13

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Эти мистические основательницы языка, сельского хозяйства, некоторых искусств и наук и государств выпали из наиболее поздних оправдательных текстов – вместе со святыми, упоминавшимися Кристиной. Те, что остались в качестве образцов для положительного изображения женской природы, были образованные женщины, женщины-воительницы и правительницы. Из века в век превозносились амазонки за их воинственную независимость от мужчин, но также и за их искусство управления государством. Французские авторы – Кристина Пизанская и Мари де Гурне - славили Жанну д’Арк в качестве воительницы, специально сравнивая ее с амазонками. Английские женщины, такие как Эстер Соувернэм, вспомнили Боадицею, королеву бретонцев, учившую римлян, "что женщина может покорить их - тех, которые покорили почти весь мир". Вспоминали также древних женщин-правительниц, например, королеву Семирамиду и др. <…>  Кристина, которая была историком и написала официальную историю правления КарлаY, перечисляла королев Франции в "Городе женщин" и отмечала, что некоторые из них правили самостоятельно <…>.

Для Кристины Салическое право (1328), устранившее женщин от наследования французской короны, оставалось все еще новым и оскорбительным. Она отмечала, что правление королев во Франции было справедливым и мягким, то же самое можно сказать о многих женщинах, “великих и менее великих”, которые укрепляли владения своих мужей и управляли этими территориями на протяжении всей жизни, и которых почти столь же сильно любили подданные. Во времена Кристины женщины еще управляли и защищали свои владения. Она сама написала книгу о приемах ведения войны, а в книге  "О трех добродетелях" требовала от женщин знания о том, как командовать в защите и в нападении. Однако по мере объединения европейских государств женщин твердо устраняли от исполнения подобных функций. По мере того, как военная, финансовая и юридическая власть феодальных семей становилась “публичной”, то есть государственной функцией, мужчины занимали новые позиции в управлении государством, и мужское представление о женском поведении принимало современные формы. Кастильоне, превративший феодального лорда в придворного и определивший образ жизни для целых поколений европейцев, которые с этого времени служили государю, определил новый образ действий и для  женщин. Все еще “обходительный” по отношению к дамам, он признавал за ними равное образование с придворными. Но он устранил их от подготовки в военном деле и в искусстве верховой езды.

Во время жизни Кастильоне Элеанор Арагонская как герцогиня Феррарская приняла единоличное управление городом, когда его осадили венецианцы в войне 1482-84, а Катарина Сфорца самостоятельно управляла небольшим государством Pesaro, приняв на себя командование и борясь за его поддержание. В самом деле, как сейчас мы начинаем вновь открывать, женщины были обычной частью европейских армий с четырнадцатого вплоть до девятнадцатого века, вдобавок к благородным женщинам, участвовавшими в командовании. Тем не менее, до второй половины семнадцатого века созданный Кастильоне образ разоруженной женщины, исключенной из государственных функций, превалировал в Европе в качестве идеологии и во все большей степени становился реальностью. “Героические действия, общественные занятия, могущественные правительства и красноречивая защита – наш пол был исключен из всего этого в том веке”, - писала Маргарет Кавендиш в 1656 г., комментируя Постановление содружества. Ее слова остаются верными как для периода Реставрации, так и для республиканской Англии. Даже для герцогини Ньюкаслской, исключительной как по уму, так и по ее связям, единственным выходом честолюбию было взяться за перо. Она заявляла, что не будет даже читать историю, уверенная, что история была иной для женщин прошлого, что в ней можно найти “таких женщин, что превзошли всю ту славу, к которой я стремилась”.

Перед лицом таких изменений во власти женщин феминисты периода querelle развивали другую стратегию для ответной борьбы. Они использовали знания о доблестных, воинственных возможностях и о правлении женщин прошлого для того, чтобы определить собственную позицию: что власть женщин и господствующее представление о природе женщин были ограничены недавно.