7.4. Эмиграция как проблема интеллектуального развития России

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

Среди проблем современной эмиграции из России главное место занимают процессы, связанные с оттоком за рубеж творческой интеллигенции и высококвалифи­цированных кадров, что в мире обозначается термином «утечка умов». В условиях сохраняющегося кризиса внешняя и внутренняя миграция научных, научно-технических и научно-педагогических кадров представ­ляет реальную угрозу снижения интеллектуального по­тенциала российского общества, невосполнимого разру­шения всего научно-технического комплекса страны.

По официальным данным, за время проведения ре­форм Россию покинули десятки тысяч высококвалифи­цированных профессионалов. Только в 1995 г. из страны эмигрировало 8,3 тыс. чел., входящих в группы работни­ков науки, культуры, искусства, преподавателей вузов, специалистов, что составляет 11,3% по отношению к об­щей численности взрослых россиян, выехавших на по­стоянное место жительства за пределы ближнего зарубе­жья. В результате эмиграции Россию покидают ученые и специалисты ведущих отраслей экономики, преимущест­венно программисты, химики, электронщики, механики, специалисты по молекулярной биологии, физике твердо­го тела, прикладной механике, а также представители перспективных направлений медицинской науки.

Большую тревогу и озабоченность вызывает отток кадров высшей квалификации из академической науки. Так, за 1991-1992 гг. более половины выехавших на по­стоянное место жительства за границу сотрудников РАН

имели ученую степень кандидата наук, 16%— доктора наук.

Основные потоки интеллектуальной эмиграции идут из регионов, обладающих высоким научно-техническим потенциалом: Северо-Западного, Центрального и Запад­но-Сибирского; из городов преобладают Москва, Санкт-Петербург и Новосибирск. По данным Госкомстата РФ, в 1995 г. свыше 65% выехавших из Москвы и Санкт-Петербурга — дипломированные специалисты.

Ориентированы потоки интеллектуальной эмиграции в настоящее время на США, Канаду, Израиль, Австра­лию, страны Западной Европы — Великобританию, Гер­манию, Францию. Эти страны не только принимают, но и поощряют иммиграцию высококвалифицированных кад­ров, в первую очередь специалистов в области современ­ных технологий, программистов, инженеров, врачей, специалистов по естественным наукам. По данным МВД России за 1995 г., в общей массе выехавших в США две трети — специалисты с высшим и средним специальным образованием, с сильным перевесом в сторону техниче­ского. Почти три четверти эмигрировавших в Канаду и Австралию— дипломированные специалисты. Среди выехавших в Израиль таких 57%, во Францию — 62%.

Потенциал эмиграции высококвалифицированных специалистов остается высоким. По имеющимся оцен­кам, не менее половины докторов и кандидатов наук во­енно-промышленного комплекса России заинтересованы в работе за рубежом.

Один из основных вопросов заключается в том, со­бираются ли высококвалифицированные профессионалы уезжать навсегда или на время (до 5 лет), поработать и вернуться. По данным опросов в Москве, четыре пятых специалистов с высшим образованием и три четверти с

дипломом кандидата (доктора) наук уезжают за границу на постоянное место жительства, на работу по времен­ному контракту — 5-7%. Следовательно, «утечка умов» в основном носит безвозвратный характер, что обостряет проблему выхода страны из кризиса, становится тормо­зом развития общества.

Так, заметный отток преподавательского состава снижает возможности страны в подготовке и обучении новых научно-технических кадров и квалифицированных работников. Потери в результате интеллектуальной эмиг­рации обостряют проблемы структурной перестройки экономики, внедрения достижений научно-технического прогресса, повышения конкурентоспособности россий­ской продукции на мировом рынке. И дело здесь не только в количестве выехавших, но и в том, что отъезд даже отдельных ведущих специалистов, ярких научных, творческих личностей ведет к ослаблению или даже за­крытию научных школ, перспективных научных направ­лений и может стать фактором общего снижения качест­ва научных исследований и разработок, привести к «про-винциализации» науки.

Принципиальным моментом безвозвратной интел­лектуальной эмиграции из России, так же как и эмигра­ции в целом, является относительно слабая подготовлен­ность выезжающих к их будущему трудоустройству. По данным социальных исследований конкретные предло­жения на работу имеет только каждый четвертый спе­циалист с высшим техническим образованием и каждый пятый с высшим гуманитарным образованием. Среди научных и научно-педагогических работников с ученой степенью доктора или кандидата наук этот показатель несколько выше (около 40%). Но тем не менее даже сре­ди них каждые шесть ученых из десяти едут без заранее

определенного места работы, рассчитывая только на обещание помощи и надеясь на удачу.

