8

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

От женщин-критиков не ускользнули ни ненависть Суэтнэма к собственной матери, ни попытки приписать “порочным” женщинам мужскую похоть. Они также раскрыли все неверно приведенные источники и цитаты. Феминистки ловко выставили напоказ безграмотность и непоследовательность произведения Суэтнэма. Эстер Соуернэм, как и многим другим феминисткам, пришлось вновь заострять внимание читателей на том, как несвойственно женщинам предлагать себя мужчинам или специально соблазнять их, и как часто мужчины “наставляют женщин на порочный путь”. Но если аргументы Суэтнэма было достаточно легко опровергнуть в силу их несостоятельности, то доминирующее общественное мнение было не так просто изменить. Констанция Мунда и ее единомышленницы, обсуждавшие данную проблему, были поражены нараставшей волной мизогинизма в обществе, спровоцированной “дикими монстрами-писаками”.

В конце XYIII в. была опубликована свадебная проповедь, прочитанная м-ром Джоном Спринтом. Основной ее идеей было полное подчинение жены мужу в браке.  Ответ на эту “грубую и лицемерную” речь дали две англичанки. Об этих женщинах известно очень мало.  Одна из них, Евгения, характеризуется в источниках как “еще не испытавшая тяготы жизни в браке”. Личность другой, анонимного автора “Защиты женщин”, была позднее установлена. Ею оказалась поэтесса леди Мэри Чадлейх (1656-1710), состоявшая в браке, но рекомендовавшая всем женщинам “остерегаться этого злосчастного опыта”.

Другая поэтесса, Сара Файдж Филд Эгертон, в четырнадцатилетнем (!) возрасте написала стихотворение “Защитник женщин” (1686). Она написала его в ответ на “Последние сатирические заметки о женщинах”, которые уже упоминались выше в качестве примера пошлой и низкопробной литературы. В тот же период Джудит Дрейк сочинила “Эссе в защиту женского пола” (1696). Женщины различных сословий продолжали вести борьбу в этом направлении в течение всего XYIII в. Прачка Мэри Колльер, которую родители научили читать и писать, написала длинную поэму “Труд женщин” (1739) в ответ на “Труд молотильщика” Стивена Дака, прославлявшего исключительно мужской труд (как будто женщины не работали!). В то же время Энн Хоуард, виконтесса Ирвин, парировала на злобное и грубое стихотворение Александра Поупа “Письмо второе. К женщине”.      

В 1555 г. в Италии Лаура Террачина оппонировала образу женщины в произведениях Л. Ариосто. Модерата Фонте написала поэму о равенстве полов. В 1600 г. поэтесса из Венеции, Лукреция Маринелла выступила с критикой антиженских настроений в обществе, и в частности, в писательской среде эпохи итальянского Возрождения. Маринелла также стала автором нескольких небольших произведений в защиту женщин. Проанализировав диалог Спероне “О достоинстве женщин” (1542), она подвергла автора критике за утверждение женщин в качестве прислуги для мужчин.  Другая ее работа  посвящена критике произведения Тассо, поскольку исходя из тезиса о "несовершенстве женщин", он восхвалял только героизм женщин-правительниц.     

Многие другие женщины присоединились к спору. Если они не вступали в полемику против конкретных атак на их пол, то писали против общего отношения пренебрежения, по поводу чего выражала недовольство, например, Мари де Гурне (Gournay). Она - уважаемая интеллектуальная собеседница Монтеня - знала, что мужчины никогда не станут читать написанного ею, и будут этим гордиться; что независимо от того, насколько выразительно или хорошо она доказывает, от нее отделаются известным кивком головы, который означает: “это всего лишь женские разговоры”. Презрение к женщинам было открытым и бесстыдным на протяжении восемнадцатого века, когда историк Кэтрин Маколи (Catherine Macaulay) писала об

“осуждаемых и осмеиваемых” женщинах, страдающих от "писателей все сортов - от глубоко мыслящего философа до просто галантного человека, который отличает себя по качествам, не слишком превосходящим те, что он презирает у женщин. Нельзя лучше проиллюстрировать правдивость этого наблюдения, нежели… вежливым и галантным Честерфилдом. “Женщины, - говорил его сиятельство, - всего лишь дети более высокого роста. Имеющий здравый смысл мужчина только шутит с ними, играет, развлекает и ласкает их, как занимается с ребенком; не он никогда не советуется с ними и не доверяет им в серьезных делах”.