3. РАСИЗМ И НАЦИОНАЛИЗМ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

Расистские организации чаще всего отказываются от именования себя

таковыми, настаивая на том, что они националистские и заявляя о

невозможности отождествления этих понятий. Что это - простая так-

тика маскировки, или же симптом страха перед словами, связанными

с расистской установкой? На самом деле дискурсы расы и нации ни-

когда не являются слишком отдаленными друг от друга, даже если их

близость и отрицается: так присутствие ≪иммигрантов≫ выдается за

причину ≪антифранцузского расизма≫. Сами изменения словарных

значений наводят на мысль, что по крайней мере в устоявшемся на-

циональном государстве националистические организации в некото-

рых политических движениях неизбежно оказываются расистскими.

По крайней мере часть историков ссылаются на это положение дел

как на аргумент в пользу того, что расизм - и как теоретический дис-

курс, и как массовый феномен - развивается ≪на почве национализ-

ма≫, повсеместного в нынешнюю эпоху1. Таким образом национализм /

представляется если не единственной причиной расизма, то во всяком • случае определяющим условием его возникновения. Также утвержда-

ется, что ≪экономические≫ (связывающие расизм с кризисными со-

стояниями) или ≪психологические≫ (связывающие его с амбивалент-

ностью ощущения персональной идентичности и принадлежности к

коллективу) объяснения оказываются уместными, поскольку они про-

ясняют предпосылки и последствия национализма.

Этот тезис, несомненно, подтверждает, что расизм не имеет ника-

кого отношения к существованию объективных биологических ≪рас≫ 2.

Он свидетельствует о том, что расизм - это исторический или куль-

турный продукт, и позволяет избежать двусмысленности ≪культура-

листских≫ объяснений, которые, со своей стороны, также стремятся

представить расизм своего рода инвариантом человеческой природы.

Преимущество этого тезиса в том, что он разрывает порочный круг

психологии расизма, замкнутый на исключительно психологических

объяснениях этого феномена. Наконец, этот тезис выполняет критиче-

скую функцию по отношению к стратегиям ≪эвфемизации≫, свойст-

венным другим историкам, слишком заботящимся о том, чтобы по-

местить расизм за пределы национализма как такового - как будто

можно определить национализм, не включая в него расистские дви-

жения и, следовательно, не прибегая к исследованию общественных

отношений, приводящих к расизму, которые нельзя отделить от со-

временного национализма (в частности, империализма)э . Тем не ме-

нее эти преимущества сами по себе еще не обеспечивают ни доказа-

тельства того, что расизм есть неизбежное следствие национализма,

ни a fortiori того, что если бы не существовало явного или латентного

расизма, национализм исторически был бы невозможен*. Сами эти

категории и связи между ними остаются расплывчатыми. Но не стоит

бояться задержки на исследовании причин, в силу которых любой

концептуальный ≪пуризм≫ оказывается здесь неэффективным.