1.3. Критическая теория общества (неомарксистская парадигма)

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

Альтернативой классическому марксизму в отношении

оценки интегрированности современного общества является

неомарксистская критическая теория общества. Это подход, опи-

рающийся на концепцию общества как системы тотального, все-

проникающего контроля. В отличие от классического марксизма,

в неомарксизме контроль связывается не с прямым принуждени-

ем и эксплуатацией со стороны господствующего класса, а с не-

заметной для людей, происходящей исподволь трансформацией

естественных для человека влечений в «ложные» потребности,

удовлетворение которых ведет не к свободному развитию лично-

сти, а к укреплению сложившегося социального порядка. Все сфе-

ры жизнедеятельности, регулируемые системой, – экономика, по-

литика, искусство, образование, религия, семья и пр. – рассматри-

ваются как проявления господствующей рациональности – спосо-

ба восприятия, осмысления и организации человеком окружающе-

го мира и своей жизни. Исследование господствующего типа ра-

циональности и альтернативных форм рациональности, прояв-

* Опыт России в XX в. также опровергает этот прогноз. Экономическая

структура так называемого социализма воспроизводит основное отношение ка-

питализма: работник без средств производства и наниматель, предоставляющий

их, организующий производство и контролирующий распределение. То, что в

качестве нанимателя выступало от имени всего общества государство, существа

дела не меняет. Государственная «социалистическая» собственность – это разно-

видность капиталистических производственных отношений.

ляющихся в образе жизни аутсайдеров (от англ. outside – вне, за

пределами), то есть сообществ, не интегрированных в систему и

потому свободных от нее, должно выявить перспективу эмансипа-

ции (от лат. emancipatio – освобождение), то есть направление

трансформации общества в более свободное и гуманное.

Образцом для исследователей, придерживающихся концеп-

ции критической теории, служат работы основателей этого на-

правления в социологии – германских ученых Макса Хоркхаймера

(18951973), Герберта Маркузе (18981979), Теодора Адорно

(19031969).

Хоркхаймер и Адорно в совместной работе «Диалектика

просвещения» (1947) представили концепцию развития современ-

ной западной цивилизации в результате просвещения – процесса

эмансипации мышления и поведения человека от власти мифоло-

гии. Но с отделением принципа разума от принципа веры проис-

ходит и замещение отношения к миру и жизни на основе поиска

сущности, смысла вещей инструментальной рациональностью

отношением на основе определения полезности, утилитарной

функции вещей. Рационализация жизнедеятельности людей при-

вела к созданию производительной экономической системы, эф-

фективного государственного аппарата, общедоступной массовой

культуры (включая образование), но одновременно к превраще-

нию людей из самостоятельных субъектов мышления и действия в

объекты манипулирования. Инструментальная рациональность

сводит человеческий разум к регистрации фактов, следованию

правилам, подбору средств для достижения целей и подавляет во-

ображение, интуицию, спонтанность мышления, эмоциональность.

Поэтому, чем более рационален человек, тем больше он подчинен

предписанным стандартным и безличным образцам поведения.

Рационализация подавляет внутреннюю – биологическую и пси-

хическую природу человека, который является изначально суще-

ством спонтанным, склонным к игре и немедленному удовлетво-

рению влечений. И чем рациональнее общество, тем сильнее и

чаще проявляется «бунт природы» – массовое иррациональное

поведение (ксенофобия, агрессия, фанатизм, поклонение вождям и

т. п.). Тоталитарные режимы в XX в. и Вторая мировая война –

это, согласно Хоркхаймеру и Адорно, логичный результат рацио-

нализации. В этом и заключается диалектика: просвещение пре-

вращается в собственную противоположность – современное вар-

варство. В тотально рационализированном обществе сферами сво-

боды и потенциалом общей эмансипации остаются лишь не под-

чиненные инструментальной рациональности искусство (творче-

ство художественного авангарда), а также любовь и сексуальность

(спонтанность чувств и естественные импульсы).

Маркузе в работе «Одномерный человек» (1964) определил

современное общество как общество комфортабельной несвободы,

в котором действуют новые формы контроля. Основная среди

этих форм – потребление. Продукты, услуги, развлечения, удовле-

творяя потребности, одновременно несут с собой предписываемые

образцы поведения и мышления, которые привязывают потреби-

телей к производителям и через этих последних – к обществу. Ап-

парат производства, торговли, рекламы предоставляет людям не

просто товары – он «продает» им социальную систему в целом.

Вовлечение в процесс потребления – более рациональный способ

подчинения и нейтрализации революционного потенциала рабоче-

го класса, чем политическая пропаганда или репрессии. Формами

контроля становятся также массовая культура и сексуальность.

