Читая нарративы

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 

Нарративы рассчитаны на то, что те, кто их читает, имеют достаточный запас информации, который и позволяет им понимать, что происходит. Если читатель не знает, что такое овца, что такое шерсть, что значит хозяин и хозяйка, то вышеупомянутый стишок про овечку будет для него бессмыслицей. Истории, адресованные маленьким детям, как правило, имеют очень простой сюжет, достаточный для знакомства с животными или другими вещами и для того, чтобы научить детей обращаться с ними. По мере развития ребенка и увеличения его запасов информации читаемые им рассказы предъявляют все большие требования к его информированности. Писатели, пишущие для взрослых, рассчитывают на то, что мы понимаем или, по крайней мере, способны понять то, о чем они пишут.

Роль читателя

Теоретики, изучающие восприятие и реакцию читателя, отмечают, что текст требует от читателя восприятия того, что написано "между строк", и предполагают, что разные люди прочтут в этом случае разные вещи. Не найдется и двух людей, которые прочитают один текст одинаково. Замечу, однако, что разные люди, прочитавшие, например, “Мальтийский орден”, вероятно вынесли из этого чтения также много общего. Дональд Макклоски [McCloskey] заметил следующее: “Писатель-фантаст уподобляется ученому, когда приглашает читателя к чтению между строк; ...что отличает хорошего рассказчика и хорошего ученого от плохого, так это чувство смысла”'. В этом он прав, поскольку ни одно художественное произведение не может рассказать обо всем. Писатель выбирает лишь некоторые вещи, о которых он может поведать, считая, что читатели дополнят то, что они прочтут, пользуясь своим собственным багажом знаний.

Макклоски ссылается на Вольфганга Изера [Iser], одного из признанных авторитетов в области теории восприятия, говоря, что именно то, что пропущено в явно тривиальных сценах и диалогах, стимулирует читателя к заполнению пустоты при помощи собственного воображения. "Постоянные формы жизни", о которых говорит Вирджиния Вулф, не описываются на печатных страницах, они образуются из взаимодействия читателя и текста. В соответствии с представлениями Изера текст полон пробелов, которые читатель заполняет по мере чтения подобно тому, как читатель комиксов восстанавливает непрерывность между картинками.

Изер различает два полюса, ...объясняя различие между ними следующим образом: “Литературный труд имеет две стороны, которые могут быть названы художественной и эстетической; художественная относится к тому, что создано автором, а эстетическая - к эстетической реализации, достигаемой читателем. Из этой полярности следует, что литературная ра-

McCloskey, D.N. 'Storytelling in Economies', in Nash, C. (ed.) Narrative in Culture, London: Routlege, 1990, p. 19

бота не может быть полностью идентична тексту или реализации текста, а фактически должна лежать где-то посередине между этими двумя полюсами. Произведение - это больше чем текст, текст должен быть реализован, более того, реализация никоим образом не может быть независимой от позиции читателя, хотя позиция читателя может зависеть от разновидности текста”.'

Философ Беркли сказал: “Быть - значит быть воспринятым”. Чтение текста в этом смысле аналогично акту восприятия; именно чтение делает текст существующим, и этот акт творения в высокой степени индивидуален. .. .С этой точки зрения читатели текстов (под читателями я понимаю и тех, кто смотрит телевидение или фильмы, участвует в видеоиграх и т.д.) играют более важную роль, чем это предполагается другими теориями. Однако теории, предполагающие реакцию читателя, сталкиваются с некоторыми проблемами, связанными с такими характеристиками читателей, как социальный класс или гендер. Кроме того, внутренняя реакция людей на то, что они читают или видят может не иметь ничего общего с такими вещами, как социально-экономический класс или образованность, но может быть напрямую связанна с эмоциональным или физическим состоянием. Также может быть, что, несмотря на различия между нами в прочтении текстов, то общее, что мы находим в текстах, значит больше, чем различия в восприятии, связанные с разным уровнем образованности, культурным кодированием и т.д.

Место нарратчвов в медиа

Позвольте мне предложить модель, которая помещает нарративы и в целом все разновидности текстов в более масштабный контекст... Тексты создаются отдельными людьми (или группами людей в тех случаях, когда становится необходимой кооперация, например, в киноиндустрии или телевидении) и рассчитаны на ту или иную аудиторию. Тексты обращаются к аудитории через определенный медиум: устную речь, радио, печать, телевидение, кино, Интернет и т.д. Все это имеет место в определенном обществе. (Многие произведения, однако, становятся действительно популярными в самых разных обществах. Некоторые комиксы или романы переведены на множество языков, а кинофильмы и телевизионные программы часто имеют аудиторию во многих странах.)

Таким образом, существует пять узловых точек, участвующих в процессе передачи текстов (табл. 2). Все эти узловые точки связаны друг с другом: мы можем рассматривать любой из этих пяти элементов в отдельности или же какое-либо их сочетание.

Таблица 2. фокальные точки анализа медиа

Тексты, которые нас интересуют, - это нарративы, и в первую очередь нас интересует, как они работают, как они воздействуют на людей (аудиторию) и общество. Однако мы не можем исключить из рассмотрения ни один из пяти вышеназванных элементов, мы также должны учитывать связи этих элементов друг с другом. Например, медиум, посредством которого работает художник, сильно влияет на создаваемый им или ею текст и на то, как аудитория реагирует на этот текст. Разумеется, есть огромная разница между просмотром фильма в кинотеатре, показанном на большом экране и озвученном мощной аудиосистемой, и просмотром того же фильма на 19-дюймовом экране телевизора с 3-дюймовыми колонками.

Имеется еще один момент, который мы должны осознать: многие явления, которые не рассматриваются нами в качестве нарративных текстов, фактически являются таковыми или, по крайней мере, содержат сильный нарративный компонент. Если разговоры о болезнях, ...любовные истории и рассуждения по поводу психотерапии можно представить как нарративы, то это значит, что все вышеописанные явления имеют определенные характеристики и следуют определенным правилам, которые характерны для того, что обычно называется нарративом, - для таких текстов, как сказки, пьесы, рассказы, романы, фильмы и песни.