ГЛАВА II

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 

НАБЛЮДЕНИЯ НАД ДВИЖЕНИЕМ

Тело, находящееся

в покое, стремится

сохранить состояние

покоя

1. Тело сохраняет состояние покоя, если только какая-нибудь причина не заставит его изменить место, т. е. оказаться в другом отношении к ок­ружающим телам, ибо место должно рассматриваться лишь в этом отношении, а не в абсо­лютном смысле.

Это факт, в котором мы не можем сомневаться, так как видим, что покоящееся тело приводится в движение лишь постольку, поскольку на него действует посторонняя при­чина; на этом надо остановиться. Философы скажут Вам, что оставаться в покое — в природе покоящегося тела и что в нем есть сила, благодаря которой оно сопротивляется движению; они скажут это, потому что для перемещения чего-либо они всякий раз вынуждены прилагать некоторое усилие. Но какую идею нужно себе составить о при­роде покоящегося тела и о силе сопротивления? На это им нечего ответить.

Тело, приведенное

в движение, стремится двигаться

равномерно и прямолинейно

2. Тело, приведенное в движение, стремится двигаться равномерно и прямолинейно. Это опять-таки факт, доказанный опытом, ибо движение изменяет направление, ускоряется, замедляется или уничтожается лишь тогда, когда новые причины действуют на движущееся те­ло. Философы, которые все объясняют, не преминут Вам сказать, что, подобно тому как в покоящемся теле есть сила,

благодаря которой оно сопротивляется движению, так и в движущемся теле есть сила, благодаря которой оно сопротивляется покою.

Мы не знаем причины этих явлений

Эту силу, благодаря которой тело, согласно мнению философов, упорно сохраняет состояние покоя или дви­жения, они называют силой инерции; а как только они дали ей название, они вообразили, что обладают идеей данной силы. Посмотрим, нельзя ли глубже постичь это явление.

Хотя я и не знаю природы движения, я не могу сомне­ваться в том, что движение представляет собой нечто иное, чем покой. Значит, чтобы привести в движение, нужно произвести действие. А всякое действие требует причины, и, хотя эта причина имеет природу, о которой у меня сов­сем нет идеи, я могу дать ей название силы; для этого доста­точно, чтобы я был уверен в ее существовании.

Таким образом, если сила необходима для того, чтобы

двигать тело, то не потому, что в этом теле имеется сила,

оказывающая сопротивление, а потому, что движение есть

"действие,   которое   должно   быть   произведено   [какой-то

причиной].

Кроме того, что это за сила инерции, которая сопротив­ляется движению? Меньше ли она движущей силы или равна ей? Если она меньше, та величина, на которую дви­жущая сила ее превосходит, является силой, которая вовсе не встречает сопротивления. Если она равна ей, нам не­понятно, как тело может быть сдвинуто с места, ибо две противоположные силы могли бы произвести что-либо, только если одна превосходила бы другую, а в случае их равенства обязательно наступило бы равновесие.

Чтобы привести в состояние покоя движущееся тело, нужно уничтожить какое-то действие; и если это тело упорно сохраняет свое движение, то не благодаря силе инерции, а благодаря движущей силе, которая была ему сообщена.

Мы видим также, что движение замедляется или уничтожается, лишь когда тело встречает противодей­ствие. Если силы, действующие в противоположных на­правлениях, равны, движения больше нет; если первая сообщенная телу сила по-прежнему превосходит другую, то движение не прекращается, а только происходит с мень­шей скоростью.

Мы не знаем,

как действует то,

что называется

движущей силой

Спрашивается, является ли движу­щая сила мгновенной, действует ли она лишь в первый момент или ее действие продолжается и повторяется в каждое мгновение? Это вопрос, на который мы не смогли бы ответить. Если сила действует лишь в первое мгновение, то почему тело еще движется во второе мгновение, третье и т. д.? Мы совсем не понимаем, в чем заключается связь между движением во второе мгно­вение, в третье и т. д. и силой, которая действует лишь в первое мгновение. Напротив, кажется, что в каждое мгно­вение тело как бы начинает двигаться и то, куда оно при­ходит в какое-либо мгновение, вовсе не зависит от того, куда оно пришло в предыдущие мгновения, и совсем не влияет на то, куда оно придет в последующие мгно­вения.

Повторяется ли, таким образом, действие силы в каж­дое мгновение? Но если ей нужно повториться во второе мгновение, что же она произвела в первое? Разве в первое мгновение она не привела тело в движение? А раз так, она повторяется во второе мгновение, в третье, во все после­дующие мгновения — целую вечность, хотя в течение всего этого времени тело ничем новым не будет приводиться в движение. Разве первоначально сила не привела его в дви­жение? Следовательно, она заставила его пройти простран­ство. Но пространство может быть пройдено лишь в не­сколько мгновений, а это противоположно предположению, что сила, которая двигала тело в первое мгновение, должна повторяться, чтобы двигать его в следующие мгновения. Мы не смогли бы выйти из этого затруднения. Если сила является мгновенной, нам непонятно, каким образом дви­жение может длиться дольше одного мгновения; а если нужно, чтобы оно повторялось, мы впадаем в противо­речие: мы предполагаем, что в первое мгновение тело прошло пространство, тогда как пространство может быть пройдено лишь в несколько мгновений.

Оставим же все эти вопросы и ограничимся тем, что скажем: существуют движение и сила, т. е. причина, которая его производит, но о которой у нас нет никакой идеи.

Это начало, Ваше высочество, не сулит Вам большого успеха — Вы видите все наше неведение, и Вам трудно понять, как мы могли бы когда-нибудь что-либо узнать. Поэтому Вы еще больше будете восхищаться зданием

 [знания],    которое    вскоре    предстанет    перед    Вашим взором.

Не для того только, чтобы Вас удивить, я показал Вам, насколько мы невежественны; дело в том, что я хочу привести Вас к знанию самым коротким и самым верным путем. А ничто более не подходит к этому замыслу, чем устранить все ложные идеи, которые созданы о теле, мате­рии, пространстве, времени, движении, силе и т. д.