Полемика в рамках конструкционизма

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 

Критика Вулгара и Полач вызвала в среде конструкционистов оживленную полемику2. Предметом обсуждения стали аналитические допущения, лежащие в основании этого подхода. Какие допущения относительно объективного социального мира свойственны этому подходу? Следует ли избегать всех допущений такого рода, или некоторые из них вполне приемлемы? Каковы последствия использования различных допущений? Конструкционисты по-разному отвечали на эти вопросы.

На одном полюсе находятся те, кого можно назвать строгими конструкционистами. Они утверждают, что при анализе социальных проблем следует избегать каких-либо допущений об объективной реальности. Согласно их точке зрения, конструкционисты должны изучать взгляды тех, кто выдвигает утверждения-требования, определяет политику, а также взгляды других членов общества. Реальные социальные условия не имеют значения; значение имеет только то, что говорят члены общества об этих условиях. Строгие конструкционисты сосредоточиваются на выдвижении утверждений-требований; предполагается, что они не оценивают верность утверждений-требований.

Вследствие того, что строгие конструкционисты принимают феноменологическую точку зрения, они, по существу, оспаривают способность аналитика выносить суждения относительно социальных условий. Феноменологическая социология утверждает, что наше знание о мире является

социальной конструкцией. Это относится не только к выдвигаемым членами общества утверждениям-требованиям в отношении социальных вопросов, но также и к самому конструкционистскому анализу утверждений-требований. С этой точки зрения, социолог не обладает какой-либо привилегией; он всего лишь один из тех, кто стремится понять окружающий мир. Утверждая что-либо о социальных условиях, он становится еще одним участником процесса выдвижения утверждений-требований. Строгие конструкционисты, следовательно, не интересуются согласованием конструкционистских и объективистских теорий, поскольку считают предметом исследования социальных проблем утверждения-требования, выдвигаемые членами общества, а не валидность этих утверждений. С другой стороны, строгие конструкционисты ставят в несомненную заслугу Булгару и Полач их критику и стремятся избегать любых (даже скрытых) допущений об объективной реальности.

На другом полюсе находятся те социологи, которые считают конструкционизм синонимом фальсифицирования (debunking). С конструкционистской точки зрения, основное различие проводится между социальными условиями и утверждениями-требованиями относительно этих условий; утверждения-требования выдвигаются относительно предполагаемых условий, которые могут существовать, а могут и не существовать. Социологи, желающие указать на ошибочные или неверные утверждения-требования, время от времени описывают их как "социально конструируемые". Эта трактовка приравнивает социальную конструкцию к ошибке и игнорирует то, что все утверждения-требования (равно как и любое другое знание вообще) социально конструируются. Фальсифицирование предполагает, что аналитик знает подлинную природу объективной реальности. Это наиболее грубая форма конструкционизма. В сущности, строгие конструкционисты сказали бы, что фальсифицирование не следует считать формой конструкционизма, это - объективистская социология, поскольку сосредоточивается на реальной природе социальных условий, а не на процессе выдвижения утверждений-требований.

Существует ли нечто среднее между феноменологической и фальсификационной версиями конструкционизма? Представляется, что первая ограничивает аналитика, который должен избегать любых допущений о социальных условиях, тогда как вторая утрачивает видение утверждений-требований как фокуса анализа социальных проблем.

Фактически множество (возможно большинство) конструкционистских исследований, как представляется, осуществляется между этими полюсами, соответствуя тому, что может быть названо контекстуальным конструкционизмом1. Контекстуальные конструкционисты сохраняют сосредо-

' Раскол между строгим и контекстуальным консгрукционизмом заметен даже в основополагающих теоретических работах этого направления. Так, М.Спектор и Дж.Китсьюз занимают строго конструкционистскую позицию, тогда как Г.Блумер и

точенность на процессе выдвижения утверждений-требований и, тем не менее, признают возможным существование некоторых допущений о социальных условиях - именно тех, против которых выступали Вулгар и Полач. Однако контекстуальные аналитики утверждают, что такие допущения позволяют разместить утверждения-требования в их социальном контексте. При исследовании ряда вопросов этот контекст может не играть особой роли: изучение риторики утверждений-требований не связано с необходимостью рассмотрения верности утверждений-требований или реальной природы социальных условий, относительно которых выдвигаются утверждения-требования. Тем не менее, знание социальных условий может помочь объяснить, почему возникают определенные утверждения-требования.

Предположим, мы исследуем кампанию против "растущей уличной преступности". Чем могут объясняться эти утверждения-требования? Строгий конструкционист может отметить, что те, кто выдвигает утверждения-требования, ссылаются на более высокий уровень преступности или растущее чувство страха. Однако он будет рассматривать эти ссылки как часть утверждений-требований, не делая каких-либо допущений о том, что уровень преступности или страх перед преступностью действительно возросли. Контекстуальный конструкционист, напротив, может принять во внимание данные официальной статистики или обследований, измеряющих страх перед преступностью, даже если те, кто выдвигал утверждения-требования, никогда не обращались к статистике или обследованиям. Предположим, например, что те, кто выдвигает утверждения-требования, начинают кампанию против растущей преступности тогда, когда уровень преступности не повышается. Контекстуальный конструкционист может отметить это расхождение между утверждениями-требованиями и другой информацией о социальных условиях.

