Перепроверка данных по Африке

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

Вернемся теперь к эмпирической реальности современной независи-

мой Африки, увиденной в свете этого теоретического отступления.

Независимая Чёрная Африка в настоящее время состоит из ряда на-

циональных государств, являющихся членами ООН. Но почти ни одно

из них не может рассматриваться как национальное сообщество в том

смысле, что оно обладало бы относительно независимой и централи-

зованной политикой, экономикой и культурой. Все эти государства

являются частью мировой социальной системы, и большая часть из

них интегрирована в различные экономические имперские структуры-

Их общие экономические данные принципиально схожи. Большинст-

во населения трудится на земле и производит одновременно и про-

дукцию на мировой рынок, и питание необходимое для самообеспе-

чения. Большая его часть является рабочими, получают ли они зара-

ботанную плату от владельцев земли, или же работают на себя в си-

туации, когда им необходимо зарабатывать наличные (относясь к зем-

леделию как к экономической альтернативе всех остальных видов

труда по найму). Другие заняты как рабочие в городских зонах, зачас-

тую встраиваясь в те или иные модели сезонной миграции.

В каждой из этих стран существует класс бюрократов, которые по

большей части работают на правительство. Они являются образован-

ными людьми, и стремятся преобразовать некоторую часть своего

благосостояния в собственность. В каждом случае определенные

группы (одна или более) обладают непропорциональным представи-

тельством в бюрократическом классе, тогда как другие непропорцио-

нально представлены в прослойке городских рабочих. Почти во всех

странах проживает группа Белых, которые обладают высоким соци-

альным статусом и работают как технические специалисты. Их пре-

стиж едва ли изменился по сравнению с временами колониального

господства. Высокий рейтинг Белых отражает позицию этих стран в

миро-экономике, внутри которой африканские страны являются ≪про-

летарскими нациями≫, испытывающими на себе все последствия ≪не-

равного обмена"39.

Степень политической автономии, представленная формальным

суверенитетом, позволила местным элитам или группам, ими сформи-

рованным, попытаться подняться по шкале мировой экономической

системы благодаря стремительному развертыванию образовательных

программ в своих странах. Но что в пределах миро-системы эффек-

тивно для индивидов, является совершенно неэффективным для кол-

лективов. Функционирование миро-системы не обеспечивает доста-

точного количества рабочих мест на национальном уровне. Это за-

ставляет элитные группы вырабатывать критерии, которые бы дали

им возможность вознаграждать одних своих представителей и отвер-

гать других. Особенности линий размежевания довольно произвольны

и переменчивы в деталях. В некоторых регионах разделение проходит

по этносам, в других - по религиям, в-третьих - даже по ≪расам≫, но в

большинстве случаев - по имплицитному совмещению всех трех.

Эти противоречия в отношениях между статусными группами -

малоэффективное и саморазрушительное выражение классовых раз-

очарований. Это - ежедневные реалии политической и социальной

жизни современной Африки. Журналисты, чьи представления о ходе!

событий в общем, ближе к народному пониманию вещей, чем соцноД

логическому, в своих текстах о Чёрной Африке склонны трактовать

это явление как ≪трайбализм≫. Племенные, то есть этнические, кон-

фликты - вещи очень реальные, как о том красноречиво свидетельст-

вуют гражданские войны в Судане и в Нигерии. Эти конфликты име-

ют этнические в том смысле, что для всех участников их возникнове-

ние объясняется только в этнических (или сопоставимых статусно-

групповых) категориях; более того, сами они выказывают твердую

приверженность к этносам.

Тем не менее за этнической ≪реальностью≫ проступает классовый

конфликт. Я бы выразил это четким и эмпирически проверяемым ут-

верждением (не то, чтобы его уже проверяли на практике, конечно):

если классовые различия, которые соответствуют (или совпадают) с

различиями статусных групп, начнут вследствие изменения социаль-

ных обстоятельств исчезать, то исчезнут и конфликты между статус-

ными группами (дабы, вне всякого сомнения, быть замененными на

новые).

Узы статусной группы настолько сильно и глубоко затрагивают

человека, что классовым узам, по всей видимости, трудно проявиться

иначе как в кризисные моменты, но эти также статусно-групповые

привязанности и более скоротечны с точки зрения аналитика. Если

общество начинает ≪объединяться≫ этнически, то антагонизмы клас-

сов не ослабевают, - совсем наоборот. Одна из функции установления

связей внутри статусных групп - это скрытие реальности классовых

различий. Однако в той мере, в какой классовые различия или част-

ные антагонизмы стихают и исчезают, равно стихают и исчезают ан-

тагонизмы (если не различия, но и различия тоже) между статусными

группами.

