2.1. Этносы: племена, народы, нации

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

Землю населяют множество народов, находящихся на разных стадиях социально-экономического и куль­турного развития. Они представляют собой особый вид социальной общности людей, определяемый совокупно­стью таких признаков, как общность языка и территории, близость культуры и быта, общность исторического раз­вития и, в некоторых случаях, принадлежность к одному государству.

По принятой в российской этнологии динамике ста­новления народов как этносов к самому раннему их типу относятся племена и группы племен, характерные для первобытнообщинного строя. С рабовладельческой и феодальной формациями связан такой тип этноса, как народность (некоторые исследователи считают, что для каждой из этих формаций характерны свои типы этно­сов). С развитием товарно-денежных (капиталистических) отношений и усилением экономических связей меж­ду народами возникает и такой тип этноса, как нация.

Вследствие неравномерности социально-экономи­ческого и политического развития разных стран и регио­нов в настоящее время на Земле сосуществуют три типа этносов: племя — народ — нация [З].

Исторически самый ранний тип этносов — племя. Племена состояли из нескольких (первоначально, веро­ятно, двух или трех) родов — социальных ячеек, связан­ных кровными узами. Для племен эпохи первобытнооб­щинного строя (кроме ее завершающего этапа) было ха­рактерно отсутствие социального расслоения.

В настоящее время племена в чистом виде встреча­ются весьма редко, причем термином «племя» различные исследователи обозначают этносы с весьма разным уровнем социально-экономического и культурного раз­вития. Одни из таких «племен» насчитывают миллионы, другие — сотни или десятки тысяч, третьи — лишь ты­сячи или даже сотни человек. Только немногие (самые отсталые и малочисленные) этнические группы обладают сейчас особенностями, присущими настоящим племенам, чаще же этносы сохраняют лишь некоторые черты родо-племенной структуры. Обычно современные «племена» уже включены в той или иной форме и степени в систему феодальных или даже капиталистических отношений и, подобно народностям или нациям, распадаются на соци­альные группы. Черты родо-племенной организации со­храняются прежде всего у кочевых и полукочевых наро­дов, которых исследователи чаще всего и включают в число так называемых племен.

В процессе разложения первобытнообщинного строя общность интересов многих племен приводила к появле­нию их союзов, таких, например, как Лига ирокезов в

Северной Америке, союз трех племен ацтеков в Мексике, союз зулусских племен в Южной Африке, татаро-монголы в Евразии. Образование этих союзов, сопрово­ждавшееся развитием хозяйственных межплеменных и культурных связей, вело к постепенному смешению пле­мен, к замене прежних кровнородственных связей связя­ми территориальными. Так родилась новая форма этно­сов — народность: исторически сложившаяся языковая, территориальная, экономическая и культурная общность людей, предшествующая нации.

Первыми сформировались народности рабовладель­ческой эпохи (древнеегипетская, древнеэллинская и др.). В Европе процесс образования народностей завершился в основном в период феодализма (древнерусская — из восточнославянских племен полян, древлян, вятичей и др., польская — из славянских племен поморян, вислян, мазовшан и др., немецкая — из германских племен сак­сов, алеманов и др., северофранцузская и провансаль­ская — из галльских племен, римских колонистов и гер­манских племен франков, вестготов и бургундов сме­шавшихся в результате завоевания одних другими, и т. п.).

В процессе образования народностей по мере усиле­ния хозяйственно-экономических и культурных связей между ними язык одной (обычно более многочисленной или более развитой) становился общим, а остальные племенные языки низводились до роли диалектов или вовсе исчезали; формировалась определенная территори­альная, культурная и хозяйственная общность. Впрочем, общность эта (особенно в экономическом отношении) была еще неустойчивой. Одним из показателей сложив­шейся общности служил новый единый этноним, под которым народность становилась известной соседям.

С развитием экономических и культурных связей ликвидируется характерная для народностей хозяйствен­ная разобщенность, происходит превращение их в нации. Присущие народностям признаки получают новое каче­ство: нации отличаются устойчивой общностью террито­рии, экономики и культуры, общим языком; наконец, формируются общие черты национального характера, более четкое этническое самосознание.

Обычно нации — результат этнического развития народностей, чье название они, как правило, сохраняют. Однако народности, разрезанные государственными гра­ницами,'часто дают начало нескольким этническим обра­зованиям (например, португальцы и галисийцы, немцы и австрийцы и т. д.). Древнерусская народность послужила общим корнем русской, украинской и белорусской на­родностей, сложившихся впоследствии в нации. Нередки случаи, когда в формировании одной нации участвовало или участвует несколько народностей (так, индонезий­ская нация формируется из яванцев, мадурцев и других народностей). Распространены случаи образования этно­графических групп при длительном отрыве части народа от основного этнического массива (в результате мигра­ционных процессов, изменения государственных границ и т.п.). Весьма отчетливо выделяются группы, разли­чающиеся в конфессиональном отношении.

