3.2. Интегративные парадигмы

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

Характерные для рассмотренных выше парадигм однознач-

ные решения дилемм «действие или структура», «факты или

смыслы», «объективизм или активизм» приводят к односторонно-

сти подходов и противопоставлению полученных в их рамках ре-

зультатов исследований. На преодоление противопоставления в

теоретической социологии действия и структуры, объективности и

социальной активности исследователя нацелены новые исследова-

тельские подходы и теории, которые в последние два десятилетия

приобрели большое число сторонников среди социологов. Это так

называемые интегративные парадигмы. К их числу принадлежат

теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса, теория

структурации Э. Гидденса, конструктивистский структурализм

П. Бурдье.

Теория коммуникативного действия это исследователь-

ский подход, в основе которого лежит представление об обществе,

с одной стороны, как о системе, а с другой как о жизненном ми-

ре. Основоположник этого подхода немецкий социолог Юрген

Хабермас (р. 1929) в работе «Теория коммуникативного действия»

(1981) стремился показать относительную правоту макросоциоло-

гических парадигм (структурный функционализм, исторический

материализм) и микросоциологических парадигм (феноменологи-

ческая социология, символический интеракционизм), которые со-

средотачивают внимание исследователей, соответственно, на объ-

ективных структурах и субъективных смыслах. Ограниченность

этих парадигм, по мысли Хабермаса, заключается в том, что они

«обрывают» связь между двумя неразделимыми аспектами обще-

ственной жизни.

Хабермас выделил два типа социального действия: целера-

циональное действие*, направленное на успешное манипулирова-

ние объектами, в качестве которых могут рассматриваться и вещи

и живые существа, в том числе люди, и коммуникативное дейст-

вие, направленное на достижение взаимопонимания и консенсуса

(от лат. consensus согласие, единодушие) между взаимодейст-

вующими людьми. Целерациональное действие воспроизводит

общество как систему, то есть комплекс формальных норм, оп-

ределяющих наиболее эффективные способы обеспечения благо-

состояния и безопасности индивидов. Экономика сфера дея-

тельности, в которой действия индивидов координируются при

помощи денег, и политика сфера, в которой действия координи-

руются при помощи власти, являются составными частями систе-

мы. Люди действуют согласованно, если одни оплачивают дейст-

вия других или если одни подчиняются распоряжениям других.

Коммуникативное действие воспроизводит общество как жиз-

ненный мир, то есть комплекс символических структур, опреде-

ляющих способы придания индивидами смысла событиям и дей-

ствиям друг друга. Составными частями жизненного мира явля-

* Понятие целерационального действия и саму идею типологизации социаль-

ного действия Ю. Хабермас взял у М. Вебера.

ются: 1) культура сфера деятельности, в которой индивидами

создается и передается знание; 2) общность сфера деятельности,

в которой индивидами устанавливается и поддерживается чувство

единства солидарность; 3) социализация личности сфера дея-

тельности, в которой у индивидов формируется идентичность

(представление о себе на основе осознания принадлежности к той

или иной социальной общности) и способность быть актором

ответственным субъектом социального действия. Культура, общ-

ность, социализация личности это сферы, в которых действия

индивидов координируются при помощи языка как средства рече-

вой коммуникации. Люди действуют согласованно, если одни ар-

гументируют необходимость или полезность тех или иных дейст-

вий, а другие принимают эти аргументы как убедительные.

Система и жизненный мир неразрывно связаны и зависят

друг от друга. Система обеспечивает «материальную основу» ком-

муникативного действия посредством эффективного использова-

ния ресурсов и результатов целерационального действия для под-

держания: 1) технического оснащения и организационных проце-

дур накопления и передачи знания; 2) экономического благополу-

чия, правового порядка и военной безопасности общности; 3) жиз-

ненных сил и здоровья индивидов. Жизненный мир обеспечивает

мотивацию целерационального действия посредством придания

объектам и ситуациям значений, ориентируясь на которые, люди

выбирают культурно, социально и индивидуально приемлемые це-

ли и соотносят цели и средства. Но в современном мире, согласно

Хабермасу, равновесие между системой и жизненным миром на-

рушено и система «колонизует» жизненный мир.