Важно учитывать, что в развитых странах существу­ет проблема верификации российских дипломов. Кроме того, существует языковой барьер: свободно владеют языком страны въезда только 16% лиц с высшим техни­ческим образованием и 20% — с высшим гуманитарным;

владеют с большим трудом или совсем не знают — соот­ветственно 44 и 40%. Эти две основные предпосылки успешной профессиональной адаптации приводят к то­му, что не все ученые и специалисты, эмигрировавшие из России, могут найти, вскоре после приезда, работу по специальности. Часть из них меняет сферу профессио­нальной деятельности, а другие снижают свой статус (специалисты работают в должности лаборантов, меди­цинских сестер и т.д.). Это означает, что часть безвоз­вратной интеллектуальной эмиграции — потеря не толь­ко для России, но и для мирового научно-технического потенциала в целом.

Основные причины выезда высококвалифицирован­ных специалистов за рубеж носят экономический харак­тер. В период формирования рыночной экономики и пе­редела собственности произошло массовое обнищание людей интеллектуального труда, занятых в бюджетной сфере (в первую очередь работников науки и научного обслуживания). Давая оценку своего материального по­ложения в обществе, треть эмигрантов с дипломами кан­дидата и доктора наук считают себя бедными. Среди уче­ных практически нет таких, кто считал бы себя богатым по сравнению с другими членами общества. Большинство из них оценивают свой достаток в России как средний, придерживаясь, однако, мнения, что лучше быть бедным в Америке, чем иметь средний достаток в России.

Общий низкий уровень доходов преобладающей части квалифицированных кадров в известной мере свя­зан с их принадлежностью к определенным профессио­нальным группам. Из страны уезжают прежде всего, как уже говорилось, специалисты, научные работники, твор­ческая интеллигенция. В течение периода так называе­мых реформ в этих профессиональных группах матери­альное положение ухудшилось, причем у каждого третьего — значительно. Если работники умственного труда не сотрудничали в финансовых и коммерческих структурах, то уровень их заработной платы к моменту выезда за рубеж был существенно ниже, чем в других отраслях народного хозяйства.

Это относится и к высококвалифицированной части работающих в научно-техническом комплексе России. Даже наличие у специалиста ученой степени не гаранти­рует ему высоких заработков, если он занят в бюджетной сфере. По данным социологов, только у трети эмигран­тов со степенью кандидата наук и у каждого четвертого доктора наук материальное положение в последнее время осталось без изменения, а у 58 и 50% соответственно— ухудшилось, и даже значительно.

Если сравнивать материальное положение эмигран­тов из числа специалистов и представителей рабочих профессий, то, по их собственной оценке, у первых по­ложение несколько хуже, при этом каждый пятый счита­ет себя бедным.

Обследование вместе с тем показало, что в период социальных и экономических реформ положение людей с высшим техническим образованием значительно проч­нее, чем у «гуманитариев». Примечательно в этой связи, что 22% «технарей» заявили о некотором улучшении своего материального положения против 14% «гуманитариев». Одновременно снижение реальных доходов от­метили около 50% специалистов технического профиля и 62% — гуманитарного.

Важным фактором, стимулирующим интеллектуаль­ную эмиграцию, является невозможность реализовать в своей стране профессиональные устремления высоко­квалифицированных специалистов. Если раньше это бы­ло связано в первую очередь с политическими и идеоло­гическими причинами, то в настоящее время — с эконо­мической невыгодностью заниматься интеллектуальным трудом.

Значительное влияние на увеличение масштабов ин­теллектуальной эмиграции в ближайшем будущем может оказать рост численности безработных специалистов и, вследствие этого, пессимистическая оценка ими перспек­тив реализации профессиональных или личных интере­сов в стране.

Отсутствие в настоящее время в России объективных условий для реализации работниками умственного труда потребностей профессионального или личного характера обусловливает действие «выталкивающих» факторов, а наличие таких возможностей за рубежом формирует со­вокупность «привлекающих» факторов. К ним в первую очередь относятся современная научно-техническая база, более высокие доходы, лучшие условия труда.

«Утечка умов» из России косвенно стимулируется целенаправленной иммиграционной политикой боль­шинства экономически развитых стран мира. в первую очередь США, Канады, Австралии. Так, начиная с 1949 г. иммиграционные службы США стали уделять огромное внимание притоку из-за рубежа высококвалифицирован­ных кадров: иностранным работникам нужных специ­альностей на льготных условиях предоставляются въездные визы. В 1990 г. правительство США более чем в два раза увеличило ежегодную иммиграционную квоту для высококвалифицированных специалистов (с 58 до 130 тыс. чел.) при лимите численности иммигрантов с низким уровнем квалификации 10 тыс. чел.

Динамика интеллектуальной миграции из Россий­ской Федерации тесно связана с проблемой финансиро­вания по всем направлениям науки, научного обслужи­вания и подготовки специалистов в высшей школе. При современном положении дел с оплатой труда в стране наука и высшее образование не являются и не могут яв­ляться привлекательной сферой занятости. Поэтому в условиях стабильно высокого спроса на высококвалифи­цированных ученых и специалистов на рынках труда развитых стран эмиграционный отток наиболее квали­фицированных кадров из России может оказаться устой­чивым.