Следует подчеркнуть, что трехчленное деление эт­носов (племя — народность — нация) не отражает всего многообразия существующих на Земле форм этнических общностей. Картину усложняют проживающие во мно­гих странах (особенно они характерны для стран имми­грации) переходные этнические группы — иммигранты первого, второго или более поздних поколений, частично подвергшиеся ассимиляции основной нацией. Они еще

окончательно не оторвались от народа своей родной страны и целиком не влились в этнос принявшей их страны (к таким группам относятся, например, немцы, шведы, итальянцы и др. в США и Канаде). Переходные группы формируются и в зоне этнических границ, где контактируют два и более народа. Характерная черта этих групп —двойное этническое самосознание.

Указанное деление не учитывает существования эт­нических общностей различных уровней, к каким, на­пример, относятся казаки — обособленная группа рус­ских. Одна и та же совокупность людей может входить одновременно в состав нескольких этнических общно­стей разного ранга, что и создает своеобразную их «ие­рархию».

У любых, даже самых сплоченных и консолидиро­ванных, народов имеются группы, сохраняющие отличия от основного этнического массива. Такие группы, полу­чившие наименование этнографических, представляют собой территориально обособленные части народности или нации, культура и быт которых сохраняют своеобра­зие (они имеют свои наречия или говоры, обладают спе­цификой в материальной и духовной культуре, могут от­личаться в религиозном отношении и т. д.). Этнографи­ческие группы обычно образуются при ассимиляции на­родностью или нацией инонациональной группы или же при слиянии племен в народность, когда эти племена еще сохраняют некоторые характерные черты. Существуют и общности, охватывающие целую группу народов, так называемые метаэтнические, или надэтнические, общно­сти. Они объединяют несколько народов, у которых по­явились элементы общего самосознания, основанного на этногенетической близости или на длительном хозяйст­венном и культурном взаимодействии, а в классовом обществе — и на политических связях. К таким общностям можно отнести, например, славянские, романские, мон­гольские и другие народы, близкие не только по языкам, но, в определенной мере, и по культуре и быту.

Бывают и этнорелигиозные метаэтнические общно­сти. Например, индуизм оказал огромное влияние на всю общественную и культурную жизнь разноязычных наро­дов Южной Азии и сейчас индуистские народы этого региона, бесспорно, образуют определенную общность.

В рамках многонациональных государств складыва­лись и складываются этнополитические общности, кото­рые также можно с известной долей условности отнести к метаэтническим. При формировании таких общностей наблюдается постепенное социально-экономическое и культурное сплочение всех или почти всех народов соот­ветствующей страны, этническое же и языковое сближе­ние у них выражено значительно слабее.

История свидетельствует о том, что процессы, при которых несколько небольших этносов сливались в один большой или малая этническая общность растворялась в составе крупного народа, т. е. процессы этнического объ­единения, имели место в самых различных районах и в разных социально-экономических условиях. Что же ка­сается противоположных им процессов этнического раз­деления, то они были особенно характерны для раннего периода развития человечества: рост народонаселения приводил к членению племен и к расселению людей по Земному шару. Лишь в некоторых регионах мира этно-разделительные процессы продолжают и сейчас играть заметную роль. Так, переселение европейцев в Америку, Австралию и отчасти Африку сопровождалось формиро­ванием там новых этносов. Новые народы возникают и при расчленении единых этносов изменяющимися государственными границами, пример тому— возникнове­ние новых государств (СНГ).

Этнические процессы весьма разнообразны, много-плановы и с трудом поддаются глубокому изучению. До сравнительно недавнего времени, несмотря на очевид­ную важность их для понимания геополитической ситуа­ции в различных регионах мира, как у нас, так и за рубе­жом им не уделялось достаточного внимания.

Среди этнических процессов в этнологии принято выделять два основных вида: этноэволюционные и эт-нотрансформационные [8, 22]. Процесс называется этно-эволюгщонным в том случае, когда при изменении от­дельных компонентов этнос или какая-либо его группа тем не менее остаются самими собой, т.е. их этническое самосознание не изменяется; при этиотрансфор.маг{ион-ном процессе самосознание изменяется и этническая принадлежность человека становится иной.