Колонизация происходит в форме бюрократизации и ком-

мерциализации тех сфер жизнедеятельности, в которых создаются

символические структуры. Деньги и власть постепенно замещают

речевую коммуникацию в качестве средства координации дейст-

вий в науке, искусстве, образовании, профессиональных ассоциа-

циях, местных общинах, семейной жизни, воспитании подрас-

тающего поколения. Колонизация жизненного мира основная

структурная проблема современного общества, так как распад сим-

волических структур ведет к мотивационному кризису: мотивация

действий на основе придания им смысла исчезает и нарастает «сис-

темное насилие». Действия на основе личного выбора, мотиви-

руемые ценностными ориентациями, убеждениями, верованиями,

замещаются действиями на основе вынужденного подчинения и

корыстного интереса, то есть внешних стимулов, исходящих от

системы. Такого рода действие совершается лишь до тех пор, пока

система оказывает на деятельность индивидов давление посредст-

вом денег и власти.

Колонизация жизненного мира является основной причиной

социальных конфликтов в современную эпоху. На смену эконо-

мической и политической борьбе классов приходит борьба между

общностями, чьи интересы связаны с экспансией системы, пред-

принимателями, рабочими, служащими, государственными чи-

новниками и общностями, чьи интересы связаны с поддержани-

ем жизненного мира, молодежью, этническими и культурными

меньшинствами, религиозными фундаменталистами и т. д. В этих

условиях главной целью исследования должно быть развитие та-

кой формы мышления и мотивации деятельности, которая может

служить идейной основой и практическим средством поддержания

жизненного мира и сдерживания экспансии системы. Хабермас

для обозначения этой формы мышления и мотивации деятельно-

сти ввел понятие коммуникативной рациональности, противопос-

тавляя ее инструментальной рациональности системы. При по-

мощи концепции колонизации системой жизненного мира и кон-

цепции коммуникативной рациональности в теории коммуника-

тивного действия объективистские парадигмы (структурный функ-

ционализм и феноменологическая социология) интегрируются с

активистскими парадигмами (историческим материализмом и кри-

тической теорией).

Теория коммуникативного действия хорошо описывает и

объясняет взаимосвязь и взаимодополнительность двух типов ор-

ганизации жизнедеятельности людей: формальных обезличенных

образцов взаимодействия «системы» и повседневных межлично-

стных коммуникаций «жизненного мира». Однако эта теория

оставляет непроясненным вопрос о том, предопределяют ли соци-

альные структуры (и системы, и жизненного мира) индивидуаль-

ные действия (и целерациональные, и коммуникативные) или, на-

против, действия порождают структуры?

Альтернативой теории коммуникативного действия в реше-

нии данной проблемы является теория структурации, созданная

английским социологом Энтони Гидденсом (р. 1938). Теория

структурации это научный подход, основывающийся на пред-

ставлении о воспроизводстве общества как системы взаимодейст-

вия агентами (от лат. agens действующий) индивидами как

субъектами действия, создающими структуры, которые, в свою

очередь, служат объективными условиями средствами (предос-

тавляют возможности) и ограничениями (задают рамки) для по-

следующих действий.

В работе «Конституирование общества» (1984) Гидденс

представил теорию, которая должна соединить парадигмы, исхо-

дящие из примата структуры, и парадигмы, исходящие из примата

действия, и тем самым положить конец «имперским притязаниям»

субъективизма, характерного для интерпретативной социологии, и

объективизма, характерного для структурного функционализма.

Ключевое положение теории структурации тезис о дуальности,

то есть двойственном характере социальных структур. Они, с од-

ной стороны, являются результатом (часто непреднамеренным)

деятельности индивидов, а с другой стороны, являются предпо-

сылками этой деятельности.

Определяющая роль в социальных процессах агентов прояв-

ляется на трех уровнях осознания и контроля ими своих действий.

