8.1. Этнос как субъект поведения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

Этнологи, изучая проблему происхождения и разви­тия этносов как субъектов поведения, отмечают, что в качестве этнической общности может выступать всякая общность, которая складывается на определенной терри­тории среди людей, находящихся между собой в реаль­ных социально-экономических связях, говорящих на взаимопонимаемом языке, сохраняющих на протяжении своего жизненного пути известную культурную специ­фику и осознающих себя отдельной самостоятельной группой. В социальной жизни этническая общность про­является лишь тогда, когда входящие в нее люди не только говорят на одном языке и живут на одной терри­тории, но также чувствуют себя принадлежащими имен­но к этой общности. Реальная этническая общность, оп­ределяемая Л. Н. Гумилевым как «динамическая систе­ма», включает в себя не только людей, но и элементы ландшафта, культурные традиции и взаимосвязи с сосед­ними этносами.

Антропологи обращают внимание на то, что особен­ности этнических общностей не следует смешивать с ра­совыми признаками, тем более что расовые и этнические границы совсем не совпадают, хотя часто внешний облик представителя той или иной этнической общности может быть показателем в оценке его этнической принадлежно­сти.

Этношнгвиспгы в качестве ведущего фактора фор­мирования этноса рассматривают язык как своеобразную копилку исторического опыта народа Любой язык со­пряжен с этническими, правовыми, религиозными фор­мами общественного сознания. Начались этнолингвисти­ческие исследования с идеи В. Гумбольдта о реконст­рукции «духа народа» через особенности «внутренней формы языка» (грамматики, семантической структуры). В силу доминантности языка (речи) в структуре психи­ческих процессов развития личности исследования в этой области представляются многообещающими.

Этнокультуропоги определяющим фактором фор­мирования этнопсихологических свойств считают куль­турную среду Собственно культура начинается с того, что на поведение индивидов накладываются ограниче­ния, так как целостность культурной среды предполагает единые правила поведения, общую память, сходную кар­тину мира у разных представителей этноса В процессе исторического развития каждый народ создает собствен­ную систему культурных ценностей, которая использу­ется его членами для выражения своего социального и этнического самосознания Национальное искусство в своих различных формах способствует сохранению эт­нического духа традиций, выступая одним из действен­ных механизмов адаптации этноса к деструктивным воз­действиям внешних исторических сил. Но психологические явления разноплановы, тесно взаимосвязаны и про­являются не только в специфических чертах созданной этнической культуры, но и во всем многообразии мен­тальных и поведенческих характеристик этноса.

Таким образом, формирование духовных ценностей этноса обусловлено процессами создания присущих именно этому этносу культурных традиций и сохранения этнической специфики. Собственная этническая ценност­но-нормативная система выступает в качестве эталона для всех членов этноса, в связи с чем все иное оценивает­ся в сопоставлении с нею. Механизмом трансляции этни­ческой культуры в данном случае является «социальная память», определяющая способы поведения членов этно­са. Несомненно, внутри этноса имеются сильные вариа­ции в поведении, обусловленные социальным положени­ем индивидов, уровнем их образования, однако без черт «народного духа» этническая общность сводилась бы лишь к сумме внешних объединений, а сам этнос как ак­тивно действующий субъект оставался бы внутренне раз­розненным, разнородным (в смысле этнопсихологической разобщенности), лишенным духовной целостности.

Проявлением этнической целостности выступает эт­ническое самосознание членов этноса, которое не тожде­ственно национальному. Национальное самосознание основано на осознании принадлежности индивидов к оп­ределенной нации как социально-экономической и поли­тической общности. В структуре этой формы сознания выделяются следующие элементы: национальная иден­тификация; представления о типичных чертах своей общности, ее свойствах как целого, об общности истори­ческого прошлого своего народа, территории его прожи­вания; осознанное отношение к материальным и духов­ным ценностям нации, ее достижениям, ориентациям и

др. Этническое же самосознание связано в первую оче­редь с этническим самоопределением.

Сам факт рождения в конкретной этнической среде представляет собой вхождение индивида в определен­ную систему внутренних этнических связей, через приз­му которых он начинает оценивать все жизненные явле­ния. Собственная этническая группа, система ее духов­ных ценностей выступает в качестве некоего эталона. Это обусловлено тем, что идентификация этнической группой своего статуса происходит на основе тождества и различия культур, в категориях «свое» и «чужое». Про­тивопоставление образов жизни, типов восприятия дей­ствительности есть, таким образом, компонент этниче­ского самосознания.

