16

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Кампания короля Джеймса началась в январе 1620г., когда он приказал епископу Лондона проинструктировать все духовенство “страстно выступать против наглости наших женщин и их ношения широкополых шляп, расшитых жакетов, их коротко стриженых волос, а также стилетов или кинжалов”. Новые гендерные требования к дамам, подобные тем, которые выдвинул Кастильоне, теперь должны были проводиться в жизнь указами: проходить сверху вниз от короля через епископа ко всему духовенству. Культура также была официально завербована для поддержки государства и церкви. Стихи, пьесы, баллады, проповеди и памфлеты призывали женщин воздерживаться от таких нарядов и поведения, которые в то время были определены как “мужские”.

Три памфлета 1620 г. особенно ясно показали, как буржуазные семейные нормы распространились на всех женщин, и насколько правы были феминисты, понимая, что борьба полов в форме querelle была борьбой по ту сторону гендера: по ту сторону того, как надо воспринимать женщин, и какими им быть.

С памфлета Hic Mulier (1620) началась кампания против женщин, чье поведение походило на мужское. Эта мысль нашла отражение уже в заглавии. Мужским в данном случае считался свободный костюм, кстати, осужденный королем Яковом, а также короткие стрижки и ношение оружия. Как раз в этот период пуританин Вильям Принн выступил против коротких волос, называя их “признаком продажных женщин”. Как и ношение брюк, короткие волосы таили в себе угрозу важной составляющей божественного общественного уклада, а именно, балансу сил в отношениях между полами. А короткие волосы и брюки были непременными атрибутами мужчин. С другой стороны, “разве длинные волосы женщин не являлись показателем их покорности и смирения перед Богом и Мужчиной?”. Филип Стаббз, автор пуританских памфлетов 1580-х гг. в сходной манере писал о “падших” женщинах, носящих “экстравагантную одежду, которую пристало носить только мужчинам”. Он был уверен, что некоторые женщины, взявшие мужскую моду, стали бы мужчинами, если бы могли. Разумеется, памфлеты в поддержку королевской кампании не имели ничего общего с пуританской моралью. Например, в них нигде не критикуются женские платья, в которых не прикрывается грудь. Очевидно, что независимость “маскулинных” женщин, их претензии на равенство с мужчинами настораживали общество. Их удобные костюмы для верховой езды, короткие волосы и, в особенности, оружие, придавали женщинам мужские черты, делали их равными мужчинам “по одежде, по поведению, по натуре и склонности к гневу, по поступкам в вопросах мести, в обращении с оружием”.