Первый уровень это мотивация действия, то есть возникновение

внутреннего побуждения к действию как представления о необхо-

димости и направленности действия. Второй уровень рационали-

зация действия, то есть определение процедуры действия на осно-

ве соотнесения целей и средств. Третий уровень мониторинг (от

англ. monitoring наблюдение с целью контроля) действия, то есть

рефлексия мотивов, процедуры и последствий действия. В случае

успешного исхода действия (достижение индивидуальных целей,

позитивная реакция со стороны социального окружения) исполь-

зованные средства и процедура совершения действия рассматри-

ваются индивидами в качестве образцов для последующих дейст-

вий. Согласно Гидденсу, люди характеризуются естественным

стремлением к «онтологической безопасности» определенной

степени стабильности в жизни или, иными словами, «уверенности

в том, что природа и социальный мир останутся такими, какие они

есть». Таким образом, рационализация и рефлексия агентами сво-

их действий ведут к созданию социальных систем, которые упо-

рядочивают взаимодействия и структурными элементами которых

являются практики, то есть привычные действия.

Определяющая роль в социальных процессах структур про-

является в двух видах условий, создающих ограничения и воз-

можности для деятельности агентов. Первый вид структур это

правила совершения действия, которые существуют в виде правил

обозначения (языковых кодов) и в виде правил санкционирования

поведения (социальных норм). Второй вид структур ресурсы для

совершения действия, которые могут быть материальными и не-

материальными (власть). Ориентируясь на существование правил

и доступность ресурсов, индивиды делают выбор в пользу совер-

шения одних действий и отказываются от совершения других. Та-

ким образом, влияние правил и ресурсов на мотивацию и рацио-

нализацию действий агентов ведет к воспроизводству агентами

социальных систем.

Различные макросоциологические и микросоциологические

парадигмы построены на основе разных комбинаций уровней

компетентности агентов и видов структур. Например, комбинация

представлений о рационализации, рефлексии и правилах санкцио-

нирования лежит в основе теории рационального выбора, а в ос-

нове феноменологической социологии комбинация представле-

ний о рационализации, рефлексии и правилах обозначения. Таким

образом, для микросоциологических парадигм характерен акцент

на рефлексивности действия, а представление о структурирующей

роли распределения ресурсов не является принципиальным. На-

против, для макросоциологических парадигм принципиально

представление о мотивации действия, а источниками мотивации

могут выступать классовое сознание и идеология (правила обо-

значения), социальные нормы (правила санкционирования) или

распределение ресурсов. Например, в основе исторического мате-

риализма лежит комбинация представлений о мотивации, прави-

лах обозначения, материальных ресурсах и власти; в основе

структурного функционализма комбинация представлений о мо-

тивации, рационализации и правилах санкционирования.

В концепции структурации Гидденс попытался интегриро-

вать существующие парадигмы на основе учета всех составляю-

щих действия и структур и всех форм их влияния друг на друга.

Структурация – это процесс воспроизводства общества, харак-

теризуемый взаимообусловливанием индивидуального действия и

социальных структур (рис. 5).

знание агентов индивидуальные цели

об обществе агентов

структура действие структура

Рис. 5. Попеременная детерминация действия и структуры

в процессе структурации

Структуры предопределяют характер индивидуальных дей-

ствий потому, что агенты руководствуются знанием (научным или

обыденным) об обществе, то есть о существующих условиях

взаимодействия. Действия индивидов предопределяют характер

социальных структур потому, что агенты преследуют собственные

цели, то есть используют те правила и ресурсы, которые позволя-

ют или дают шанс реализовать индивидуальные интересы.

Теория структурации хорошо описывает и объясняет, как

действия и структуры оказываются причинами и следствиями по

отношению друг к другу. Эти взаимосвязи Гидденс назвал «кау-

зальными петлями». Однако теория структурации переоценивает

рефлексивность агентов и не позволяет объяснить ситуации взаи-

модействия, когда агенты не осуществляют «мониторинг», а вос-

приятие ими ситуации различно в силу разницы в образовании,

воспитании, жизненном опыте и т. п.