В зависимости от преобладания центростремитель­ных или центробежных тенденций этнические процессы подразделяются на две основные типологические груп­пы: этническое объединение и этническое разделение. При характеристике конкретных типов этнических про­цессов в каждой из этих групп процессы могут быть по своей этнической сути и этноэволюционными, и эт-нотрансформационными, и смешанными, эволюционно-трансформационными.

Процессы этнического объединения весьма раз­личны по характеру, однако у них есть некоторые общие черты. Прежде всего любой форме этнического объеди­нения свойственно культурное и языковое сближение вовлеченных в процесс лиц; постепенно нивелируются, а иногда и полностью уничтожаются имеющиеся между людьми различия.

Формы этнообъединительных процессов различны. Этнологами выделяются пять основных типов этниче­ского объединения: этническая фузия, этническая консо­лидация, этническая ассимиляция (и близкая к ней этни­ческая конверсация), межэтническая интеграция,'этноге-нетическая миксация.

Этнической фузией называется процесс слияния не­скольких ранее самостоятельных народов, родственных по языку и культуре, в единый новый, более крупный этнос. Так, этнической фузией может быть названо слия­ние восточнославянских племен (полян, северян, древ­лян, волынян, дулебов, белых хорватов, уличей, тивер­цев, дреговичей, радимичей, полочан, кривичей, вятичей, словен ильменских) в древнерусский народ.

Процесс этнической фузии протекает с разной ско­ростью, зависящей от комплекса влияющих на этот про­цесс факторов, и в частности от уровня социального и этнического развития страны, в которой идет процесс, интенсивности хозяйственных и иных связей между от­дельными ее частями. Чем выше уровень развития стра­ны и теснее связь между ее районами, тем быстрее про­исходит этническая фузия.

Очень существенна для интенсивности протекания этнической фузии также степень языковой, культурной, религиозной и расовой близости групп, участвующих в процессе. Как указывалось в определении этнической фузии, в этом процессе обычно участвуют родственные между собой общности, однако степень родства может быть различной, и чем оно ближе, тем процесс протекает быстрее.

Некоторое влияние оказывает сложность этнической структуры населения территории, где идет процесс, по­скольку слишком большое число мелких этнических об-

разований (пусть даже очень близких друг другу в язы-ково-культурном отношении), несомненно, замедлит процесс этнической фузии.

Для идущих в развивающихся странах процессов эт­нической фузии большое значение имеет наличие у скла­дывающейся этнической общности письменности, кото­рая может играть важную роль в интенсификации про­цесса. Конечно, ускорение процесса возможно только в том случае, если для всего участвующего в нем этниче­ского массива избран какой-нибудь один диалект (нали­чие нескольких литературных форм может существенно осложнить положение).

Второй тип этнообъединительных процессов — эт­ническая консо;1идагщя — заключается во внутреннем сплочении более или менее значительного этноса в ходе сглаживания различий между имеющимися внутри него локальными группами. Этот процесс характерен для по­давляющего большинства крупных и средних этнических общностей. Например, после того как русские сложились в единый народ, в течение длительного времени шло сближение локальных групп в их составе (население Мо­сковской, Тверской, Новгородской и других земель). Из племенных и локальных этнических групп формируются новые народности и нации. Например, в Африке из не­давних племенных объединений складываются такие значительные народности или даже нации, как хауса, йо-руба, ибо. Быстро идет консолидация многих народов Индии, Филиппин и других стран Азии.

Этническая фузия и этническая консолидация — два тесно связанных между собой процесса. Со временем этническая фузия переходит в этническую консолида­цию. Поэтому при исследовании конкретного этническо­го процесса порой бывает довольно трудно дать его типологическую характеристику: является ли он конечной стадией этнической фузии или начальной стадией этни­ческой консолидации.

Однако, несмотря на безусловную связь процессов двух рассмотренных типов, сущность их различна: если первый из них является этнотрансформационным про­цессом и приводит к смене этнического самосознания, то второй процесс этноэволюционен и к смене самосозна­ния не ведет.

Третий тип этнообъединительных процессов — эт­ническая ассимиляция — особенно широко распростра­нен в экономически развитых странах, и прежде всего в тех из них, где много эмигрантов. Он состоит в раство­рении ранее самостоятельного этноса или его части в среде другого, обычно более крупного народа. Таким об­разом, ассимиляция будет для одной стороны — ассими­лируемых— этнотрансформационным процессом, по­скольку у них изменится этническое самосознание. Для другой же стороны — ассимилирующего народа — этни­ческая ассимиляция будет процессом этноэволюционным, так как самосознание этого этноса остается прежним.

