5.6. Мультимедийная коммуникационная культура

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 

Мы живем в период бифуркации IV, когда господство машинной полиграфии постепенно уступает место муль­тимедийным телевизионно-компьютерным каналам. Одна­ко о становлении мультимедийной ОКС говорить еще рано. Использование электромеханических (телеграф, телефон, фонограф, кинематограф) или радиоэлектронных (радио, телевидение, видеозапись) устройств не означает выхода за пределы книжной коммуникационной культуры, ибо основные культурные смыслы фиксируются, передаются и хранятся в документной форме. Новые коммуникацион­ные средства дополняют индустриальную книжность, но не заменяют ее. Когда же пробьет час мультимедийности? Есть два критерия, позволяющие ответить на этот вопрос:

• Замена линейного текста нелинейным гипертекстом. Книжность изначально связана с линейной последователь-

ностью знаков; письменные тексты одномерны: они чита­ются буква за буквой, слово за словом, и никак иначе. Мыш­ление же человека вовсе не линейно, напротив, психическое пространство многомерно (см. раздел 1.1), и в нем каждый смысл связан с другими смыслами не только в силу пространственно-временной смежности, а в силу разно­образных формальных и содержательных ассоциаций. По­этому письмо лишь частично выражает мысль, подменяя ее гибкую многомерность жесткой одномерностью («мысль изреченная есть ложь», по словам Ф. И. Тютчева).

Гипертекст — это совокупность содержательно взаи­мосвязанных знаков, где от каждого знака в процессе чте­ния можно перейти не к одному единственному, непо­средственно следующему за ним, а ко многим другим, так или иначе связанным с данным. Таким образом воспроиз­водится многомерность человеческого мышления, и зна­чит, смысловая коммуникация получается более полной и точной, чем в случае линейного письма. Для моделиро­вания многомерных связей между знаками требуется вир­туальное пространство, которое создается современными компьютерными системами. Причем, в гипертекст в каче­стве смысловых элементов могут включаться не только отдельные слова, фразы или документы, но и изображения, музыкальное сопровождение, короче — все средства муль­тимедиа. В итоге человек из читателя превращается в пользователя мультимедийной ОКС, оперирующего пись­менной и устной речью, изображениями любых видов, кино- и видеороликами, таблицами и схемами, созданны­ми компьютером по его требованию. Гипертекстовые язы­ки применяются в системе Интернет (см. пункт 4.4.4), но широкое их распространение — дело будущего.

• Ведение смыслового диалога «человек — компьютер». Имеются в виду не подсказки, напоминания или запреты, которые предусмотрены «дружественным» программным обеспечением, а именно смысловая коммуникация чело­века и компьютера. В связи с перспективами смысловой коммуникации такого рода приобретает актуальность воп­рос «может ли машина мыслить?», ибо разумному человеку не пристало вести диалог с безмозглым болваном. Исследование интеллектуальных возможностей компью­теров, т. е. проблемы искусственного интеллекта, приве­ло к следующим выводам.

Интеллект компьютера зависит от того, какими зна­ниями программисты могут его наполнить. Беда в том, что человек не может формализовать и объективировать все свои знания, — люди знают больше, чем могут выразить, поскольку у человека есть сфера бессознательного, которой у компьютера нет. Например, знание правил игры не делает человека шахматистом; квалифицированный шах­матист знает гораздо больше, чем свод правил, но расска­зать об этом не может.

Компьютер не способен овладеть метафорами, ирони­ей, ему чужда «игра слов», значит свободный, а не адап­тированный диалог человека и компьютера невозможен.

Компьютерам чужды эмоции и желания, они не обла­дают эмоционально-волевой сферой, они не могут сочув­ствовать человеку, поэтому искусственный интеллект всегда будет чужд интеллекту естественному с его забо­тами и радостями.

