VI. ТИПЫ ЛЕГИТИМНОГО ПОРЯДКА: УСЛОВНОСТЬ И ПРАВО

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 

1. Легитимность порядка может быть гарантирована только внутренне, а именно:

1) чисто аффективно: эмоциональной преданностью:

2) ценностно-рационально: верой в абсолютную зна­чимость порядка в качестве выражения высочайших

[639]

непреложных ценностей (нравственных, эстетических или каких-либо иных);

3) религиозно: верой в зависимость блага и спасения от сохранения данного порядка.

II. Легитимность порядка может быть гарантирована также (или только) ожиданием специфических внеш­них последствий, следовательно, интересом, причем это ожидание особого рода.

Порядком мы будем называть: а) условность, если ее значимость внешне гарантиро­вана возможностью того, что любое отклонение натолк­нется внутри определенного круга людей на (относи­тельно) общее и практически ощутимое порицание; б) право, если порядок внешне гарантирован возмож­ностью (морального или физического) принуждения, осуществляемого особой группой людей, в чьи непосред­ственные функции входит охранять порядок или предот­вращать нарушение его действия посредством приме­нения силы.

1. Условностью мы будем называть «обычай», кото­рый считается в определенном кругу людей «значимым» и невозможность отклонения от которого гарантиру­ется порицанием. В отличие от права (в принятом нами смысле слова) здесь отсутствует специальная группа людей, осуществляющая принуждение. Если Штаммлер видит критерий различия между условностью и правом в совершенно «добровольном» подчинении, то это не соответствует обычному словоупотреблению и не под­тверждается его собственными примерами. Следование «условности» (в обычном смысле слова), то есть необ­ходимость придерживаться принятой манеры приветст­вия, одежды, определенных границ в общении по форме и содержанию, весьма серьезно «ожидается» от инди­вида как обязательное соответствие принятым образцам и отнюдь не предоставляется его свободному решению на манер того, как обычай позволяет индивиду по своему усмотрению выбирать свои трапезы.

При нарушении условности (например, «профессио­нальной этики») социальный бойкот со стороны людей одной профессии часто оказывается значительно более действенной и ощутимой карой, чем та, которую мог бы вынести судебный приговор. Здесь отсутствует только специальная группа людей, гарантирующая повинове­ние (у нас это судьи, прокуроры, чиновники, судебные

исполнители и т.д.). Однако граница эта не может быть точно очерчена. Пограничным случаем конвенцио­нальной гарантии, переходящей в правовую гарантию системы, является угроза подлинного организованного бойкота. В нашей терминологии это уже средство юри­дического принуждения. В данном случае нас не инте­ресует то обстоятельство, что гарантией условности может быть не только порицание, но и другие средства (как, например, использование права хозяина дома при поведении, нарушающем условность, принятую в данном кругу людей). Решающим здесь является то, что такие (часто жесткие) меры принуждения применяет отдель­ный человек именно в качестве конвенционального по­рицания, а не специально предназначенная для этого группа людей.

2. Мы в данном случае считаем решающим для поня­тия «права» (которое для других целей может быть определено совершенно иным образом) наличие специ­альной группы принуждения. Она, разумеется, совсем не должна быть всегда похожа на то, к чему мы при­выкли теперь. Прежде всего, совсем не обязательно на­личие «судебной» инстанции. Такой группой может быть, например, «род» (в вопросах кровной мести и «фай-ды»), если для его реакции действительно значимы установления какой-либо системы. Впрочем, это крайний случай того, что можно еще считать «юридическим при­нуждением». Как известно, международное право часто не признавалось «правом», ввиду того что оно не гаран­тировано наличием надгосударственной принудитель­ной власти. Для принятой здесь (из соображений целе­сообразности) терминологии порядок, гарантированный извне только ожиданием порицания и репрессий — сле­довательно, конвенционально и констелляцией интере­сов, — где отсутствует группа людей, действия которых специально направлены на его сохранение, не может быть определен как «право». Вполне вероятно, что в рамках юридической терминологии определение это мо­жет быть противоположным.

Средства принуждения здесь иррелевантны. Сюда от­носится даже «братское предупреждение», принятое в ряде сект в качестве первичной меры мягкого воздей­ствия на грешников, при условии что оно основано на определенном правиле и совершается специальной груп­пой людей. То же можно сказать о порицании, выска-

занном цензорами, если оно служит средством гаранти­ровать «нравственные» нормы поведения, а тем более о моральном принуждении, которое осуществляет церковь. Следовательно, «право» может быть иерократическим и политическим, может быть гарантировано статутами какого-либо объединения или авторитетом главы дома, сообществами или ассоциациями. Свод правил поведе­ния студентов в рамках данного концептуального опре­деления также имеет значение «права». Само собой разумеется, что сюда относятся и не обеспеченные пра­вовой санкцией случаи, предусмотренные в секции 888 § 2 свода процессуальных норм гражданского права. «Leges imperfectae» и категория не караемых судом обязательств суть формы юридического языка, в кото­рых косвенным образом определены границы или усло­вия применения принуждения. Насильственно введен­ные правила дорожного движения в этом смысле — право (см. § 157, 242 свода гражданских законов).

3. Значимый порядок не обязательно должен быть общим, абстрактным по своему характеру. Значимое «правовое положение» и «судебное решение» в конкрет­ном случае совсем не всегда были так резко отграни­чены одно от другого, как нам представляется вполне естественным сегодня. «Система» может поэтому приме­няться к отдельному конкретному случаю. Все остальное относится уже к социологии права. Наиболее целесооб­разно, как мы полагаем, пользоваться (если особо не оговорено обратное) современным представлением об отношении правовых положений к судебным решениям.

4. «Внешне» гарантированные системы могут быть гарантированы и «внутренне». Взаимоотношения между правом, условностью и этикой не составляют проблемы для социологии. «Этическим» социология считает тот критерий, для которого специфическая ценностно-ра­циональная вера людей служит нормой человеческого поведения, пользующегося предикатом «хорошего» в нравственном отношении, так же как поведение, при­меняющее предикат «красивый», прилагает к своему определению эстетический критерий. В этом смысле этические нормативные представления могут очень силь­но влиять на поведение людей, без какой-либо внеш­ней гарантии. Подобное обычно происходит в тех слу­чаях, когда нарушение указанных норм серьезно не за­трагивает чужих интересов. Однако часто соблюдение

норм гарантируется религией; они могут гарантиро­ваться и конвенционально (в смысле используемой здесь терминологии) посредством вынесения порицания при их нарушении или бойкота, а также юридически посредством санкций уголовного и гражданского права или вмешательства полиции.

Подлинно значимая в социологическом смысле этика в большинстве случаев обычно гарантируется тем, что ее нарушение может вызвать неодобрение, то есть гаран­тируется конвенционально. Однако не все (во всяком случае, не обязательно) конвенционально или юридиче­ски гарантированные системы претендуют на этическую нормативность, причем правовые, в ряде случаев чисто целерациональные по своему характеру, претендуют еще в значительно меньшей степени, чем конвенцио­нальные. Следует ли относить к сфере «этики» распро­страненное в определенном кругу представление о значи­мости или не следует (то есть рассматривать его в по­следнем случае «просто» как условность или «просто» как норму права), решается для эмпирической социологии только в соответствии с тем, какое понятие «этического» фактически определяло или определяет поведение в дан­ном кругу людей. Поэтому никакого обобщения здесь быть не может.

Текст приводится по изданию:

Избранные произведения: Пер. с нем./Сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова; Предисл. П. П. Гайденко. — М.: Прогресс, 1990. —808 с.— (Социологич. мысль Запада).