно видоизменяются в со-

1 ответствии с ритмом этого поведения; топография власти больше не связа-

j i I на с пространственными отношениями, а определяется, в первую очередь,

j | темпоральными перемещениями субъектов. В данном случае мы вновь

j сталкиваемся с а-локальностью власти, о которой мы писали ранее, ког-

i > да рассматривали вопросы суверенитета. А-локальность —это пространс-

' тво, где находят осуществление гибридные контрольные функции импер-

ской системы.

В этой имперской а-локальности, в гибридном пространстве, созданном

! \ процессом конституирования, наблюдается постоянное и ничем не огра-

j 'j ничейное движение субъектов. Наша проблематика в данном случае ос-

' тается, в целом, той же, что и применительно к смешанному устройству,

••, но она также интенсивно дополняется различными перестановками, мо-

j j 11 дуляциями и гибридизациями, являющимися частью перехода к постсов-

ременности. В этом пространстве приобретает определенную форму вос-

| !•хождение от социального к политическому и юридическому, всегда состав-

;!,' ляющее сущность всякого конститутивного процесса; здесь возникают

взаимоотношения социальных и политических сил, требующих в этом

процессе формального признания, и, наконец, здесь различные функции

1' (монархическая, аристократическая и демократическая) выступают мерой

силы формирующих их субъектов, пытаясь заполучить контроль над отде-

льными фазами процесса их становления.