4.2.2. Функции естественного языка и речи

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 

Главное отличие человеческой коммуникационной дея­тельности от зоокоммуникации животных состоит в нали­чии вербального канала, передающего речевые сообщения (тексты) в устной и письменной форме. Это отличие оче­видно, как очевидно и то, что для его реализации человек должен обладать, во-первых, наследственно передаваемой речевой способностью (способностью членораздельно гово­рить и понимать обращенную к нему речь), во-вторых, знать какой-либо естественный язык и уметь им пользоваться (как известно, «материнским языком» — Muttersprashe — мы ов­ладеваем в детском возрасте в результате первичной социа­лизации). Естественный язык — это социальное достояние, фундаментальный раздел социальной памяти (см. раз­дел 3.4). Его следует отличать от речи, которая представля­ет собой овеществление (материализацию) результатов мышления (смыслов) с помощью языка, находящегося в ин­дивидуальной памяти говорящего (точнее — в индивидуаль­ном тезаурусе). Язык и речь образуют единство: нет языка — нет речи; нет речи — нет языка; речь осуществляется сред­ствами языка; язык реально существует лишь в речи.

Язык и речь в совокупности выполняют две сущностные, т. е. неотделимо присущие им, функции: во-первых, коммуникационную (часто говорят — «коммуникативную»), во-вторых, мыслительную. Язык и речь, благодаря этим функциям, являются средствами и орудиями социальной коммуникации и личностного мышления. Социальная ком­муникация, как известно, представляет собой движение смыслов в социальном времени и пространстве, поэтому сущностная коммуникационная функция делится на две сущностные функции: коммуникационно-временную, или социально-мнемическую, которую выполняет язык, явля­ющийся разделом социальной памяти (эта функция языка подробно рассмотрена в разделе 3.4), и коммуникационно-пространственную — функцию распространения смыслов в социальном пространстве, которая свойственна речи. Коммуникационная функция проявляется на межличнос­тном, групповом и массовом уровне, а мыслительная — лишь на личностном уровне, где она обеспечивает индиви­дуальное мышление. Стало быть, все мыслящие субъекты коммуникации, как индивидуальные, так и социальные, имеют дело с языком и с речью.

Сущностные функции проявляются в прикладных языково-речевых функциях. Под прикладной функцией понимаются те свойства языка и речи, которые позволяют людям использовать их в своей внеязыковой деятельности. Эти свойства многообразны, отсюда — многообразные области использования языка и речи в социальной и личной жизни, другими словами, в социальном пространстве и в индивидуально-психическом пространстве. Прикладные функции языка и речи систематизированы в табл. 4.2.

Таблица 4.2

Прикладные функции языка и речи

 

Области реализации функций

 

Функции, выполняемые

естественным языком

речью

 

Общественная жизнь (социальное пространство)

1.Социально-языковые

 

3. Социально-

речевые

 

Личный мир (индивидуально-психическое пространство)

2. Индивидуально-языковые

 

4. Индивидуально-

речевые

 

 

1. Социально-языковые функции

1а. Национально-культурная функция вытекает из сущностной функции социальной памяти, свойственной язы­ку. Подчеркнем, что национальный язык — это духовный генофонд народа, подобный генетическому фонду этно­са. На этом фонде строится национальная культура.

1б. Этнообразующая функция обусловлена тем, что на­циональный (этнический) язык входит в число необходи­мых конституирующих признаков этноса (народа, нации). Потеря родного языка равноценна утрате этнического са­мосознания. Отсюда — борьба национальных меньшинств за сохранение родного языка, их протесты против навязы­вания декретами власти чуждого им «государственного» языка. Язык, как известно, может служить средством «куль­турного империализма» и колонизации отсталых народов.

1в. Функция основания словесного искусства, поэтичес­кого творчества достаточно очевидна, но имеет смысл под­черкнуть связь этой функции с происхождением нацио­нальных языков. Практически неизвестны человеческие коллективы, говорящие на каком-либо языке, в которых отсутствовали бы поэтические произведения на этом язы­ке. Поэзия неотделима от языка потому, что творцами язы­ка выступают не все члены общества коллективно (один придумал одно слово, другой — падеж и т. п.), а люди, ода­ренные поэтическим гением. «Первоговорящий» одновре­менно и «первопоэт». На созданной «первопоэтами» и по­стоянно обогащаемой новыми творческими вкладами язы­ковой основе стало возможно существование современного фольклора, литературы, публицистики. По этой причине язык предстает в работах Современных философов-эстети­ков как культурно-эстетический феномен.

