ГЛАВА VII

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 

АНАЛИЗ СПОСОБНОСТЕЙ ДУШИ

Именно анализ

позволяет нам

познать наш ум

Мы видели, как природа учит нас производить анализ чувственных предметов и дает нам таким путем идеи всех видов. Следовательно, мы не можем сомневаться в том, что все наши знания происхо­дят из чувств.

Но речь идет о том, чтобы расширить наши знания. Ведь если, чтобы их расширить, требуется умение руководить нашим умом, то понятно, что для того, чтобы научиться им руководить, нужно знать его в совершенстве. Стало быть, речь идет о том, чтобы распознать все его способности, рас­крывающиеся в способности мыслить. Чтобы достичь этой цели, а также других, каковы, бы они ни были, нам не следует, как это делалось до сих пор, искать новый метод для каждого нового исследования; анализ должен быть достаточен для всех исследований, если мы умеем его применять.

В способности

чувствовать

обнаруживаются все

способности души

Познает только душа, потому что только душа чувствует, и только на нее возлагается анализ всего, что известно ей благодаря ощущениям. Однако как научится она собой руководить, если она не знает сама себя, если ей неведомы ее способности? Следовательно, нужно, как мы только что отметили, чтобы она себя изучала; нужно, чтобы мы открыли все, на что она способна. Но где мы это откроем, как не в способ­ности чувствовать? Конечно, эта способность раскрывает все способности, которые мы можем познать. Если только потому, что душа чувствует, мы познаем предметы, на­ходящиеся вне ее, то узнаем ли мы то, что происходит в ней, по иной причине? Таким образом, все побуждает

нас подвергнуть анализу способность чувствовать; попро­буем произвести этот анализ.

Размышление сделает его очень легким; ведь для того, чтобы разложить способность чувствовать, достаточно последовательно наблюдать все то, что с ней происходит, когда мы приобретаем какое-нибудь знание. Я говорю «ка­кое-нибудь знание», потому что все, что происходит со спо­собностью чувствовать, когда мы получаем множество знаний, может быть лишь повторением того, что происхо­дило, когда мы получили одно знание.

Внимание

Когда перед моим взором открыва­ется равнина, я вижу все с первого взгляда и еще ничего не различаю. Чтобы распознать различные предметы и составить себе отчетливую идею их формы и положения, мне нужно остановить свой взгляд на каждом из них; на это мы уже обратили внимание. Но когда я смотрю на один из них, другие, хотя я их также вижу, по отношению ко мне таковы, как будто я их вовсе не вижу; и кажется, что среди стольких ощущений, возникаю­щих одновременно, я испытываю только одно — ощущение предмета, на котором я останавливаю свой взгляд.

Этот взгляд является действием, благодаря которому мой глаз ограничивается предметом, на который он себя направляет; на этом основании я даю ему название внима­ния, и для меня несомненно, что этой направленностью органа [на определенный предмет] исчерпывается участие тела во внимании. Каково участие души? Ощущение, кото­рое мы испытываем так, как если бы оно было единствен­ным, потому что все другие оказываются такими, словно мы их не испытываем.

Следовательно, внимание, которое мы обращаем на один предмет, есть со стороны души лишь ощущение, вызы­ваемое в нас этим предметом, ощущение, которое должно быть до некоторой степени исключительным; и эта спо­собность есть первая, которую мы замечаем в спо­собности чувствовать.

Сравнение

Так же как мы обращаем внимание на один предмет, мы можем обращать его на два предмета одновременно. Тогда вместо одного исключительного ощущения мы испытываем два; и мы го­ворим, что сравниваем их, потому что мы их испытываем исключительно для того, чтобы наблюдать одно рядом с другим, не отвлекаясь другими ощущениями; а ведь это в сущности то, что обозначается словом сравнивать.

Значит, сравнение — это не что иное, как двойное вни­мание; оно заключается в двух ощущениях, которые испы­тываются так, как если бы испытывали только их, и исклю­чают все другие ощущения.

Предмет присутствует или отсутствует. Если он при­сутствует, внимание является ощущением, которое он в на­стоящее время вызывает в нас; если он отсутствует, внима­ние является воспоминанием об ощущении, которое он вызвал. Именно этому воспоминанию мы обязаны тем, что имеем возможность упражнять нашу способность сравни­вать отсутствующие предметы так же, как присутствую­щие. Скоро мы будем рассуждать о памяти.

