6

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

С точки зрения микробиологии нет смысла считать индивида «природным целым». Индивид с этой точки зрения –агрегат, собранный из крупных микробиологических координирующих практик, сочетающихся с правовыми, моральными, социальными санкциями. Споры о клонировании показали, что идет борьба за приемлемые социо-природные практики. Если и можно клонировать человека, есть глубокие социальные и культурные колебания по поводу их бесконтрольного использования. Требования этики все еще обеспечивают суверенитет индивида-актора.

Интересна параллель с международными отношениями: суверенитет государства держался, пока доминирующие социальные и политические практики не пересекли границы государств. Сегодня эти практики на границах не останавливаются. Организм государства потерял часть прежней силы. Войны ведут не суверенные государства, а часто «дивидуальные» части государства, и этих «дивидуалов» (регионы) извне поддерживают глобальные державы. Параллели с «деконструкцией», ослаблением организма государства и деконструкцией (пост-) модерного индивида помогают нам в изучении социальных практик выйти за пределы частностей и увидеть новые, более широкие ландшафты.  В случае с микроорганизмами современная наука раскрыла оперативные действия человеческой клетки, ее деление на новые клетки, их воспроизводство. Эти действия нельзя понять в вакууме, так как они сложным образом связаны с лабораторными и коммуникативными практиками генной биологии. Социальные и природные практики трудно отделить от нашего видения природы и ее возможностей. Я не касаюсь философского вопроса о существовании деления клеток задолго до того, как глаз человека смог его видеть. Но социальные и коммуникативные действия, «открывшие» геном человека, важны: его сложное глобальное производство тысячами ученых, сотрудничающих во всем мире, создает новый мощный союз природы и общества с дальнейшими (неизвестными) последствиями.

Работы Б. Латура показали сложность отношений социальных и природных практик (а также возможности и трудности таких связей). Возникает завораживающий социологический вопрос, стимулирующий дальнейшую его разработку. Я, однако, не разделяю  стремление Латура (и других постмодернистов) имманентно критиковать конкретное и концентрироваться на «локальном». В этом плане Джон Юрри с бóльшим правом претендует на «новую социальную науку» [17]. Он обратился к обобщениям и комплексам – за пределами локального – как центр внимания той социальной науки, которая уже не ограничена только человеческим обществом, очерченным государством или отношениями государств. Глобальная экономика и глобальная культура сегодня переписали понятие социального, не ограничив его госграницами и традиционными формами солидарности. Современная биология также переписывает понятие социального, поскольку индивиды лишь поверхностные структуры гораздо более сложных генетических процессов, границы которых далеко за пределами отдельного тела. Гены – коллективные ресурсы большой силы влияния на здоровье людей и их желания. Капитал и политические практики сегодня борются за свои функции и права. Пока мы не знаем исхода этой великой битвы. Но понимать социальное лишь как со-членов общества или современников (А. Шютц) сегодня кажется ограниченностью. Социальное сегодня продукт возможностей прошлых в той же мере, что и будущих. Его границы серьезно меняются. Фактически современная биология переписала социальное в рамках более широкого время-пространственного горизонта. В этом свете характерна озабоченность Ч.С. Пейрса по поводу статуса индивида, выраженная более ста лет назад [8, p. 317]: «Индивид, поскольку его отдельное существование проявляется лишь в невежестве и ошибках, поскольку он нечто отличное от своих соплеменников, и, судя по тому, что он и они собой представляют, это лишь отрицание».