Эта проблема решается в рамках альтернативной по отно-

шению к теории структурации парадигме конструктивистском

структурализме. Конструктивистский структурализм исследо-

вательский подход, основывающийся на представлении о том, что

социальные структуры обусловливают практики и представления

агентов, а агенты производят практики и тем самым воспроизво-

дят и преобразуют структуры. Практики – это скорее спонтан-

ные, нежели рационально избираемые действия, реализующие

привычные схемы мышления и деятельности. При помощи такой

концепции практик создатель конструктивистского структурализ-

ма французский социолог Пьер Бурдье (19302001) стремился

преодолеть односторонность объективизма, представляющего со-

циальные отношения как независимую от индивидов реальность, и

субъективизма, «не способного объяснить закономерность соци-

ального мира». В таких работах, как «Различение» (1979) и «Прак-

тическое чувство» (1980), Бурдье показал, что социальные струк-

туры «вне» индивида, данные в неодинаковом распределении ма-

териальных и символических благ, являются объективированны-

ми продуктами практик. Инкорпорированными, то есть находящи-

мися «внутри» индивида, продуктами практик являются диспози-

ции предрасположенности к определенному восприятию собы-

тий и к определенным образцам действий.

Система устойчивых диспозиций, структурированных про-

шлыми практиками и структурирующих последующие, получила

в теории Бурдье название «габитус» (от лат. habitus свойство,

привычка). Габитус как набор усвоенных, но неосознаваемых схем

восприятия и производства практик, является моделью, позво-

ляющей объяснять спонтанность, импровизационность практик,

не прибегая к идее рефлексирующего и свободного субъекта дея-

тельности, и воспроизводимость, устойчивость социального по-

рядка, не прибегая к идее объективной детерминированности

деятельности. Индивиды конструируют социальные структуры,

но это конструирование не является произвольным, оно предопре-

делено теми социальными структурами, которые в процессе нако-

пления жизненного опыта, воспитания, образования сформирова-

ли мыслительные и поведенческие установки индивидов.

Совокупность позиций, фиксирующих объективные разли-

чия, и диспозиций, определяющих субъективные оценки, образует

социальное пространство комплекс отношений, объединяющих

и разделяющих агентов символически и физически. Символиче-

ское разделение это разделение индивидов на категории, пред-

ставители которых больше или меньше стремятся взаимодейство-

вать друг с другом, больше или меньше похожи по образу жизни.

Соответственно, эти категории «ближе» или «дальше» друг от

друга в социальном пространстве. Символическое разделение

приводит к разделению физическому, когда жизнь представителей

различных общностей (этнических, религиозных, профессиональ-

ных и т. д.) концентрируется в разных регионах, районах, кварта-

лах, зданиях и т. п.

Внутри социального пространства формируются особые

сферы практик поля, каждое из которых является автономной по

отношению к другим полям ареной борьбы за ресурсы и символи-

ческое признание. Автономность обусловлена тем, что успех

занятие доминирующей позиции в данном поле, экономическом,

политическом, академическом и т. п., зависит от обладания спе-

цифическим капиталом. Наряду с экономическим капиталом

(собственность, деньги), Бурдье выделяет культурный (образова-

ние, воспитание) и социальный (происхождение, связи) капиталы.

Структура капиталов

экономический

доминирующие

среди

доминируемых

доминирующие

среди

доминирующих

Объем

min

доминируемые

среди

доминируемых

доминируемые

среди

доминирующих

max капитала

культурный

Рис. 6. Модель социального пространства

Исторически складывающаяся конфигурация полей, то есть

их соотношение в жизнедеятельности людей, задает относитель-

ный «вес» капиталов различного вида при определении позиций и

формировании диспозиций агентов в социальном пространстве. В

современном обществе, в котором экономическое поле (производ-

ство, потребление, бизнес, работа) доминирует над другими поля-

ми, экономический капитал более «весом», чем культурный капи-

тал, что предопределяет консерватизм большинства предпринима-

телей и рабочих и оппозиционность большинства интеллектуалов,

образующих доминируемую фракцию внутри доминирующего

слоя (см. рис. 6).