Суждение

Мы можем сравнивать два предмета, или испытывать их как два рядоположных ощущения, которые они вызывают в нас, только если заметим, что они сходны или различны. Ведь за­мечать сходство или различие — значит судить. Следо­вательно, суждение есть также ощущение («Грам­матика», ч. I, гл. 4) 7.

Размышление

Если благодаря первому суждению я узнаю только одно отношение, то, чтобы узнать другое отношение, мне необходимо второе суждение. Например, если я хочу знать, в чем различаются два дерева, я буду последовательно наблюдать их форму, ствол, ветви, листья, плоды и т. д. Я буду последовательно сравнивать все это; я составлю ряд суждений; и так как мое внимание отражается, так сказать, от одного предмета на другой, я скажу, что я размышляю 8. Таким образом, размышление является не чем иным, как рядом суждений, который создается рядом сравнений; а так как в сравне­ниях и в суждениях имеются лишь ощущения, значит, и в размышлении нет ничего, кроме ощущений.

Воображение

Когда путем размышления замечают качества,   по   которым   различаются

предметы, можно путем такого же размышления собрать в одном предмете качества, разделенные среди многих. Так, например, поэт создает себе идею героя, который никогда не существовал. Созданные таким путем идеи представ­ляют собой образы, обладающие реальностью только в уме, а размышление, создающее эти образы, получает название воображения.

Рассуждение

Суждение, которое я произношу, мо­жет неявно заключать в себе другое суждение, которого я не произношу. Если я говорю, что

какое-то тело тяжелое, я неявно говорю, что тот, кто этого не утверждает, ошибается. Ведь когда в одном суждении таким образом заключено еще одно, его можно произносить как продолжение первого, и на этом основании говорят, что оно является его следствием. Можно сказать, например: «Этот свод очень тяжел; значит, если он недостаточно под­держивается, он упадет». Вот это-то и подразумевается под словом рассуждать; это не что иное, как произносить два суждения этого рода. Следовательно, в наших рассуж­дениях имеются только два ощущения, так же как и в на­ших суждениях.

Рассудок

Второе суждение рассуждения, которое мы только что составили, явно заключено в первом, и нет нужды искать выводимое из него следствие. Напротив, его надо было бы искать, если бы второе суждение не обнаруживалось в первом столь же явно, как в приведенном выше рассужде­нии, т. е. нужно было бы, идя от известного к неизвестному, пройти через ряд промежуточных суждений, от первого к последнему, и увидеть, что все они последовательно заключены одни в других. Например, суждение «Ртуть держится в трубке барометра на определенной высоте» неявно содержится в суждении «Воздух обладает весом». Но так как этого сразу не видно, то нужно, идя от извест­ного к неизвестному, раскрыть путем ряда промежуточных суждений, что первое есть следствие второго. Мы уже со­ставили подобные рассуждения и будем составлять их еще; и когда мы приобретем привычки их делать, нам будет не­трудно понять, как они составляются. Люди всегда объяс­няют то, что умеют делать; начнем же с рассуждения *. Вы видите, что все способности, ко­торые мы только что рассмотрели, заключены в способности чувствовать. Благодаря рассмот­ренным способностям душа приобретает все свои знания; благодаря им она понимает все вещи, которые она изучает, так же как при помощи слуха она слышит звуки. Поэтому соединение всех этих способностей называется рассудком. Следовательно, рассудок включает в себя внимание, срав-

* Я вспоминаю, как в Коллеже учили, что «искусство рассуждать сстоит в сравнивании двух идей посредством третьей». Чтобы судить, гворили там, включает ли идея А идею В или исключает ее, возьмите третью идею С, с которой сравните последовательно одну и другую. Если идея А содержится в идее С, а идея С исключает идею В, следует сделать вывод, что идея А исключает идею В. Ничего этого мы применять не будем.

пение, суждение, размышление, воображение и рассужде­ние. Нельзя было бы точнее составить себе его идею («Курс занятий», Предварительные уроки, § 2; «Трактат о живот­ных», ч. II, гл. 5).