Мораль и практика

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 

Проблема морали всегда рассматривается в корреляции с динамикой развития человечества. Проблема морали - это всегда проблема выбора. Выбор не является полностью свободным, чаще всего это альтернатива инструментальная или ценностная; она или зависит от критерия значимости, в свою очередь зависящего от уровня знаний, или автоматически изменяется в соответствии с требованиями повседневной практики. В этом случае есть два варианта решения проблемы морали: с одной стороны, сведение смысла морального к смыслу когнитивному, с другой стороны, его трансформация в смысл практический, более всего схожий с правилами выживания.

В социологии постмодерна мораль теряет какой бы то ни было драматический акцент: ценности составляют часть символического багажа определений реальности, моральный порядок совпадает с общим смыслом, с коммуникативными практиками, которые его конституируют и определяют; правила же возникают во время "спектакля, представления", эти правила подлежат свободному обсуждению, о них можно договориться.

Шюц и Лукман рассматривают мораль в контексте коммуникации, в отношениях "лицом к лицу". В повседневной жизни всегда есть место множественности точек зрения, которые, тем не менее, не препятствуют движению вперед, никоим образом не нарушают коммуникативный процесс. Два понятия: практичность и значимость, теперь определяют индивидуальный выбор, этот некий когнитивно-практический коктейль, отчасти детерминированный биографией, отчасти воссозданный рефлексивно, вносящий рациональность в совершенный уже выбор. С такой точки зрения, ценности не отличаются по сути от "определений реальности", оформленных в символические универсумы, от социального багажа знаний легитимизированных, и потому имеющих принудительную силу. В повседневной жизни мораль совпадает с "повседневным знанием", с практиками, которые его составляют.

Для Гоффмана театр повседневности существует настолько, насколько мы верим в моральный мир. Однако в силу своего "актерства" индивиды заинтересованы не столько в проблеме морали, сколько в том, чтобы создать убедительное впечатление. Кроме того, необходимо различать "этику", которая управляет "субстанциальными правилами и выражениями" и "этикет", управляющий "церемониальными правилами и выражениям". При этом социальный контроль не может быть ничем иным как "искусством контролировать впечатления".

В концепции Гидденса метафора театра заменяется метафорой рынка. В рыночном взаимодействии определяются моральные значения и правила, и эта двойная структурация порождает дисбаланс. При этом ввиду вероятности бесконфликтного решения нормативная адекватность теряет Драматичность.