Конструктивистский структурализм, как и теория коммуни-

кативного действия, и теория структурации, хорошо описывает и

объясняет явления «на стыке» макросоциального и микросоциаль-

ного уровней. Но интегративные парадигмы не устраняют дулизм

в решении дилемм «структура или действие», «факты или смыс-

лы», «объективизм или активизм». Напротив, новые парадигмы,

соединяющие концепции определяющей роли действия и концеп-

ции определяющей роли структуры, лишь умножают число аль-

тернативных подходов и способствуют закреплению в социологии

ситуации мультипарадигмальности.

Оригинальный вариант решения проблемы интеграции мак-

ро- и микросоциологических парадигм, а также объективистских и

активистских парадигм представлен в теории самореферентных

систем, разработанной немецким социологом Никласом Луманом

(19271998). Эту интеграцию можно назвать «негативной», по-

скольку Луман предложил не соединение понятий структуры и

действия, а отказ от обоих понятий в пользу новых концептуаль-

ных средств описания и объяснения социальных явлений.

Подход, сформулированный Луманом в работе «Социаль-

ные системы» (1984), основывается на представлении об обществе

как о системе, элементами которой являются коммуникации –

операции, уменьшающие комплексность, то есть сложность, неоп-

ределенность в процессе совместной жизни людей. Система су-

ществует как процесс разграничения «области менее комплексно-

го» – самой системы – и «области более комплексного» – окру-

жающей среды системы. Коммуникация это операция, произ-

водящая различение сообщения, информации и интерпретации.

Посредством коммуникации действия и предметы отграничивают-

ся в качестве носителей информации от нее самой, то есть от со-

держания сообщения, а содержание от придания ему смысла и

оценки, то есть от принятия или отклонения сообщения. Таким

образом, коммуникации поддерживают систему как социальный

порядок тем, что производят различение социального и несоци-

ального и придают смысл и определенность событиям.

Луман выделил три уровня формирования социальных сис-

тем: интеракция, организация, общество. Интеракция это взаи-

модействие, обусловленное присутствием и непосредственным

восприятием участниками друг друга. Интеракционные системы

обеспечивают возможность простых и недолговечных коммуни-

каций. Организация это объединение, складывающееся на осно-

ве формализации участия (членства) и правил коммуникации. Ор-

ганизационные системы обеспечивают возможность продолжи-

тельных коммуникаций, но только для тех, кто является членом и

выполняет правила. Общество это всеобъемлющая социальная

система, которая включает в себя все формы интеракции и органи-

зации. Общество обеспечивает повсеместную (в любой ситуации)

возможность коммуникации.

Концепция социальной системы, образуемой коммуника-

циями, исключает применение традиционных понятий «действие»

и «структура». Согласно теории Лумана, человек в качестве живо-

го существа (организм) и в качестве мыслящего и деятельного су-

щества (личность) оказывается за пределами системы. Социаль-

ность явлений определяется не тем, что они результаты действий

людей, а тем, что эти явления приобретают смысл в результате

коммуникаций. Это значит, что социальным может быть и то, чего

люди не делали, например НЛО. Их существование в качестве ре-

альных объектов проблематично, но существование их в качестве

коммуникаций предмета оживленных дискуссий совершенно

очевидно. Нахождение человека как субъекта действия в окру-

жающей среде системы не означает, что система представляет со-

бой комплекс объективных структур. Социальность явлений опре-

деляется не тем, что они продукты структур (обычаев, норм, пове-

денческих образцов, распределения ресурсов и т. п.), а тем, что

эти явления снижают комплексность внутри системы. Значит, со-

циальным может быть и то, что не соответствует структурам, на-

пример обсуждение «запретных» тем или общение с «чуждыми»

людьми, если такого рода сети коммуникаций проясняют ситуа-

цию взаимодействия, упрощают функционирование организации

или упорядочивают устройство общества.

