Рациональность a priori и рациональность a posteriori

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 

Определение рациональности также меняется в постмодерном направлении. Здесь рассматривается действие, рациональное действие и рациональность "средства-цели". Именно последняя рассматривается как практически исключенная из повседневной жизни.

Основной тезис гласит: в нашей повседневной жизни мы очень редко действуем рационально. Конечно, та типизация, с помощью которой мы образуем окружающий мир, это своего рода рационализация, но никак не "целерациональность". Только осмысляя прошлое, мы можем говорить о том, что нами были использованы средства, соответствующие поставленной цели. Рациональность такого типа никогда не касается одного единственного действия, а всегда только "системы рациональных действий". Существует действие как бы "по плану", но смысл действия основывается на рефлексии предшествующей деятельности, а это еще не означает реальной возможности выбирать способ достижения поставленной цели. Парадоксально, но воображение субъекта использует в качестве объекта не ход действия в его продолжительности, а действие "якобы совершенное", а поэтому доступное рефлексивному взгляду.

В концепции рефлексивности немаловажная роль принадлежит этнометодологии, с ее эффектом слияния процесса рефлексии реальности с самой реальностью. Настоящая "компетентность" - это ретроспективное определение уже принятых решений; адекватность не ищется, она "накладывается". Выстраивается концепция рационализации как реконструирования порядка. Пример можно проиллюстрировать концепцией Гоффмана: устанавливать правила для "актера" означает находить оправдания и рационализировать то, что уже совершенно.