Поскольку в социальной коммуникации участвуют правые и левые полушария партнеров, а у компьютера есть лишь аналог левого полушария, компьютер никогда не сможет понять в полной мере сообщения людей. Люди могут понимать друг друга вообще без слов, что компью­теру недоступно.

Короче говоря, на вопрос «может ли компьютер мыс­лить?» был получен ответ: да, может!, но не по-человечески, а по-машинному, в пределах своего ограниченного искусственного интеллекта. Но и такое «машинное» мышление — немаловажное приобретение для общественных коммуни­кационных систем, которое может служить качественным отличием мультимедийных ОКС от книжной культуры.

Совершенно очевидно, что коммуникационная дея­тельность человека, постоянно имеющего дело с мульти­медийными гипертекстами и искусственным интеллек­том, будет другой, чем коммуникационная деятельность интеллигента-книжника. Трудно предсказать априори эти различия, но можно сделать вывод, что господство муль­тимедийной коммуникационной культуры наступит тог­да, когда появится поколение людей, воспитанных в лоне этой культуры.

Поколению людей мультимедийной культуры, по мне­нию большинства социальных философов, предстоит жить в постиндустриальном информационном обществе, которое соответствует стадии постнеокультуры (см. Вве­дение). Интернет — «первая ласточка» информационно­го общества, но первая ласточка, как известно, не делает весны. Остановимся на типологических признаках, или показателях, отличающих информационное общество от аграрного или индустриального общества предыдущих исторических эпох.

1. Технико-технологические показатели: всеобщая компьютеризация, распространение и доступность персо­нальных компьютеров и сверхмощных ЭВМ пятого и пос­ледующих поколений; удобный и простой человеко-машинный интерфейс, использующий несколько органов чувств человека; «дружественность» и антропоморфичность информационных технологий; мобильные и пер­сональные средства связи; глобальная коммуникация с использованием спутников, лазеров, волоконно-оптичес­ких кабелей. Короче, информационное общество должно опираться на мощную мультимедийную телевизионно-компьютерную коммуникационную систему.

2. Социально-экономические показатели: превраще­ние социальной информации, т. е. общественного знания, в ключевой экономический ресурс, решающий фактор интенсификации промышленного и сельскохозяйственного производства, ускорения научно-технического прогресса; информационные технологии, продукты и услуги становятся основным товаром рыночной экономики; кон­центрация в информационном секторе экономики до 80% трудоспособного населения; модернизация старых и по­явление новых информационных профессий умственно­го труда; практика выполнения большей части трудовых функций в домашних условиях благодаря телекоммуни­кации; демассовизация народного образования, досуга и быта людей. Короче, сплошная информатизация обще­ственного производства и повседневной жизни.

3. Политические показатели: демократизация социальных коммуникаций, гласность и открытость обществен­ной жизни, гарантированная свобода слова, собраний. Ко­роче, либерально-демократический политический строй.

4. Интеллектуальные показатели: активное использо­вание постоянно растущего культурного наследия, рас­цвет науки, образования, искусства, религиозных конфес­сий и соответствующих миди- и макрокоммуникаций; развитие национального интеллекта и всемирного универ­сума знаний; прогрессирующее духовное развитие лично­сти, переход от материально-потребительских ценностных ориентации к познавательным и этико-эстетическим ориентациям; развитие микрокоммуникации и творческих, культуросозидательных способностей индивидов; станов­ление «хомо информатикус» или «хомо интеллигенс». Короче, всестороннее развитие социального и личного ин­теллекта.

Обобщая названные показатели, получаем следующую дефиницию информационного общества:

Информационное общество — интеллектуально раз­витое либерально-демократическое общество, достигшее сплошной информатизации общественного производства и повседневной жизни людей благодаря мощной телевизионно-компьютерной базе. В этой дефиниции учтены четыре типологических признака информационного об­щества, перечисленные выше. Очевидно, что формирование мультимедийной ОКС — необходимая предпосылка превращения утопии информационного общества в реальный факт.