1г. Функция основания искусственных языков прояв­ляется в том, что все искусственные языки — от химичес­ких и математических номенклатур до языков компьютер­ного программирования и языков международного обще­ния типа эсперанто — вводятся в оборот посредством естественных языков и переводимы на них.

2. Индивидуально-языковые функции

Всякий человек рождается и, как правило, проводит дни свои в атмосфере родного языка: мы не только разговариваем, но и мыслим на родном языке, и это обстоятель­ство неизбежно накладывает свой отпечаток на личную духовную жизнь. Можно выделить следующие функции, выполняемые естественным языком в жизни отдельного человека:

2а. Функция социализации: овладев родным языком, человек начинает общаться с социальным окружением, получает доступы к культурному наследию и формиру­ется как типичный член данного общества.

2б. Мировоззренческая функция, заключающаяся в зависимости мировоззрения социализированной личности от ее родного языка. Многообразие языков огромно: есть языки, имеющие более 40 падежей, другие 6—8, у некото­рых их нет вообще; есть языки, где каждое слово однослож­но, и языки, где предложение — одно-единственное слово; в гавайском языке всего 7 согласных звуков, в языке саамов — 53 и т. п. Поскольку язык является орудием мышления, напрашивается вывод, что народы, использующие язык с 40 падежами, должны мыслить как-то иначе, чем народы, вообще не знающие падежей. С 30-х годов XX века и науке дискутируется так называемая гипотеза лингвисти­ческой относительности, связанная с именами Э. Сепира и Б. Уорфа. Согласно этой гипотезе, структура языка опреде­ляет структуру мышления и способ познания внешнего мира. Китаец и североамериканский индеец по-разному понимают одни и те же события и явления, потому что они воспринимают мир через призму своего родного язы­ка. Гомер назвал синее Эгейское море «виноцветным». Виноградное вино, которое пили древние греки, было зеленоватого цвета. Синий же цвет ни разу Гомером не упо­мянут; не встречается он и на страницах Библии. Отсюда делается вывод, что древние жители восточного Среди­земноморья не отличали вообще синего цвета от зелено­го, голубого, возможно — фиолетового, поскольку отсут­ствуют слова для обозначения этих цветов. Таким обра­зом, все мы являемся пленниками своего родного языка. Зависимость этнического сознания от языка достаточно очевидна, но продолжаются споры о границах этой зави­симости.

2в. Инструментальная функция — владение языком может использоваться в утилитарных целях, например для чтения иноязычной литературы, для переводческой дея­тельности, для туристического общения и т. д. К. Маркс говорил, что иностранный язык — это оружие в жизнен­ной борьбе, очевидно, имея в виду инструментальную функцию языка.

2г. Функция самоопределения и самовыражения. Внут­ренняя речь, естественно, осуществляется на родном язы­ке, поэтому размышления человека о своем Я, о личной «самости», интимная самооценка производится средства­ми «мутер-шпрахе». Семантические ресурсы родного язы­ка играют решающую роль в процессе поэтического само­выражения.

Анализ творческого процесса художников слова пока­зал, что создание произведения словесного искусства идет не от идеи к слову, а само произведение по мере его раз­вертывания проясняет для автора творческий замысел. Художественная идея как бы вырастает из словесного фонда. Б. Л. Пастернак в «Докторе Живаго» следующим образом описывал состояние вдохновения: «Первенство получает не человек и состояние его души, которым он ищет выражения, а язык, которым он хочет его выразить. Язык, родина и вместилище красоты и смысла, сам начи­нает думать и говорить за человека и весь становится му­зыкой». Можно сказать, что вся русская литература в спя­щем состоянии скрыта в русском языке; литератор-чаро­дей должен расколдовать эту «спящую красавицу» и явить ее свету. Конечно, это возможно только в том случае, если реализуется функция 1в, функция основания словесного искусства.

