4.3.3. Коммуникационные барьеры

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 

Ни один из родов коммуникации не обходится без ба­рьеров, препятствующих движению смыслов. В пункте 4.2.3 мы определили четыре барьера, свойственных устной ком­муникации: технический, межъязыковой, социальный, психологический, эти же барьеры, за исключением специфического для устного общения межъязыкового, обна­руживаются и в ДОКС.

1. Технический барьер состоит в недоступности нужных документов для реципиента. Если реципиенту известны выходные данные требуемой публикации, то библиотечно-библиографические службы, благодаря межбиблиотечной кооперации, способны рано или поздно предоставить ему если не сам документ, то его копию. Это задача адресного поиска, которая носит чисто технический характер и не имеет непознанных проблем.

Гораздо хуже, если реципиент способен только сфор­мулировать тему, но не может назвать соответствующие ей (релевантные) документы. Тогда возникает задача семантического поиска информации, которая служит центральным предметом теории информационно-поис­ковых систем (ИПС). В этой теории присутствуют тех­нические проблемы (проблемы реализации ИПС), но го­раздо важнее логические, лингвистические, психологичес­кие проблемы, не нашедшие пока удовлетворительного решения. Именно в силу несовершенства ИПС, обеспе­чивающих поиск в документальных хранилищах, остает­ся актуальным кризис информации, выражающийся афо­ризмом «мы не знаем, что мы знаем».

2. Психологический барьер при восприятии докумен­тов возникает вследствие непонимания реципиентом их смысла. Непонимание может распространяться на все типы документов: непонимание замысла художника встречается столь же часто, как непонимание замысла писателя. Мы ограничимся рассмотрением проблемы по­нимающего чтения, которое, очевидно, является разно­видностью коммуникационного понимания. Как отмече­но в разделе 1.3, различаются: коммуникационное позна­ние — углубленное постижение содержания сообщения с целью извлечения нового для читателя знания; поверх­ностное коммуникационное восприятие, когда до глубин­ного смысла дело не доходит; псевдокоммуникация — механическое повторение текста. Психологические барьеры возникают не всегда; они тем ощутимее, чем усерднее стре­мится читатель постичь содержание книги. Рассмотрим суть дела более подробно.

Псевдокоммупикационное чтение иногда сталкивается с проблемой запоминания (зубрежка), но никогда не до­ходит до понимания. Классическим примером такого «псевдочтения» является чтение слуги Чичикова Петруш­ки. По словам Н. В. Гоголя, он «содержанием книг не затруднялся: ему было совершенно все равно, похождение ли влюбленного героя, просто букварь или молитвенник, — он все читал с равным вниманием; если бы ему подвернули химию, он и от нее бы не отказался. Ему нравилось не то, о чем читал он, но больше само чтение, или лучше сказать, процесс самого чтения, что вот-де из букв вечно вы­ходит какое-нибудь слово, которое иной раз черт знает, что и значит». Петрушка имел реального предшественни­ка — слугу поэта Шиллера, который хвастался, что в одну ночь, сидя у постели больного господина, прочел три тома сочинений Канта.

Поверхностное чтение соответствует коммуникацион­ному восприятию, при котором психологические барье­ры также мало тревожат. Исследования показали, что лишь около 10 % читателей художественной литературы стремятся к пониманию ее глубинного смысла. Вообще, досуговое, развлекательное чтение, как правило, являет­ся поверхностным. Поверхностное скорочтение — профес­сиональный навык работников книги — книготорговцев, библиотекарей, библиографов. Они относятся к литературе не как к источнику знаний или эстетических эмоций, а как к предмету труда или рыночному товару. С этой це­лью практикуется «чтение пальцами», выборочный про­смотр отдельных страниц, оглавлений, предисловия, заключения, чего достаточно для получения общего представления о книге.

Углубленное чтение — это деловое, а не досуговое заня­тие, чаще всего связанное с учебой, производственной де­ятельностью или самообразованием. Активное углублен­ное чтение (штудирование) — вид коммуникационного познания. Читатель отграничивает себя от личности автора, ведет с ним мысленный диалог, критически оценивает прочитанное, делает собственные выводы. Следы ак­тивного отношения к содержанию книги часто остаются на ее страницах. Вспомним пушкинское:

Хранили многие страницы

Отметку резкую ногтей.

Татьяна смотрит с трепетаньем,

Какою мыслью, замечаньем

Бывал Евгений поражен,

С чем молча соглашался он.

И на полях она встречает

Следы его карандаша.

Везде Онегина душа

Себя невольно выражает

То кратким словом, то крестом,

То вопросительным крючком.

Именно в процессе сознательного углубления в содер­жание произведения самобытного автора возникают ба­рьеры непонимания, для преодоления которых даются противоречивые рекомендации. Эти рекомендации пред­ставляют собой антиномии, т. е. противоположные утверж­дения, истинность которых доказывается с одинаковой убедительностью. Например:

1а. Следует овладевать искусством медленного чтения, стараться правильно понять автора, делать выпис­ки, конспектировать и многократно перечитывать текст. Ф. Ницше заявлял: «Филолог есть учитель медленного чтения».

1б. Следует овладевать техникой скорочтения, умени­ем «перелистывать книгу», чтобы освоить как мож­но больше печатной продукции.

2а. Следует выбирать для чтения такие книги, содержа­ние которых вас интересует, ибо интерес облегчает ус­воение содержания и дает удовлетворение от чтения.

26. Чтение — это труд, который может быть нелегким.

3а. Бесполезных книг нет, в каждой книге при внима­тельном чтении можно почерпнуть новое и полез­ное знание,

36. Подавляющее большинство печатной продукции от­носится к макулатуре и не заслуживает внимания.

4а. Нужно читать преимущественно новую, текущую ли­тературу, чтобы не отстать от современной жизни, не впасть в старомодность.

46. Лучше читать классическую, общепризнанную ли­тературу, следуя совету Генри Торо (1817—1862):

 «Читайте прежде всего лучшие книги, а то вы и со­всем не успеете прочитать их».

5а. Из книг можно узнать обо всем, познать мир в целом.

56. Без знания «некнижного» реального мира чтение книг — пустая и вредная трата времени, о чем сви­детельствует печальная судьба Дон Кихота. Какую же стратегию и тактику освоения книжного мира выбрать человеку, решившему познать накопленную человечеством книжную культуру? Ответа на этот воп­рос нет, ибо никто помочь не может. Главное ограничение включается в индивидуальной психике реципиента, а этот барьер неустраним.

3. Социальные барьеры это препятствия, которые воз­двигает ДИКС и управляющие ею органы на пути сооб­щения от коммуниканта к реципиенту. Главным из этих препятствий является цензура, которая имеет многовековую историю, заслуживающую специального рассмотре­ния. Надо заметить, что цензура — специфический барьер именно документной коммуникации; ее невозможно осу­ществить ни в устной, ни в электронной коммуникации, хотя попытки такого рода предпринимались властями.