Полезность понятия расы

Если в Черной Африке говорят об ≪этническом≫ конфликт, то в Со-

единенных Штатах или Южной Африке - о ≪расовом≫ конфликте.

Есть ли какой-нибудь смысл сохранять это особое слово, ≪раса≫, для

описания тех статусных группирований, которые характерны для од-

них стран, но не встречаются в других (например, для государств

Чбрной Африки)? - Если бы мы рассматривали всякий национальный

случай как отдельный и логически несвязанный с другими - то нет,

поскольку в каждой из этих стран этой цели служит статусная стра-

тификация.

Но национальные случаи не являются отдельными и логически

друг с другом несвязанными вещами. Они являются частью мировой

системы. Социальный статус и престиж внутри национальной систе-

мы не может быть отделен от социального статуса и ранга в порядке

миро-системе, как мы то уже подчеркивали, отмечая роль белых им-

мигрантов из Европы в сегодняшней Чёрной Африке. Существуют как

интернациональные, так и национальные статусные группы. И когда

мы используем слово ≪раса≫, мы в сущности имеем в виду интерна-

циональную статусную группу. В современном мире существует фун-

даментальное разделение Белых и не-Белых (конечно же при этом

имеется целый ряд разновидностей не-Белых, и подразделение их на

категории различается по времени и по региону. Одно из них прово-

дится по принципу цвета кожи, но на деле оно вовсе не является пре-

имущественным. Чаще подразделение проводится в соответствии с

континентальной принадлежностью, хотя арабы зачастую настаивает

на своей особости в этом отношении).

В плане этой международной дихотомии цвет кожи особо и не

причем. Обозначение ≪Белый≫ и ≪не-Белый≫ мало имеют отношения

к цвету кожи. ≪А кто такой Черный? Прежде всего, какого цвета он?

- спрашивал Жан Жене. И когда Африканцы в большинстве своем

отрицают, что конфликт между северо-суданскими Арабами с более

светлой кожей и чернокожими нилотами южного Судана - это расо-

вый конфликт, это вовсе не лицемерие. Они закрепляют слово ≪расо-

вый≫ за обозначением особого типа международной социальной на-

пряженности. Это не означает, что конфликт в Судане не является

реальным и не выражается в терминах статусной группы, вовсе нет.

Но этот конфликт, с формальной стороны схожий с конфликтом меж-

ду черными и белыми в США или между африканцами и европейцами

в Южной Африке, в политическом плане совершенно от них отлича-

ется. Политическое различие состоит в том значении, которое имеет

этот конфликт в миро-системе и для нее.

В современном мире раса - единственная международная статус-

ная категория. Она заняла место религии, которая играла эту роль, по

крайней мере начиная с VIII века нашей эры. В этой системе ранг, а не

сам цвет кожи, определяет принадлежность к статусной группе. Так, в

Тринидаде может появиться движение, называемое ≪Black power

("Чёрная сила≫), направленное на борьбу с правительством состоя-

щим полностью из чернокожих, на том основании, что оно действует

как союзних североамериканского империализма. Следуя той же ло-

гике, сепаратисты Квебека называют самих себя ≪белыми неграми≫ "*'

Северной Америки. Так, панафриканизм может распространяться на

белокожих арабов Северной Африки, но исключать белых африкане-

ров ЮАР. И потому же Кипр и Югославия могут приглашаться на

конференции трех континентов (Азия, Африка, Латинская Америка), а

Израиль и Япония - нет.

Как категория статусной группы раса является смутной коллек-

тивной репрезентацией международной классовой категории, то есть

наций пролетарских стран. Расизм тогда есть не что иное, как средст-

во поддерживать существующую международную социальную струк-

туру, а вовсе не неологизм, обозначающий расовую дискриминацию.

Не то чтобы это были два раздельных явления. Расизм несомненно

использует дискриминацию в качестве оружия тактического назначе-

ния - причем главного в этом отношении оружия. Но существует

множество случаев, где мы наблюдаем расизм без дискриминации в

собственном смысле этого слова. Возможно, кто знает, имеется и дис-

криминация без расизма, хотя представить это труднее. Важно уви-

деть, что эти два понятия относятся к действиям, предпринимаемым

на разных уровнях социальной организации: расизм относится к дей-

ствиям, предпринимаемым на мировой арене, дискриминация же - к

действиям, предпринимаемым внутри социальных организаций

меньшего масштаба.