Элементы мировой или региональной культуры, воспринятые этнической общностью, становятся достоя­нием собственной, «локальной» культуры, ибо способ­ность этнической общности к восприятию чужой культу­ры является одной из качественных характеристик пси­хологии этноса. Эта характеристика стоит в одном ряду со способностью этноса осмысливать и устранять уста­ревшие элементы культуры или приспосабливать их к новому этапу своего исторического развития. Воспри­ятие зависит и от состояния духовной культуры соседне­го этноса, т. е. от взаимовлияния посредством взаимо­действия этнических общностей.

Духовную культуру этноса следует рассматривать как многоуровневое образование, поскольку ее носите­лями выступают разные слои этноса. Причастность каж­дого отдельного индивида к этнической общности изме­ряется не столько биологическими признаками, сколько степенью сознательного приобщения к культурным цен­ностям, составляющим духовное богатство этноса.

Этносоциологи подчеркивают, что этническая спе­цифика выражает внеличностное общественное сознание и интериоризуется в процессе передачи «межпоколенно­го» социального опыта народа. При этом реально суще­ствующие этнические связи отражаются в феномене эт­нического сознания, который является важным само­стоятельным признаком этноса. Социально-психологи­ческие установки, автоматизмы, способы видения мира составляют совокупность ментальных представлений конкретной этнической общности о своем месте в мире. Причем этнический аспект социального бытия может иметь вполне самостоятельное значение только на уров­не межэтнических отношений. Только в сравнении мож­но исследовать, как тот или иной народ представляет и оценивает свои достоинства и недостатки, насколько ус­тойчивы или как исторически меняются эти интерэтни­ческие оценки. Сравнение своей общности с другими выступает средством активного закрепления собствен­ных этнических отличий, что проявляется в представле­ниях индивидов о типичных чертах своей общности, о ее характеристиках и достижениях.

Этническая общность как сложный системный объект обладает рядом особенностей, в частности потому, что различные ее слои отражают этнические представления по-своему. Так, менее образованные люди сохраняют «на­родность» только в своей общности, а попадая в иную эт­ническую среду, вскоре «денационализируются». Более образованные люди в меньшей степени способны поте­рять свое этническое лицо в инородной этнической среде.

Эпгнопсихо1оги своей важнейшей задачей ставят изучение связей между внутренним, психическим, миром человека и миром внешним, предметным, социальным, этнокультурным, но только не абстрактного человека в

абстрактном обществе, а конкретного человека в кон­кретной среде, специфичной в этническом отношении. Именно очевидность подобных связей способствовала возникновению как психологических, так и этнологиче­ских концепций, анализирующих соотношение психоло­гических и этнокультурных переменных в развитии со­циума и, как следствие, поведение этнофоров.

Большой вклад в становление культурно-истори­ческой концепции о роли этнического в социальном взаимодействии народов внесли работы Л.С. Выготско­го, Г.Г. Шпета, Б. Ф. Поршнева, Ю. В. Бромлея, Л. Н. Гу­милева. Выделяя в качестве ведущих такие категории, как психический склад нации, национальный характер, национальные чувства, национальное самосознание, эти авторы доказали, что этнические различия в психологии народа— неоспоримая реальность. Так, с помощью де­тального анализа особенностей психического склада тех или иных этнических общностей (системы представле­ний, настроений, кодов поведения) объяснялись разно­образные формы отражения социальной действительно­сти и реагирования эгноса на воздействия внешнего ми­ра. При этом под понятием «психический склад» подра­зумевались устойчивые особенности психики, сложив­шиеся в результате длительного исторического развития того или иного народа. Своеобразный психический склад вырабатывается у этноса под влиянием всей совокупно­сти условий его существования. Так, среда со своими природными и историческими социокультурными осо­бенностями накладывает отпечаток на психику этноса, что проявляется в поведении членов этноса. Но этот субъективный этнический склад не распространяется на социальные общности иного вида, например профессио­нальные объединения.

Этнические особенности поведения формируются как в онтогенезе, так и в филогенезе, причем это форми­рование осуществляется под воздействием главным об­разом социальных, этнокультурных факторов. С одной стороны, формируются объективные, внешние, социаль­ные, этнокультурные переменные, а с другой — субъек­тивные, внутренние или собственно психологические переменные. Субъективизация этнически особенного предполагает поиск специфики прежде всего биологиче­ских и социально-демографических показателей общно­сти и отображение этих показателей.