Процесс захватывает разнообразные группы населе­ния: как национальные меньшинства, иногда даже имеющие свою этническую территорию, так и имми­грантов. В последнем случае темпы ассимиляции зависят от многих факторов: близости языка и культуры имми­грантов и коренных жителей, степени национальной сплоченности пришельцев, сохранения ими политиче­ских и культурных связей со своей родиной, характера расселения в принявшей их стране (смешанное или ком­пактное население, оседание в городах или сельской ме­стности), расовых различий, отношения правящих кругов страны к тем или иным группам иммигрантов и т. д.

Различается естественная и насильственная ассими­ляция. Первая происходит в процессе контакта народов и обусловлена самим ходом социально-экономического развития той или иной страны. Ассимиляция второго ти­па имеет место в странах, где национальности не равно­правны. Она— результат радикальной ассимиляторской политики политической элиты так называемого титуль­ного этноса, направленной на искоренение языка и куль­туры национальных меньшинств. Такая политика прово­дится в отношении русских в Прибалтике реликтовыми этносами —латышами и эстонцами.

Ассимиляционный процесс имеет неодинаковую скорость, которая зависит от сочетания таких факторов, как численность ассимилируемой группы, характер ее расселения, время пребывания в ассимилирующей среде, род занятий ассимилируемой группы и ее хозяйственные связи с основным населением территории, социально-правовое состояние и семейное положение ассимили­руемых, частота вступления в смешанные браки, наличие или отсутствие контактов с родиной (если речь идет об эмигрантских группах), отношение к ассимилируемой группе со стороны окружающей этнической среды, бли­зость ассимилируемых и ассимилирующих по языку, культуре, религии, расе, соотношение уровней культуры ассимилируемого меньшинства и ассимилирующего большинства, уровень развития этнического самосозна­ния и т. д.

Характер влияния большинства из перечисленных факторов очевиден. Но некоторые требуют пояснения.

Так, на первый взгляд может показаться, что сходст­во хозяйственных занятий ассимилируемых и ассимили­рующих должно ускорять их сближение. На самом же деле влияние этого фактора противоречиво. В большинстве случаев сходные занятия, конечно, способствуют интенсификации ассимиляционного процесса: попадая в близкую ей хозяйственную среду, ассимилируемая груп­па быстро сливается с ассимилирующей. Однако иногда сходство хозяйственных занятий вызывает конкурентные столкновения между пришлым и коренным населением, что может затруднить ассимиляционный процесс.

Следует отметить и такой фактор, как семейное по­ложение ассимилируемых. По этому признаку всех эмиг­рантов (речь идет о мужчинах, поскольку именно они чаще преобладают среди приезжих) можно разделить на три категории: женатых, приехавших без семей; жена­тых, приехавших с семьями; холостых. Быстрее всех ас­симилируются холостяки, вступая в браки с местными девушками. Что же касается лиц, привезших на новое местожительство свои семьи, то они ассимилируются сравнительно медленно, так как в семейных ячейках со­храняется, а иногда и воспроизводится старая этническая общность. Еще более затруднена ассимиляция эмигран­тов, оставивших свои семьи на родине. Живя думами о возвращении в родные края, они смотрят на страну пре­бывания как на временное пристанище, которое рано или поздно предстоит покинуть. Вынужденные адаптиро­ваться к местным условиям, они вместе с тем не желают раствориться в новой среде.

На процесс ассимиляции влияет соотношение уров­ней культуры контактирующих народов. Быстрее всего этот процесс идет, при прочих равных условиях, у групп, поселяющихся среди этноса приблизительно одинаково­го с ними уровня культуры. Довольно быстро протекает ассимиляция и в том случае, когда пришельцы попадают в среду, несколько превышающую (но не очень значи­тельно) их по уровню культуры. Наконец, при резких

различиях в уровне культуры, особенно когда приезжие превосходят местное население в культурном отноше­нии, процесс ассимиляции очень затруднен.

Когда в ассимиляционном процессе взаимодейству­ют два очень близких по языку и культуре этноса (на­пример, русские и белорусы), этот процесс резко интен­сифицируется и приобретает ряд черт, сближающих его с консолидационным и фузионным процессами. Он суще­ственно отличается от обычного ассимиляционного про­цесса, когда взаимодействуют два неродственных или весьма отдаленно родственных народа. Это можно на­звать этнической конверсацией.

Еще одним типом этнообъединительных процессов является межэтническая интеграция, состоящая во взаимодействии внутри государства или какого-нибудь крупного региона нескольких существенно различаю­щихся по языку и культуре этносов; взаимодействии, ко­торое приводит к появлению у них ряда общих черт. В результате межэтнической интеграции складываются не этносы, а особые межэтнические (метаэтнические) общ­ности, которые в отдаленной перспективе могут слиться в единый народ (а могут и никогда не слиться). Эти свое­образные общности представляют собой группу этносов, которая обладает элементами общего самосознания (оно может быть основано на длительном хозяйственном и культурном взаимодействии, политических связях и т. д.).

