Глава 13. Диалектическая социология Жоржа Гурвича

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 

Во Франции после второй мировой войны сохраняются, хотя и не без пересмотра, основные течения, намеченные во французской социологии в прошлом веке. Так, Ж. Гурвич старался объединить и преодолеть схемы, основанные на марксизме. Занимавший противоположную позицию Р. Арон призывал вернуться к либеральной интеллектуальной традиции в науке. Две фигуры: Ж. Гурвич и Р. Арон олицетворяют два совершенно разных подхода в общественных науках в этот период.

Современные исследователи отмечают, что среди трех наиболее крупных российских социологов — эмигрантов первой волны (речь идет о П. А. Сорокине, Н. С. Тимашеве и Г. Д. Гурвиче) биография последнего меньше всего изучена [2]. Почти единственным источником сведений о Ж. Гурвиче, младшем из этого блестящего трио выпускников Петербургского университета, является опубликованная посмертно его небольшая мемуарная статья «Мой интеллектуальный путь» [13].