Планирование и повседневная жизнь

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 

Современная социология стоит на пороге смешения всех уровней анализа, которые классическая социология привыкла разделять: онтологии и эпистемиологии, онтологии и этики.

Внимание к аспектам повседневности со стороны социологии - это не только переоценка знания о "повседневности", "повседневном знании", но и переоценка "идеального типа" действия: появляются категории действия "спонтанного", "рутинного", незапланированного, не ставящего своей целью "изменить "мир". В классической социологии действие было "спроектировано" на базе знаний субъекта, вписано в систему "цель-средства".

В социологии коммуникации действие как категория не исчезает. Оно совпадает с предполагаемым "проектом", но такой проект действия - это скорее рефлексия уже совершенного, в некотором роде научная рационализация. Согласно Гарфинкелю, действие - синоним повседневной практики индивидов. Для Гоффмана действие - это способность выдержать напряжение ситуации, адекватно "ответить на вызов", умение производить впечатление. Согласно Гидденсу, действие - это интерактивная практика структурирования смысловых значений, обсуждение правил и иерархических отношений.

Объект теории действия - это всегда проект действия, действие в какой-то мере растянутое во времени, переход из настоящего в будущее, совершаемый субъектом в соответствии с поставленной целью, стремление "изменить ход вещей". Объект теории коммуникации - "спектакль повседневной жизни", самопрезентация, динамика, подчиняющаяся правилам интеракции, созданным самими же участниками взаимодействия.

Действие в классической социологии ориентировано не столько на настоящее, сколько на будущее; оно предсказуемо, ограничено обстоятельствами и временем. В коммуникации же действующий субъект, "актер" -обязательный элемент коммуникативного процесса, которым ограничивается его поле зрения. Коммуникативный процесс - это вся реальность, которой он располагает, источник "моральности", предстающей в готовом виде в повседневной практике, "моральности", не несущей драматичности и не апеллирующей к его (субъекта) ответственности. Субъект еще упоминается, но он не является более объектом социологии, точно так же, как таким объектом не являются ни социальная система, ни действие. Объектом теории коммуникации становятся "социальные практики", моменты взаимодействия, дискурсы, общение, в котором невозможно или практически бесполезно выделять главные действующие лица.

Социология постмодерна стремится осветить те сферы повседневной жизни, которые были в тени классической социологии. Остается, однако, вопрос, удастся ли социологии постмодерна в свою очередь охватить всю реальность; достаточно ли тех представлений о реальности, которые она

использует для составления целостной картины. Это проблема, с одной стороны, теоретическая, а с другой - этико-практическая. Вопрос в том, чтобы понять, действительно ли "человек постмодерна" живет без заранее определенного плана? С другой стороны, возможно ли в этом случае социальное выживание?

С теоретической точки зрения прежде всего нужно оценить адекватность коммуникативного подхода реальному состоянию современного общества. Можно много критиковать коммуникативный подход, говоря, что он стремится свести всю социологию к теории коммуникации. Но по сравнению с теорией действия теория коммуникации имеет одно преимущество - она не декларирует себя в качестве всеохватывающей теории. Вероятно, когда ее амбиции в познании повседневной жизни и интерактивных микропроцессов будут исчерпаны, социология коммуникации уступит место другим, интегративным подходам,