2.4. Феноменологическая социология

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

В отношении изучения привычных интерпретаций и устой-

чивых смыслов действий альтернативной символическому инте-

ракционизму парадигмой является феноменологическая социоло-

гия. Это подход, основывающийся на рассмотрении социального

взаимодействия как процесса координации поступков людей, на-

деляющих действия друг друга смыслом, типичным для их жиз-

ненного опыта. Общность и устойчивость смыслов, придаваемых

ситуациям взаимодействия, упорядочивает их и превращает в

представлении участников взаимодействия в объективную реаль-

ность социальные феномены. Социальная реальность конструи-

руется, хотя большей частью непреднамеренно, в сознании людей,

придерживающихся общепринятых способов интерпретации как

очевидных, естественных.

Образцами постановки и решения исследовательских про-

блем для приверженцев концепции феноменологической социоло-

гии служат работы выдающегося австрийского философа и социо-

лога Альфреда Шюца (18991959) и его учеников немецкого со-

циолога Томаса Лукмана (р. 1927) и американских социологов Пи-

тера Бергера (р. 1929) и Гарольда Гарфинкеля (р. 1917).

Шюц в работе «Смысловая структура социального мира»

(1932), используя идеи феноменологической философии герман-

ского мыслителя Э. Гуссерля, сформулировал концепцию соци-

альной феноменологии как изучения тех представлений, которые

образуют общество как «горизонт жизненного мира» сферу опы-

та, доступного индивидам в их повседневной жизни. Жизненный

мир не является предметом размышлений, люди просто пережи-

вают его как очевидную реальность. Объективность вещей, дейст-

вий, событий в мире повседневности это естественная уста-

новка индивидуального сознания. Субъективные переживания,

индивидуальный опыт объективирует язык, при помощи которого

люди обозначают и определяют любые явления. В языке ситуации

взаимодействия и их участники типизируются, то есть подводятся

под привычные и понятные категории: «лекция», «студент», «пре-

подаватель»; «магазин», «покупатель», «продавец»; «семья», «ро-

дители», «дети» и т. д. Типизации придают смысл любым, даже

новым явлениям и тем самым встраивают их в жизненный мир в

качестве знакомых и потому понятных и «само собой разумею-

щихся».

Межиндивидуальное взаимодействие строится на основе

взаимной типизации, то есть приписывания участниками действи-

ям друг друга типичных мотивов, варианты которых заданы жиз-

ненным опытом. Индивиды действуют на основе интерпретаций и

при этом исходят из естественной установки, что имеют дело не с

интерпретациями, а с реальными явлениями. Согласованность,

координация поступков в таком случае возможна постольку, по-

скольку смысл явлений, заложенный в типизациях, истолковыва-

ется одинаково разными людьми. Единство интерпретации обес-

печивается общностью жизненного мира. Жизненный мир не яв-

ляется объективной реальностью, поскольку образован пережива-

ниями, опытом, типизациями, но он не является и субъективным

миром индивидуального сознания. Жизненный мир это интер-

субъективная реальность. Интерсубъективность это фундамен-

тальная характеристика социальных феноменов.

Интерпретация ситуаций взаимодействия и действий его

участников как типичных превращает взаимодействие в социаль-

ный порядок устойчивую структуру. Социальная структура с

точки зрения феноменологической социологии представляет со-

бой всю сумму типизаций и созданных с их помощью повторяю-

щихся образцов взаимодействия. Таким образом, общество конст-

руируется в результате взаимодействий в повседневной жизни.

Однако сконструированный социальный порядок в силу естест-

венной установки сознания воспринимается индивидами как объ-

ективная реальность система норм и правил, которые необходи-

мо усвоить и которым необходимо следовать. Эту двойственность

общества, представляющего собой одновременно и «субъектив-

ные смыслы» и «объективную фактичность», Бергер и Лукман в

совместной работе «Социальное конструирование реальности»

(1966) представили как особенность социальной реальности, для

которой характерны три момента:

1) общество – человеческий продукт,

2) общество – объективная реальность,

3) человек – социальный продукт.