Массовая культура не просвещает, не вскрывает сущности явле-

ний, а информирует и развлекает, то есть несет образы и идеи, не

выходящие за пределы существующего порядка вещей. Массовая

культура превращает в предмет коммерции и тем самым интегри-

рует в существующую социальную систему любой художествен-

ный авангард. Сексуальность в массовой культуре (кино, теле-

шоу, литературе, рекламе и даже специальных учебных курсах) и

повседневном общении и взаимодействии людей культивируется

как необходимый компонент личности, как форма самовыражения

и самоутверждения. Тем самым спонтанные чувства и естествен-

ные импульсы приобретают характер социально обусловленных

образцов поведения и мышления, и удовлетворение влечений

происходит в «социально конструктивных» формах.

Развитие новых форм контроля приводит к тому, что суще-

ствующий социальный порядок становится единственным измере-

нием, в котором развертывается бытие человека, чьи мышление и

поведение определяются технологической рациональностью

отношением к миру и собственной жизни на основе принципов

функциональности, эффективности, управляемости. Одномерно-

сти системы и людей, чью жизнь система организует и регулиру-

ет, Маркузе противопоставляет «негативную свободу» аутсайде-

ров – безработных, молодежи, женщин, общин хиппи*, этнических

и сексуальных меньшинств. Экономическая свобода означает сво-

боду от экономики, то есть уклонение от участия в конкурентной

гонке, от работы на корпорации ради потребления их же продук-

ции. Политическая свобода – это свобода от политики, неучастие

в политическом торге по правилам буржуазной демократии или в

социалистической имитации народовластия. Интеллектуальная

свобода – это свобода от принятого образа мыслей, уход из-под

контроля так называемого общественного мнения и средств мас-

совой информации. «Великий отказ» аутсайдеров от господствую-

щего образа жизни Маркузе объясняет тем, что в их деятельности

(или по меркам системы бездеятельности) проявляется посттех-

нологическая рациональность – альтернативное отношение к миру

и своей жизни, основанное на принципах удовольствия, любви,

терпимости. Маркузе полагал, что носители посттехнологической

рациональности – это та новая революционная сила, которая под-

рывает одномерное общество и способствует трансформации его в

свободное и гуманное общество.

Критическая теория явно переоценивает революционный

потенциал аутсайдеров. Их ценности и образ жизни со временем

превращается из протеста, вызова системе в ресурс ее развития, в

структурные элементы общества. Так, в начале XX в. было интег-

рировано в социальную систему рабочее движение, затем в сере-

дине века искусство андеграунда** и сексуальная революция***, а в

* Хиппи (англ. hippie) – люди, отрицающие общепринятые ценности матери-

ального благополучия и успешной карьеры и придерживающиеся возникшего в

19601970-х гг. стиля жизни, нарочито простого и неутилитарного. Стереотип-

ными символами образа хиппи стали длинные волосы, поношенные джинсы и

«фенечки» – украшения (бусы, браслеты) из дешевых материалов (кожи, дерева,

бисера и т. п.).

** Андеграунд (от англ. underground – подпольный) – не признанное офици-

ально, отрицающее господствующие каноны художественное направление.

*** Сексуальная революция – резкое изменение ценностей и поведенческих

образцов, связанных с проявлениями сексуальности. Следствиями сексуальной

конце века этнические и сексуальные меньшинства, экологическое

и феминистское движения. Но эта тенденция подтверждает право-

ту критической теории в другом аспекте.

Критическая теория хорошо описывает и объясняет целост-

ность общества и его способность интегрировать в себя любую

оппозицию, и поэтому схема «новые формы контроля – интегра-

ция общества» может служить универсальным инструментом

анализа социальных явлений. С этой точки зрения, например, обра-

зование – это также форма контроля. Помимо собственно учебной

программы в процессе образования усваивается так называемая

скрытая программа, то есть происходит внедрение идей и пове-

денческих образцов, способствующих поддержанию существую-

щего социального порядка. Современная система образования по-

ощряет тех, кто успешно осваивает практически полезные факты и

формулы, то есть знания, обеспечивающие карьерный рост и жиз-

ненный успех. Тем самым образование культивирует инструмен-

тальную (технологическую) рациональность и одновременно с

профессионализмом внедряет конформизм – установку на поведе-

ние, согласующееся с господствующими нормами, убежденность

в разумности и безальтернативности существующего общества.

Несмотря на очевидные расхождения в трактовке социаль-

ных явлений и процессов, структурному функционализму, исто-

рическому материализму, критической теории общества присуща

общая макросоциологическая ориентация, то есть сфокусирован-

ность внимания исследователей на выявлении социальных струк-

тур, которые образуют общество как целое, как систему, предо-

пределяющую, в общем, поступки и образ жизни людей.

революции являются увеличение значимости сексуальности в жизни людей, дос-

тижение большей сексуальной свободы.