1. ВВЕДЕНИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

На протяжении последних десятилетий социологи и этнологи значительное внимание уделяют изучению этнической самоидентификации и идентичности. В теоретических построениях, лежащих в основе данного исследования, автор исходит из того, что этническая самоидентификация - это, с одной стороны, маркер, указывающий, на принадлежность человека к определенной этнической группе, а с другой стороны, процесс отождествления себя с этой группой. В настоящей работе этническая самоидентификация рассматривается лишь в своем первом значении, что соответствует подходу бристольской школы психологии к данному понятию [21]. Этническая идентичность включает в себя весь набор представлений человека о своем этносе, а также чувства и намерения, связанные с этими представлениями. Этническая самоидентификация входит в этническую идентичность и является ее ядром. Смена этнической самоидентификации ведет к перемене этнической идентичности даже в том случае, если какие-то прежние ее компоненты остались неизменными.

Главные вопросы, рассматриваемые в данной работе:

1. Существуют ли различия в моделях изменения этнической самоидентификации у разных этнических групп?

2. Существуют ли различия в этнической самоидентификации у людей этнически смешанного и несмешанного происхождения?** В качестве объектов исследования взяты представители нескольких крупных этнических меньшинств (украинцы, белорусы и евреи), а также люди смешанного происхождения, проживавшие в Петербурге/Ленинграде в начале 1990-х гг.

Изучение изменения этнической идентичности и этнической самоидентификации, как ее составляющей, и в СССР, и за рубежом началось после второй мировой войны. В Советском Союзе начало этому процессу положили, прежде всего, исследования П. И. Кушнера [11, c. 69]. Его последователи изучали связь этнической идентичности с этнически смешанной брачностью [4; 5; 10; 14; 17; 18]. Авторы, принадлежащие к отечественной этнологической школе, преимущественно рассматривают, каким образом самосознание*** людей смешанного и несмешанного происхождения соотносится с этническими процессами, протекающими в различных регионах бывшего СССР.

*Первоначальная версия данной работы была защищена автором в качестве тезисов на соискание степени магистра искусств в Университете Техаса в Остине. Автор выражает благодарность Марине Коган за помощь в проведении опроса в Петербурге, а профессорам Университета Техаса Кристоферу Эллисону и Синтии Бакли, а также Тимоти О’Кифу за помощь и ценные комментарии при подготовке текста тезисов.

**Конечно, о смешанном или несмешанном происхождении респондентов можно говорить лишь условно. Общепризнано, что все этнические группы Европы на протяжении нескольких тысячелетий формировались благодаря смешению с другими группами

***Сопоставление работ советских этнологов и англоязычных авторов, принадлежащих к бристольской школе, показывает, что русскому термину “этническое самосознание в узком смысле” соответствует английский “этническая самоидентификация” (ethnic self-identification), а русскому “этническое самосознание в широком смысле” - английский “этническая идентичность” (ethnic identity).

В англоязычной науке традиции изучения этнической идентичности восходят к работам Э. Эриксона 1940-х - 1950-х гг. [37, p. 5-29]. Впоследствии проблематика, связанная с этнической идентичностью привлекала внимание многих исследователей, прежде всего американских. Однако вопрос о закономерностях этнической самоидентификации среди людей смешанного и несмешанного происхождения до недавнего времени выпадал из поля зрения большинства западных специалистов [26; 27; 28; 29; 38].

1990-е гг. в США ознаменовались появлением нескольких новаторских работ по этнической проблематике. М. Уотерс провела интервьюирование среди прихожан двух католических приходов, населенных преимущественно белыми американцами. Отличительной чертой исследовательского подхода М. Уотерс является использование прямого вопроса для определения самоидентификации респондентов вместо использования индексов, основанных на измерении нескольких разных аспектов этнической идентичности, как это принято среди большинства западных социологов. Уотерс заимствовала вопрос о происхождении респондентов от той или иной группы предков из переписей населения США. Выяснилось, что ее респонденты в основном указывали на свое немецкое, польское, итальянское и другое европейское происхождение, либо идентифицировались с несколькими европейскими группами одновременно [36].

Совместное исследование результатов американской переписи населения 1980 г., авторами которого являются С. Либерсон и М. Уотерс, подтвердило некоторые предыдущие результаты, полученные Уотерс. Авторы также сделали необычный для американских социологов смелый вывод о том, что в Соединенных Штатах происходит формирование новой этнической группы - американцев [34]! Это совпало с результатами проведенного Р. Альбой опроса на северо-востоке США, главная находка которого - обнаружение постепенного исчезновения этнических различий среди белых американцев и формирование новой этнической группы - европео-американцев (European Americans). Альба также обсуждает влияние ряда факторов на этническую идентичность белых американцев. Поколение проживания в США и смешанные браки - важнейшие из этих факторов. Альба считает, что представители каждого последующего поколения в этнической группе сохраняют меньше этноспецифических признаков, чем поколение их родителей. Сходный процесс происходит в этнических смешанных семьях: люди, рожденные в таких семьях, имеют меньше этноспецифических черт, чем люди, рожденные в несмешанных семьях [22].

Данная работа в определенном смысле близка к подходу Уотерс и Альбы. Вместе с тем, автор сосредоточивается в основном на сравнении этнической самоидентификации у людей смешанного и несмешанного происхождения. Особенность подхода автора, по сравнению с принятым в советской и пост-советской социальной науке, - использование лого-линейного анализа, одного из новых методов, разработанных западными учеными. Еще одной отличительной чертой данного проекта является то, что он изучает людей смешанного и несмешанного происхождения в контексте русского города Петербурга, социальная среда которого существенно отличается от той, что описана западными социологами благодаря их работе в Западной Европе и Америке. В результате проделанной работы автор утверждает, что длительное проживание этнических меньшинств среди русского населения Петербурга и браки между представителями меньшинств и русскими ведут к росту ассимиляции членов меньшинства с русским большинством населения. Изменение прежней этнической самоидентификации в пользу русской этнической самоидентификации является отражением этого ассимиляционного процесса.