Типизации повседневной жизни образуют социальные кон-

структы первого порядка. На их основе создаются социальные

конструкты второго порядка, формирующие «конечные миры

смыслов» такие сферы специфических феноменов и взаимодей-

ствий, как наука, религия, искусство, экономика и т. д. Конечные

миры смыслов это замкнутые области реальности, встраиваемые

в реальность повседневной жизни. В каждом из этих миров осо-

бый способ существования феноменов. В сфере науки существует,

то есть имеет смысл, только то, что объективно; в сфере религии

только то, что сверхъестественно; в сфере искусства то, что эс-

тетично; в экономике то, что рентабельно.

Для того чтобы индивид смог переживать эти специфиче-

ские реальности и участвовать в соответствующих взаимодейст-

виях, ему (ей) необходимо расширить «горизонт жизненного ми-

ра», усвоив типичные для той или иной сферы взаимодействия

смыслы и способы их образования. Ключевую роль в этом играет

язык, типизирующий опыт и связывающий в единое целое мир

повседневности и конечные миры смыслов. Идея об определяю-

щей роли языка в социальном конструировании реальности ле-

жит в основе исследовательской стратегии феноменологической

социологии: изучать то, как при помощи речевых коммуникаций

поддерживаются и трансформируются социальные феномены –

общество, социальные общности, социальные статусы и т. д.

Гарфинкель в работе «Исследования по этнометодологии»

(1967) представил исследовательскую стратегию феноменологи-

ческой социологии как эмпирическую технику выявления скры-

тых, подразумеваемых смыслов, определяющих возможность и

характер коммуникации. Понятием этнометодология у Гарфин-

келя обозначается и предмет его исследования практикуемые

индивидами в повседневной жизни методы объяснения, то есть

способы наделения смыслом ситуаций и действий, и одновремен-

но исследовательский метод обнаружение латентных смысловых

структур в привычных, обыденных ситуациях, рассматриваемых

подобно тому, как этнографы смотрят на обычаи и ритуалы иных

народов, непривычные и требующие усилий для раскрытия их

смысла.

Гарфинкель на экспериментальном материале показал, что

коммуникация основывается на «индексации», то есть на привязке

высказываний к контексту. Смысл высказывания не содержится в

нем самом, а определяется выбором контекста, при этом

структура возможных контекстов для каждого индивида задана

его жизненным миром. В одном из проведенных Гарфинкелем

экспериментов студентам университета было предложено принять

участие в том, что было представлено как новая форма психотера-

пии. Студентов попросили кратко изложить личную проблему,

для решения которой им нужен совет, и задать психотерапевту

вопросы, предполагающие односложный ответ «да» или «нет».

Человек, отвечавший на вопросы студентов, не был психотерапев-

том, а последовательность его ответов была задана генератором

случайных чисел. Несмотря на то, что ответы не имели никакого

отношения к содержанию вопросов, студенты интерпретировали

ответы как советы профессионала. Если даже ответы казались со-

вершенно абсурдными, студенты считали, что просто не смогли

внятно изложить свою проблему. Гарфинкель сделал вывод, что

студенты наделяли смыслом ответы мнимого психотерапевта, ис-

ходя из подспудно навязанного им экспериментатором контекста:

они находятся на организованном в университете сеансе психоте-

рапии, их собеседник психотерапевт. Подобным образом в

обычной жизни люди придают тот или иной смысл ситуации и

высказываниям партнеров по коммуникации и тем самым спон-

танно создают социальный порядок даже тогда, когда объективно

его нет.

Феноменологическая схема «придание смысла – конструи-

рование реальности» может служить универсальным аналити-

ческим инструментом. Например, получение профессионального

образования можно рассматривать как усвоение понятийного ап-

парата, приемов работы и манеры общения, которые в совокупно-

сти являются способом наделения смыслом ситуаций и предметов,

существенных для данного профессионального сообщества. Для

его членов профессиональная деятельность образует особый мир,

реальность которого (и, следовательно, важность профессии) не-

сомненна. Образование это совокупность межиндивидуальных

(внутри сообщества преподавателей и студентов) коммуникаций,

посредством которых происходит социальное конструирование

профессии.

Феноменологическая социология хорошо описывает и объ-

ясняет то, как люди взаимодействуют в повседневной жизни, и, в

отличие от символического интеракционизма и теории социально-

го обмена, уделяет большое внимание и социальным структурам.

Однако все эти парадигмы недооценивают роль неравенства и

конфликтов в формировании процессов межиндивидуального

взаимодействия.