3

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 

Систематическая работа, конечно, ведется, и освещается она в третьем и, забегая вперед, четвертом (аналитическом) типе статей. Третий, наиболее продвинутый, на наш взгляд, но и наименее распространенный вариант - упоминание профсоюза как источника актуальной и квалифицированной информации, например, статистических данных о динамике погашения задолженности: “По данным обкома профсоюза работников народного образования и науки, общая задолженность по зарплате в муниципальных образованиях Свердловской области на 24 июня составила 183 млн. 804 тыс. рублей...”[9]. Впечатление, что профсоюз "держит руку на пульсе", создают и информационные сообщения в электронной "Ленте новостей": “05.10.2000 г. 13:38. Екатеринбург. Сегодняшний День учителя Свердловская область встречает всего с 5-миллионным долгом по зарплате перед работниками образования - это в 13 раз меньше суммы долга, существовавшей ровно год назад. Как отмечают в обкоме профсоюза работников образовательной сферы, долги существуют только в 15 территориях области и лишь за август. ...ИАА “Регион-Информ”” “27.09.2000 г. 14:09. Пермь. Пермский областной комитет профсоюзов работников здравоохранения в сентябре проверил правильность начисления надбавки к зарплате бюджетников. Она введена с первого июля. Выяснилось, что только две трети медиков получили положенные им дополнительные 20% в полном размере. ... “ВЕТТА”” (выделено мной - Н.В.). Эти два сообщения демонстрируют то, что интерпретации событий могут полярно различаться (в первом случае 5-миллионный долг в 15 территориях предстает как большой прогресс, во втором - правильное начисление зарплаты только 2/3 персонала - безобразие), но в обоих случаях профсоюз предстает в выигрышном свете.

Аналитических статей о деятельности профсоюза (четвертый тип) до последнего времени в массовой печати практически не было. Верх аналитики - вывод о том, что “к забастовкам уже привыкли и на них не обращают внимания”[10]. На этом фоне стало новацией появление в июле 2000 г. в "Уральском рабочем" рубрики "Профсоюзы" и статьи на целую газетную полосу [11]. Статья довольно невнятная, тем не менее, из нее можно понять, что старые “карманные” профсоюзы защищают “не рабочих от самоуправства работодателей, а наоборот: администрацию предприятий от претендующих на справедливость трудящихся”. На счастье, есть движение “Май”: “год назад... реабилитацией загнанного работодателями в жесткие рамки рабочего люда решило заняться нашумевшее движение “Май””, а “четыре месяца назад была создана и зарегистрирована Ассоциация профсоюзных организаций Свердловской области “Май”. Помимо расплывчатости в указании времени событий, есть и более серьезная неточность, ведущая к прямой подмене: “свободные профсоюзные организации сменили своих “карманных” предшественников на большом количестве предприятий области” и объединились в названную “Ассоциацию”. На самом деле альтернативные профсоюзы Урала, многие из которых официально именуются свободными, с 1993 г. в качестве объединительного центра имеют Уралпрофцентр (в статье об этом ни слова). Движение “Май” также пользовалось его услугами, однако на сегодняшний день их мало что связывает, хотя “майские” профсоюзы, безусловно, альтернативные, в смысле кардинального отличия от традиционных ФНПРовских. Альтернативных профсоюзов на Урале действительно немало, хотя и на порядок меньше, чем традиционных (и по числу организаций, и по членству), а вот количество “майских” профсоюзов вызывает сомнение. Отождествление свободных профсоюзов с “майскими” и приписывание последним большого количества, по меньшей мере, некорректно.

Вторая статья под рубрикой "Профсоюзы" (изложение беседы с председателем Федерации профсоюзов Свердловской области) также претендует на аналитичность: “анализ показывает”, “еще одну опасную тенденцию подметили профсоюзные аналитики” [12]. Анализ этот, однако, вряд ли впечатляет даже не самого взыскательного читателя. Тенденция, которую подметили проницательные профсоюзные аналитики — разрыв между оплатой труда и уровнем жизни - общеизвестная данность. Таким образом, эффект достигается скорее обратный: вместо придания веса публикация вызывает недоумение, хотя само по себе обращение к аналитике представляется весьма своевременным.