НОВАЯ СЕГМЕНТАЦИЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

Общее выравнивание или сглаживание социального пространства, как в

отношении угасания гражданского общества, так и с точки зрения стира-

ния национальных границ, не подразумевают исчезновения социального

неравенства и сегментации. Напротив, они становятся в значительной сте-

пени более жесткими, но принимают при этом иную форму. Можно ска-

зать, что центр и периферия, Север и Юг более не определяют сущность

международного порядка, смещаясь ближе друг к другу. Для Империи ха-

рактерно тесное сосуществование совершенно разных типов населения,

рождающее ситуацию постоянной социальной угрозы и требующее на-

личия мощных аппаратов общества контроля, способных обеспечить раз-

деление и гарантировать управление новой структурой социального про-

странства.

Особенности городской архитектуры в мировых мегаполисах иллюст-

рируют один из аспектов этой новой сегментации. Где разрыв между бо-

гатством и бедностью увеличился, а физическое расстояние между богаты-

ми и бедными, наоборот, сократилось, как это произошло в таких мировых

центрах, как Лос-Анджелес, Сан-Паулу и Сингапур, там требуется прини-

мать действенные меры для разделения. Лос-Анджелес, вероятно, является

лидером в том, что Майк Дэвис называет ≪крепостной архитектурой≫, ког-

да не только частные дома, но и деловые центры, а также правительствен-

ные здания располагают открытым и доступным пространством внутри

за счет создания закрытого и непроницаемого внешнего периметра12. Эта

тенденция в проектировании городов и архитектуре выразила в конкрет-

ной, осязаемой форме то, что мы назвали ранее исчезновением внешне-

го или разрушением публичного пространства, ранее служившего местом

свободного и незапрограммированного заранее социального взаимодей-

ствия.

Этот анализ архитектурных тенденций является только кратким вступ-

лением к проблематике нового разделения и сегментации, происходящих в

обществе. Новые разделительные линии в наибольшей степени определя-

ются политикой в сфере трудовых отношений. Компьютерная и информа-

ционная революция, позволившая соединить в режиме реального времени

различные группы рабочей силы по всему миру, привела к ожесточенной

и неограниченной конкуренции между работниками. Информационные

технологии были использованы для того, чтобы ослабить структурное со-

противление рабочей силы, как с точки зрения устойчивости системы за-

11 . работной платы, так и в отношении культурных и географических разли-

|| | чий. Таким образом, капитал смог навязать рабочей силе темпоральную

| ; гибкость и пространственную мобильность. Следует со всей определен-

j ' ностью сказать, что процесс ослабления сопротивления и стойкости ра-

бочей силы стал в высшей степени политическим процессом, направлен-

| ным на достижение формы управления, обеспечивающей максимизацию

j | , экономической прибыли. Вот где теория имперского административного

, И| действия становится для нас основной.

[ ;,! Имперская политика в области трудовых отношений направлена, в пер-

! \ вую очередь, на снижение стоимости труда. Это по сути напоминает про-

'i1 цесс первоначального накопления, процесс повторной пролетаризации

| !(• масс. Регулирование продолжительности рабочего дня, являвшееся под-

линной основой социалистической политики последних двух столетий,

было полностью уничтожено. Рабочий день в наши дни часто продолжа-

ется двенадцать, четырнадцать, шестнадцать часов, без выходных и отпус-

ков; к работе в равной степени привлекаются мужчины, женщины и де-

ти, а также старики и инвалиды. У Империи найдется работа для каждого!

Чем менее регулируемым является режим эксплуатации, тем больше появ-

ij i ляется работы. На этой основе рождается новая сегментация рабочих мест.

'; ; Она определяется (говоря экономическим языком) различными уровнями

Ь| производительности, но для описания сути перемен достаточно сказать,

i , что работы становится больше, а заработная плата снижается. Подобно то-

! му, как бич Божий проходит по обществу (так Гегель описал введение вар-

варских законов Аттилой, вождем гуннов), новые нормы производитель-

ности дифференцируют и сегментируют рабочую силу. В мире по-прежне^

му есть регионы, где нищета способствует воспроизводству рабочей силы

с минимальными затратами, в крупных городах по прежнему есть районы,

где различия в потреблении заставляют бедняков продавать свой труд за-

дешево, подчиняясь еще более жестокому, чем раньше, режиму капиталис-

тической эксплуатации.

Движение финансовых потоков в той или иной мере подчинено тем же

утверждаемым в глобальном масштабе правилам, что и гибкая организа-

ция рабочей силы. С одной стороны, спекулятивный и финансовый капи-

тал стремится туда, где стоимость рабочей силы является наименьшей, а

административное давление, гарантирующее возможность ее эксплуата-

ции, —наибольшим. С другой стороны, страны, в которых сохраняются

жесткие структуры организации труда, препятствующие ее полной гиб-

кости и мобильности, подвергаются наказанию, мучениям и, в конце кон-

цов, уничтожаются мировыми финансовыми механизмами. Фондовый

рынок падает, когда уровень безработицы снижается, то есть фактически

когда число рабочих, которые не являются абсолютно мобильными и го-

товыми к любым изменениям, растет. То же самое происходит, когда соци-

альная политика в том или ином государстве не в полной мере соответс-

твует имперской установке на гибкость и мобильность —или лучше ска-

зать, когда отдельные элементы государства благосостояния сохраняются

как свидетельство стойкости национального государства. Финансовая по-

литика обеспечивает проведение в жизнь сегментации, диктуемой поли-

тикой в сфере трудовых отношений

Страх перед насилием, бедность и безработица являются, в конечном

счете, главной силой, устанавливающей и поддерживающей эту новую сег-

ментацию. В основе различных новых форм сегментации лежит полити-

ка коммуникации. Как мы отмечали выше, сутью информации, передаю-

щейся посредством системы коммуникаций, является страх. Постоянный

страх нищеты и боязнь будущего заставляют бедных бороться за получе-

ние работы и поддерживают разногласия в среде мирового пролетариата.

Страх является важнейшим залогом новой сегментации общества.