2.1. Коммуникационные действия и их формы

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 

Коммуникационную деятельность мы определили как движение смыслов в социальном пространстве. Элементарная схема коммуникации (рис. 1.1) соответствует ком­муникационной деятельности, точнее — не деятельности в целом, а элементарной ее части — коммуникационному действию. Коммуникационное действие — завершенная операция смыслового взаимодействия, происходящая без смены участников коммуникации. Субъектами, всту­пившими в коммуникацию, могут преследоваться три цели: во-первых, реципиент желает получить от коммуниканта некоторые привлекательные для него смыслы; во-вторых, коммуникант желает сообщить реципиенту некоторые смыслы, влияющие на поведение последнего; в-третьих, и коммуникант, и реципиент заинтересованы во взаимодействии с целью обмена какими-то смыслами. Соответственно возможны три формы коммуникацион­ного действия.

1. Подражание ― одна из древнейших форм передачи смыслов, используемая высшими животными и птицами; недаром некоторые ученые считали источником подражания стадный инстинкт. Под подражанием понимается воспроизведение реципиентом движений, действий, повадок  коммуниканта. Подражание может быть произвольным и непроизвольным (бессознательным). Произвольное подражание (имитация) используется при  школьном обучении, овладении технологиями, мастерством. Непроизвольное подражание — главный метод первичной социализации детей дошкольного возраста.

В общественной жизни посредством подражания про­исходит распространение модных новаций, популярных идей и веяний. Вместе с тем, благодаря подражанию, из по­коления к поколению передаются традиции, обычаи, сте­реотипы поведения. Недаром в «Поучении Мерикара», памятнике египетской письменности XXII—XXIII вв. до н. э. сказано: «Подражай отцам своим и предкам своим». Мож­но сказать, что подражание — один из способов существо­вания живой социальной памяти.

Э. Фромм среди специфически человеческих социаль­но-культурных потребностей отмечал стремление к упо­доблению, поиску объекта поклонения, отождествлению себя с кем-то более сильным, умным, красивым. В детстве дети уподобляют себя родителям, во взрослом состоянии — литературным героям, спортсменам, артистам, воинам. Эту потребность можно назвать потребностью в кумиротворчестве (отыскать или сотворить себе кумира).

Не следует думать, что подражание не соответствует эле­ментарной схеме коммуникационного действия (рис. 1.1), ибо не обнаруживается явного смыслового сообщения, адресованного реципиенту. На самом деле такое сообще­ние, обладающее привлекательностью для реципиента, всегда есть. Реципиент целенаправленно выбирает ком­муниканта и использует его в качестве источника смыс­лов, которые он хотел бы усвоить. Коммуникант при этом зачастую не осознает своего участия в коммуникацион­ном действии. Подражание — это такое объект-субъект­ное отношение, где активную роль играет реципиент, а ком­муникант — пассивный объект для подражания.

2. Диалог — форма коммуникационного взаимодей­ствия, освоенная людьми в процессе антропогенеза при формировании человеческого языка и речи. Участники диалога относятся друг к другу как к равноправным субъектам, владеющим определенными смыслами. Меж­ду ними складывается субъект — субъектное отношение, а взаимодействие их носит творческий характер в том смысле, что достигается социально-психологическая общ­ность партнеров, обозначаемая словом «МЫ».

Диалоговая коммуникация представляется как после­довательность высказываний участников, сменяющих друг друга в роли коммуниканта и реципиента. Высказы­вание — это не слово, не предложение, не абзац, а единица смысла, дающая возможность ответить на него. Участни­ки диалога совместно создают драматургический Текст, обладающий относительной смысловой завершенностью. Относительность завершения диалога определяется тем, что реакция на то или иное высказывание может проявить­ся в поведении реципиента спустя много времени. Лите­ратура, театр, лекция как раз рассчитаны на ответ замед­ленного действия. Незавершенный диалог перерастает в коммуникационный дискурс, охватывающий множество субъектов и продолжающийся бесконечно. Короче гово­ря, дискурс — это мультисубъектный бесконечный диалог.

3. Управление — такое коммуникационное действие, когда коммуникант рассматривает реципиента как сред­ство достижения своих целей, как объект управления. В этом случае между коммуникантом и реципиентом уста­навливаются субъект-объектные отношения. Управление отличается от диалога тем, что субъект имеет право моно­лога, а реципиент не может дискутировать с коммуникан­том, он может только сообщать о своей реакции по каналу обратной связи.

Управленческий монолог может быть: в форме приказа (коммуникант имеет властные полномочия, признаваемые реципиентом); в форме внушения (суггестии), когда используется принудительная сила слова за счёт многократного повторения одного и того же монолога (реклама, пропаганда, проповедь); в форме убеждения, аппелирующего не к подсознательным мотивам, как при внушении, а к разуму и здравому смыслу при помощи логически вы­строенной аргументации.

Особой формой управленческого коммуникационного действия является заражение, которое стихийно возника­ет в массах людей. Заражение характеризуется эмоциональ­ным накалом и агрессивностью. Его источниками могут быть ритуальные танцы, музыкальные ритмы, религиозный экстаз, спортивный азарт, ораторское мастерство. По-видимому, как и в случае внушения, при заражении большую роль играют бессознательные побуждения.

Диалог близок к поведению по схеме «стимул—реак­ция», он не требует такого уровня программирования и организации, как монологическое выступление. Поэтому именно диалог считается первоначальной формой речи, возникшей еще у питекантропов (1500—200 тыс. лет на­зад), а монологическая речь — более поздним коммуникационным достижением, требующим более высокой куль­туры речи и некоторых ораторских навыков.

На рис. 2.1 рассмотренные формы коммуникативных действий систематизированы по сходству и различию. Следует обратить внимание на то, что формы коммуника­ционных действий могут включать различное содержание, и вместе с тем, один и тот же смысл может передаваться в двух или даже в трех формах, например, обучать чему-либо можно путем показа (подражание), путем инструктирова­ния (управление) или путем диалогического объяснения.

Не следует абсолютизировать границы между разны­ми коммуникационными формами. Подражание, диалог, управление могут сливаться друг с другом, дополнять друг друга. Так, диалог может стать методом управления, на­пример, сократический диалог построен так, чтобы заста­вить оппонента признать правоту Сократа; диалог между учителем и учеником — обычная форма педагогического воздействия. Вообще говоря, любой содержательный ди­алог (бессодержательная болтовня не в счет) имеет целью оказать какое-то управленческое воздействие на сознание собеседников. Подражание — это вырожденный диалог, где коммуникант безучастен по отношению к реципиенту (игнорирует его), а реципиент ведет воображаемый диа­лог с коммуникантом.

 

 

Коммуникативные роли

 

Реципиент в роли

целенаправленного субъекта

объекта

воздействия

 

Коммуникант

в

роли

целенаправленного субъекта

диалог

управление

объекта

воздействия

подражание

 

 

Рис. 2.1. Формы коммуникационных действий

Коммуникационные действия есть элементарные акты, можно сказать атомы коммуникационной деятель­ности, но используются они и в некоммуникационной деятельности (познание, труд). Практически во всех ви­дах коммуникационной деятельности обнаруживаются формы, рассмотренные нами, но преобладает одна из форм. Это позволяет коммуникационную деятельность и в целом на различных ее уровнях представить в виде диа­логической, управленческой, подражательной, т. е. отож­дествить формы коммуникационной деятельности и фор­мы элементарных коммуникационных актов.