Нужно отметить, что творческий процесс в сознании представителей точных наук протекает совсем иначе. А. Эйн­штейн признавался: «Слова, или язык, как они пишутся или произносятся, не играют никакой роли в моем меха­низме мышления, — это некоторые знаки или более или менее ясные образы, которые могут быть «по желанию» воспроизведены и комбинированы. ...Обычные и обще­принятые слова с трудом подбираются лишь на следую­щей стадии». Ясно, что в отличие от «Песни о вещем Олеге» теория относительности не спрятана в недрах какого-либо естественного языка.

3. Социально-речевые функции

За. Регулятивная функция — управляющая сила сло­ва. В. Маяковский провозглашал:

Я знаю силу слов,

я знаю слов набат...

В. Шефнер написал более сдержанно:

Словом можно убить, словом можно спасти,

Словом можно полки за собой повести.

Поэты правы. Общеизвестны факты влияния слова на физиологические и психологические процессы: вспомним внушение, заражение, гипноз. Говоря терминами И. П. Пав­лова, вторая сигнальная система влияет на жизнедеятельность человеческого (и только человеческого!) организ­ма не меньше, чем первая сигнальная система, присущая животным.

3б. Магическая функция. Речевая способность издав­на казалась людям великим даром богов, требующим ос­торожного и бережного обращения.

Таинственная связь усматривается мифологическим со­знанием между существом и его именем, на что неоднократ­но указывали исследователи первобытных обществ Л. Леви-Брюль, Б. Малиновский, Дж. Фрэзер. Неуместное употреб­ление имени человека или названия предмета — верят до сих пор некоторые люди — может иметь трагические послед­ствия. Магическое слово, по их мнению, заклинает, околдо­вывает, заговаривает, исцеляет и напускает порчу.

Зв. Контактная функция обеспечивает установление и поддержание этикетного контакта между людьми. Обмен приветствиями, разговор о погоде, о транспорте и т. п. — необходимые составляющие повседневного общения. Бес­содержательную болтовню в европейской культуре предпочитают угрюмому молчанию. Правда, в других культу­рах встречается иной этикет. Так, у североамериканских: индейцев допускалось прийти к соседу, молча покурить полчаса и уйти.

4. Индивидуально-речевые функции

4а. Функция развития интеллекта. Использование внутренней речи для осмысления внешних впечатлений  и самоопределения способствует развитию рационально­го мышления, т. е. интеллекта личности.

4б. Эмотивная функция. Функция эмоциональной оценки происходящего, эмоциональной разрядки и впе­чатляющего выражения чувств и воли говорящего.

4в. Культурно-нормативная функция. Исторически сло­жившийся национальный (общенародный) язык существу­ет в следующих формах: литературный язык, народно-раз­говорная речь, территориальные диалекты, социолекты (терминологические системы, жаргоны, кастовые языки).

Культурно-нормативная функция присуща только литера­турному языку. Степень владения литературным языком — показатель культурного уровня (образованности) человека. Отступления от литературных нормативов в публичных выступлениях воспринимаются как культурная ущербность. Действительно, если речь человека сбивчива, невежествен­на, запутана, груба, то таково, видимо, и его мышление, ведь мыслим мы при помощи внутренней речи.

4г. Функция идентификации индивида с группой. Владение вербальными (жаргон, слова-пароли, территориальный или социальный диалект) и невербальными специальными значениями есть знак принадлежности к той или иной со­циальной группе, например: медик, матрос, уголовник, пе­дагог, поэт и т. д. Характерный эпизод: когда академику И. П. Бардину задали вопрос: «Как вы говорите: киломЕтр или килОметр?» — он ответил: «Когда как. На заседании Президиума Академии — киломЕтр, иначе академик Виног­радов морщиться будет. Ну, а на Новотульском заводе, конечно, килОметр, а то подумают, что зазнался Бардин». Здесь показательно, что академик, вышедший из заводской среды, осознает свою принадлежность к двум различным соци­альным группам, что отражается в речевой практике.

Перечисленные 15 прикладных функций языка и речи возможно реализовать только благодаря сущностным ком­муникационной и мыслительной функциям. Причем ком­муникационная функция особенно отчетливо проявляется в функциях 1а, 16,1в, 1г, 2а, 2в, За, 36, Зв, 46,4в, 4г — всего в 12 функциях из 15; остальные три прикладных функции — 26, 2г, 4а — мировоззренческая функция, функция самооп­ределения и самовыражения, функция развития интеллек­та тесно связаны с мыслительной сущностной функцией.