Экономика интересует?

ahmerov.com
загрузка...

7

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Бесконечная повторяемость женоненавистнической традиции, тем не менее, вызвала реакцию проженской стороны. Призываемые дать отпор потоку доводов в пользу того, что женщины были исключены из понятия “человек” в Писании, что они не были по-настоящему людьми, что они были отданы в подчинение мужчине авторитетом религии и истории, феминисты обновили свои идеи, которые сами по себе были новыми, но не претерпели большого развития. Устойчивость жанра, однако, не должна привести к заблуждению и принятию общераспространенного мнения, что querelle был родом литературной игры. Женоненавистники в споре о женщинах не просто имели презрительное мнение относительно женщин или выражали центральное представление о мужском превосходстве, то есть, о том, что главной целью женщины является служить мужчине (или Богу в нем). Это делали большинство авторов-мужчин, которые считались cочувствующими женщинам: Бокаччо, Мор, Эразм, Шекспир, Монтень, Локк, Монтескье, Дидро, Вольтер. Женоненавистники, как, например, Бен Джонсон и Александр Поуп, Рабле, Болье и Мольер, присоединились к традиции клеветнической критики женщин как таковых. Нападки на женщин составляли определенную (или единственную) часть их литературной работы, и об этом выборе (от которого другие мужчины не получили для себя пользы) следует помнить, когда нам говорят, что такая сатира была, в конце концов, литературной условностью, или что такой-то автор на самом деле в других местах изображал женщин благосклонно. Как ответила Рэйчел Шпет (Rachel Speght) одному такому самооправдывающемуся автору в 1617г., “если ваши слова верны, что вы пишете рукой, а не сердцем, то вы – лицемер; однако, скорее надо думать, что ваше перо предает богатство вашего ума”.

Тот факт, что женщины с феминистской стороны querelle скорее повторяли, чем развивали свои идеи, связан с тем, что отсутствовало какое-либо социальное движение, которое могло бы продвигать их идеи, а также с повторяемостью, на которую они отвечали. Однако их личная увлеченность эти ми идеями очевидна. Следует отметить, что были и мужчины, разделявшие идеи Кристины. Однако их литературные изыски в защиту женщин носили скорее риторический характер. Подобно Корнелиусу Агриппе из Неттесхайма, автору широко известного в то время трактата О благородных и превосходных женщинах (De nobilitate et praeccellentia foeminei, 1529 г.) они заявляли, что женщина имеет право  участвовать в управлении обществом, в принятии законов, в церковных и академических делах. Более того, многие писатели-мужчины, вставшие на защиту женщин, пропагандировали как проженские, так и мизогинистские взгляды, что дает основания сомневаться в искренности их намерений. Например, в популярнейшем произведении эпохи Возрождения “Придворный” (The Courtier, 1527 г.) Кастильоне приводит оба взгляда на проблему. Поскольку мизогинистские взгляды в произведении озвучивает буржуа, можно утверждать, что сам автор придерживался иной точки зрения. Однако работы Эдварда Гозинхилла, писателя, открывшего феминистские дебаты в английской литературе, выдержаны в ином ключе. Произведение “The Schole house of Women” (1541 г.) во многом отражает взгляды автора на женщин. Последние подвергаются в нем резкой критике за споры, сплетни, болтливость, лень, жадность, непостоянство, аморальность и некоторые другие качества. Замечу, что за 30 лет книга переиздавалась четырежды. Другое произведение того же автора, “Похвала всем женщинам” (The prayse of all women, called Mulierum Pean), вышедшее приблизительно в 1542 г. и как следует из названия, иная по тональности, пользовалась гораздо меньшей популярностью.

Женская литература той эпохи, в большинстве своем, была посвящена опровержению мужской позиции. Женщины стремились создать свое, особое направление в литературе, отличное от церковного и буржуазного. Исключениями можно считать некую Софию, жившую в XYIII в. (если под этим псевдонимом не скрывается мужчина), и Пулена де ла Барра, чья работа “О равенстве двух полов” вышла в 1673 г. Таким образом, женщины пытались отвечать на литературные нападки со стороны мизогинистов, но это происходило не спонтанно, а целенаправленно против какого-либо произведения. Так, например, Кристина Пизанская вела полемику с авторами “Романа о розе” и “Плача Матеолуса”. Мари де Ромье, оскорбленная сатирическим произведением своего брата и желавшая доказать, что женщины способны на литературное творчество, опубликовала в 1591г. поэму, восхвалявшую женщин. Многие англичанки создавали подобные произведения, как под собственными именами, так и под псевдонимами. Среди них особого внимания заслуживают три женщины - Рэйчел Шпет и две представительницы высшего общества под псевдонимами Эстер Соуернэм и Констанция Мунда. Они дали достойный ответ Джозефу Суэтнэму, автору “Обличения порочных, ленивых, капризных и непостоянных женщин” - чрезвычайно оскорбительного памфлета, вышедшего в 1615 г. Произведение пронизано грубыми претензиями на власть над женщинами и антиженскими нападками. Например, этот “борец”, чьи “пробы пера” не отличаются ни стилем, ни логикой изложения, писал:

"Не удивительно, что …ни исправления, ни фигуры речи не могут скрыть истинного смысла женских речей, ведь в них есть некий яд, который никак не искоренить: мужчина приручил всех зверей, но лишь женский язык ему неподвластен".