4.2.1. Схема устной коммуникации

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 

Обычно схему устной коммуникации представляют подобной элементарной схеме коммуникационной дея­тельности (рис. 1.1), где имеются три участника: говорящий (источник речи) — речевое сообщение — слушающий (приемник речи). На самом деле картина оказывается бо­лее сложной, потому что в устной коммуникации задей­ствованы одновременно два естественных канала: вербальный (речевой) и невербальный, использующие разные таковые средства.

Рис.4.2. Соотношение различных родов коммуникации

Речевая деятельность осуществляется абстрактно мыслящим левым полушарием головного мозга, где располо­жены «центры речи». Это полушарие считается «говоря­щим». Правое полушарие не участвует в речевой деятель­ности, так как не способно воспринимать словесные смыслы, но зато оно реагирует на внелингвистические, невербальные сигналы. В силу того, что вербальные и невербальные каналы работают параллельно, речь и жести­куляция дополняют друг друга, устная коммуникация оказывается двухканальной, а если учесть каналы обрат­ной связи, то и четырехканальной (см. рис. 4.3).

Рис.4.3. Схема устной коммуникации

Первые исследования невербальных средств воздей­ствия на аудиторию принадлежат античным ораторам. Цицерон в трактате «О произношении» уделил большое внимание использованию голоса и телодвижений во вре­мя публичных выступлений. Чарльз Дарвин специально  изучал выражение эмоций у животных и человека и нашел, что людям свойственны врожденные, биологически наследуемые средства, такие как смех, улыбка, плач, дрожь страха, холодный пот, румянец смущения, нахмуривание бровей и др. Но есть и социально обусловленные невербальные знаки: покачивание головы как знак отрицания или согласия, пожимание плечами для выражения недо­умения, складывание ладоней при убедительной просьбе и пр. Он заметил также, что сопровождающие живую речь мимика и жесты придают «живость и энергию высказан­ным нами словам. Они обнаруживают мысли и намерения других людей более точно, нежели слова, так как в словах возможна ложь». Последнее свойство невербального ка­нала — его откровенность отметил в свое время Ф. Шиллер, сказавший: «Из слов человека можно только заклю­чить, каким он намерен казаться, но каков он на самом деле, приходится угадывать по его мимике и ужимкам при высказывании слов, — по тем, стало быть, движениям, которые он делает нехотя». В межличностной коммуни­кации роль невербального канала особенно велика; по мнению некоторых ученых 60-70 % эмоционального зна­чения в этом виде коммуникации передается невербаль­ными средствами и лишь остальное — за счет осмыслен­ной речи. Известно, что хорошо знающие друг друга люди могут понимать один другого «с полуслова» или вообще без слов.

Гадатели, предсказатели, ясновидящие узнают о прош­лом своего клиента, о его характере и образе жизни по одежде, манере стоять, ходить, по расположению морщин (у добрых морщины одни, у злых другие, у мрачных третьи и т.д.); особенно много могут рассказать блеск глаз, их подвижность, сосудистый рисунок и пр.

Современные исследователи подтвердили наблюдение Ф. Шиллера, Ч. Дарвина и других проницательных людей, что невербальные реакции менее контролируемы и выда­ют действительные помыслы говорящего более откровен­но, чем произносимые слова. Можно сделать вывод, что из всех коммуникационных каналов именно невербальный канал является наиболее правдивым и честным. Это объясняется тем, что невербальные сигналы генерируются на подсознательном уровне правым «чувствующим» полушарием головного мозга, а речевые высказывания сознатель­но контролируются левым «абстрактно мыслящим» полу­шарием. Импульсы подсознания трудно управляемы, поэтому они «правдивее» осознанной речи.

К невербальному каналу апеллируют все виды искус­ства. Помимо исполнительского искусства в виде танца и музыки, с ним тесно связаны изобразительное искусство и синтетическое искусство типа театра и кино. Базой словесного искусства (поэзия, литература), конечно, являет­ся вербальный канал, но в той мере, в какой он сопровож­дается «музыкой слова», он обогащается невербальными средствами.

В главе 6 Семиотика социальной коммуникации мы специально остановимся на знаковых средствах невер­бального канала. Как правило, они дополняют речь (прав­да, есть исключение: язык глухонемых и тайная жестику­ляция), поэтому не следует идеализировать их потенции. Они хорошо выражают эмоциональное состояние коммуниканта или реципиента, но не пригодны для передачи абстрактных понятий и смысловых нюансов, имеют при­митивную «мешочную» грамматику, трудоемки в испол­нении, требуют повышенного внимания при восприятии, не обладают алфавитом для записи. Именно последнее преимущество вербальной коммуникации — возможность составления письменных текстов — обусловило развитие документных коммуникационных каналов, ставших ха­рактерным отличием цивилизованных народов от варвар­ских племен.