Хотя межэтническая интеграция — это в основном этноэволюционный процесс, поскольку самосознание у отдельных этносов сохраняется, появление зачатков об­щего самосознания у метаэтнических общностей позво­ляет все же говорить о какой-то, самой начальной стадии этнической трансформации.

Процессы межэтнической интеграции присущи всем длительно существующим полиэтничным государством (например. Римской империи). Естественно, что с распа­дом многонационального государства процесс межэтни­ческой интеграции прекращается.

Не часто встречается ныне пятый тип этнообъедини­тельных процессов — этногенетическая миксация, в хо­де которой новый этнос образуется путем слияния наро­дов, не связанных родством. Иногда этот процесс как бы продолжает межэтническую интеграцию, однако в отли­чие от нее имеет этнотрансформационный, а не этноэво­люционный характер. В свою очередь, после завершения в основных чертах формирования нового этноса этноге-нетическая миксация может перейти в этническую кон­солидацию.

Процессы этногенетической миксации наиболее свойственны Латинской Америке, однако в прошлом они имели место и в других регионах. Этногенетической миксацией может быть названо формирование башкир­ского этноса, который образовался как из тюркских, так и из финно-угорских групп, включив в себя как монголо-идные, так и европеоидные элементы.

Хотя процессы этнического разделения были осо­бенно ярко выражены на ранних этапах человеческой истории, они идут в ряде районов мира и сейчас. Суще­ствует два типа этноразделительных процессов: этниче­ская парциация и этническая сепарация.

При этнической парциации происходит разделение единого прежде этноса на несколько более или менее равных частей, причем ни один из новых этносов не отождествляет себя полностью со старым (этот процесс в какой-то мере можно рассматривать как антипод этниче­ской фузии). Так, в результате рассечения территории

некогда единого древнерусского народа государствен­ными границами из него выделились три близких между собой по языку и культуре, но вполне самостоятельных народа: русские, украинцы и белорусы.

 (этот процесс можно в известной мере считать ан­типодом ассимиляции). Этническая сепарация вызывает­ся разными причинами — переселением какой-то группы исходного этноса, политико-государственным обособле­нием небольшой части народа, религиозным обособле­нием этнической группы. Например, именно переселение в XVII в. части ойратов в Россию привело к созданию калмыцкого народа.

Важную роль в формировании многих наций играли и продолжают играть полигические факторы, и в первую очередь государственное обособление. Это относится, например, к голландцам, отколовшимся от родственных им фламандцев. Образование двух отдельных госу­дарств — Германии и Австрии — привело к возникнове­нию самостоятельных наций, говорящих на одном языке. Почти все латиноамериканские нации сложились в рам­ках возникших государств, и политические границы ста­ли этническими.

Если этническая парциация представляет собой чис­то этнотрансформационный процесс, то этническая сепа­рация трансформационна только для той части исходно­го этноса, которая обособляется в отдельный народ.

Иногда в одном и том же массиве населения одно­временно идут процессы разных типов (например, этни­ческая консолидация какого-нибудь народа с одновре­менной ассимиляцией им иммигрантских групп).

***

Этнологический обзор народов, населяющих Землю, конечно, требует классификации их описаний. Такие описания позволяют систематизировать народы или группы народов по широкому спектру признаков: гео­графическому, антропологическому, лингвистическому, хозяйственно-культурному, социально-экономическому, характеру материальной и духовной культуры, религиоз­ной принадлежности и др.

Одни виды описаний основаны в первую очередь на исследовании этнической принадлежности народов, их происхождения и путей формирования, для чего перво­степенное значение имеют данные сравнительно-исто­рического языкознания, антропологии, систематизиро­ванные сведения о материальной и духовной культуре. Другие исходят из анализа явлений, свойственных раз­ным народам и их группам, независимо от этнической принадлежности, наличия или отсутствия культурных контактов. Прежде всего это признаки хозяйственной деятельности, зависевшие в прошлом в большой мере от природно-географических условий, экологии и в значи­тельно меньшей степени от этнических и культурных традиций. Таково же и описание народов по уровню раз­вития социальных отношений, а также религиозной при­надлежности.

Предлагаемые описания (классификации) основыва­ются на работах отечественных этнологов и этнодемо-графов [3, 15, 22, 34]. При этом следует иметь в виду, что ни один вид описаний не дает полной этнологической характеристики народа.