Социальная система является операционно закрытой сис-

темой. Операционно закрытая система воспроизводится исклю-

чительно из собственных операций, и внешние события не явля-

ются «вводами» (inputs) в систему. Воздействия из окружающей

среды сами по себе не проникают в систему. Однако эти события

изменяют комплексность окружающей среды и, таким образом,

служат раздражителями для системы, которая воспроизводится в

процессе отграничения себя от окружающей среды. Система улав-

ливает эти события и воспринимает как раздражения потому, что

существуют структурные соединения координирующие связи

между процессами в окружающей среде и процессами в системе.

В случае социальной системы структурное соединение с окру-

жающей средой обеспечивает язык, служащий средством обозна-

чения и наделения смыслом природных явлений и состояний че-

ловеческого сознания. При помощи языка события в окружающей

среде представляются внутри социальной системы в форме, при-

годной для их распознавания в качестве раздражения, на которое

система реагирует собственными операциями коммуникациями,

способными снизить возникшую комплексность, то есть поддер-

жать границу «система / окружающая среда».

Например, с точки зрения социолога, «изменение экологи-

ческой ситуации» это не серия природных процессов, а сеть

коммуникаций, появляющихся в обществе как специфическая ре-

акция операционно закрытой системы на процессы в окружающей

среде. Операционная закрытость системы проявляется в том, что

операции, поддерживающие общество, производятся из предшест-

вующих операций системы политических, экономических, науч-

ных, бытовых коммуникаций, а не из продуктов физических, хи-

мических и биологических процессов.

Операционная закрытость социальной системы следствие

самовоспроизводства (аутопойесиса в терминологии Лумана) сис-

темы. Коммуникации в системе производятся сетью коммуника-

ций и, в свою очередь, производят эту сеть как условие (ресурс)

последующих операций системы. Аутопойесис обусловливает еще

одно важное свойство социальной системы самореферентность.

Коммуникации являются одновременно операциями производства

и описания общества. Таким образом, нет внешней референции

 (от лат. referens сообщающий), то есть нет внешней по отноше-

нию к системе инстанции, к которой можно обращаться за описа-

нием общества. Общество самоописывающая система. Социоло-

гия это не описание системы как объекта, это сеть коммуника-

ций, являющихся операциями самоописания и тем самым само-

воспроизводства общества.

Теория самореферентных (аутопойетических) систем решает

проблему «действие или структура» при помощи тезиса о том, что

коммуникации порождают коммуникации, а проблему «объекти-

визм или активизм» при помощи тезиса о том, что описание сис-

темы является частью операций, создающих систему. Теория

Лумана хорошо описывает и объясняет современные процессы и

явления, когда автономизировавшиеся системы политика, эко-

номика, право, наука, религия и т. д. самовоспроизводятся на

основе специфических коммуникаций. Их элементы коммуника-

ции соотнесены исключительно друг с другом. Внутрисистемная

коммуникация обеспечивается особыми символическими средст-

вами (власть в политике, деньги в экономике, закон в праве, исти-

на в науке, вера в религии и т. д.), а межсистемная коммуникация

затруднена, поскольку каждая система реагирует на процессы в

других системах весьма избирательно. Например, экономические

проблемы представлены в политических коммуникациях лишь в

той мере, в какой обсуждение этих проблем способствует воспро-

изводству системы власти; правовые проблемы представлены в

экономических коммуникациях лишь в той мере, в какой законо-

дательство можно использовать для достижения коммерческого и

финансового успеха, и т. д.

Теория самореферентных систем, базирующаяся на поняти-

ях коммуникации и операционной закрытости систем, не дает аде-

кватных средств описания и объяснения неравенства и конфлик-

тов, а также социальных изменений, вызываемых внутрисистем-

ными, а не внешними по отношению к системе событиями. По-

этому, как и другие интегративные парадигмы, парадигма, осно-

ванная Луманом, не может полностью заменить созданные ранее

парадигмы.