В этом заключается ключевое различие между строгими и контекстуальными конструкционистами. Очевидно, всякое утверждение о социальных условиях является социальной конструкцией. Утверждение-требование, согласно которому преступность (или страх перед преступностью) растет, является всего лишь утверждением-требованием. Но использование названия "утверждение-требование" по отношению к высказыванию не дискредитирует его. Контекстуальные конструкционисты утверждают, что всякое утверждение-требование можно оценить. Эта оценка может быть основана на различного рода данных, таких, как данные официальной криминальной статистики или опросов общественного мнения, которые в свою очередь являются социальными конструкциями - продуктами организационной практики департаментов полиции, служб, проводящих опросы общественного мнения, и т.д. Строгие конструкционисты час-

Дж.Гасфилд проявляют контекстуально конструкционистскую готовность делать допущения относительно объективных социальных условий.

то утверждают, что нельзя объяснять один набор утверждений-требований (например, утверждения-требования относительно "уличной преступности") другим (например, статистическими данными о росте преступности). Однако контекстуальные конструкционисты допускают с разумной долей уверенности, что они могут обладать знанием социальных условий. Они признают социально конструируемую природу уровней преступности и другой информации о социальных условиях, но допускают, что такая информация может быть использована для описания (пусть несовершенного) того контекста, в котором происходит выдвижение утверждений-требований.

С точки зрения строгих конструкционистов, подобные допущения ведут аналитика к объективизму. Они отмечают, что аналитик не может оценивать утверждения-требования, не предполагая, что он знает больше, чем тот, кто их выдвигает. Строгие конструкционисты подвергают сомнению основания такого предположения. Если все знание социально сконструировано, то каким образом контекстуальный аналитик может заявлять об особом понимании социальных условий, понимании более высокого порядка?

Контекстуальные конструкционисты по-разному используют знание социальных условий. В дополнение к использованию социальных условий для объяснения возникновения утверждений-требований аналитик может обращаться к социальным условиям при объяснении того, почему некоторые утверждения-требования привлекают внимание или способствуют изменению социальной политики. Противопоставление утверждений-требований информации о социальных условиях, описываемых этими требованиями, может показать, что тот, кто выдвигает утверждения-требования, использует драматические, нетипичные примеры или завышенную статистику.

Контекстуальный конструкционизм представлен в нескольких главах этой книги [Images of Issues], характеризующих утверждения-требования как неточные, искаженные или преувеличенные. Так, выдвигающие утверждения-требования используют, на мой взгляд, завышенную статистику в отношении числа детей, ставших жертвой похищения; Э.Альберт противопоставляет утверждения-требования относительно драматического роста передаваемого гетеросексуальным путем СПИДа официальным данным, отмечающими незначительное изменение доли гомосексуалов и наркоманов в недавних случаях заболеваний СПИДом; Ш.Скричфилд использует статистику рождаемости для дискредитации утверждений-требований об эпидемии бесплодия; К.Рейнерман и Г.Левин утверждают, что опросы, показывающие незначительное изменение в масштабах наркомании, ставят под сомнение утверждения-требования относительно быстро расширяющегося употребления кокаина. В этих главах (так же как и в других) для оценки утверждений-требований используется официальная статистика -один из наиболее распространенных способов, с помощью которых контекстуальные конструкционисты включают знание социальных условий в свою аргументацию.

Следует отметить, что исследователи могут обращаться с официальной статистикой различным образом. Приверженцы фальсификационной версии конструкционизма, например, полагают, что официальные данные точно представляют реальность - подход, который кажется в большей степени объективистским, чем конструкционистским. Контекстуальный конструкционист рассматривает официальную статистику как социальную конструкцию и больше склонен задаваться вопросом, почему тот, кто выдвигает утверждения-требования, ее игнорирует. Почему, когда федеральные обследования не обнаруживают роста наркомании, федеральные органы предпринимают кампанию против крэк-эпидемии? В данном случае аналитик использует официальную статистику не для описания реальных социальных условий, а для оценки голосов тех, кто выдвигает утверждения-требования. Действительно ли лица, разворачивающие кампанию против крэка, не знают об обследованиях наркомании, или они предпочитают игнорировать данные обследований - и если так, то почему? Отношение к официальной статистике как к точным показателям социальных условий может вывести исследователя за рамки конструкционистской традиции, тогда как ошибка в рассмотрении официальной статистики как разновидности утверждений-требований сама по себе менее очевидна.

На практике исследователь часто не может избежать некоторых (иногда неявных) утверждений о социальных условиях: эти утверждения-требования были выдвинуты такими-то людьми; такие-то люди имели такие-то интересы; изменения в обществе сделали людей более (или менее) восприимчивыми к этим утверждениям-требованиям и т.д. (...)

Строгий конструкционизм выступает за своего рода аналитическую чистоту, когда аналитик не делает предположений о реальных социальных условиях. Тем не менее, на практике скрытые допущения о социальных условиях, как представляется, играют определенную роль при любом анализе утверждений-требований. Это как раз то, от чего предостерегали Вулгар и Полач. Однако не ясно, возможен ли анализ, свободный от допущений об объективных условиях (что и является целью строгого конструкционизма). Контекстуальный конструкционист, вероятно, сказал бы, что позиция строгого конструкциониста ограничивает тот ряд вопросов, которые может задать исследователь.