Реконверсия экономического капитала в культурный капитал  следующего поколения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

Для воспроизводства доминирующих позиций в обществе, и тем более при создания новых социальных позиций очень важную роль играет культурный капитал. Согласно теории Бурдьё, он складывается в результате чтения книг, посещения музеев, театров и включает также образовательный капитал — личную собственность обладателей дипломов и ученых степеней. Собственники крупных состояний используют стратегию реконверсии экономического капитала в культурный капитал и в хорошее образование для своих детей, чтобы закрепления позиции своих наследников.

При изучении французского общества Бурдьё пришел к выводу, что, приобретая культурный капитал, французская буржуазия стремится подражать французской аристократии. В дореволюционной России, богатые купеческие фамилии то же стремились дать детям образование, похожее на то, которое получали дети в дворянских семьях.

Для российского нового обеспеченного класса во многих случаях привлекателен образ западного преуспевающего предпринимателя. Возможно, этим объясняется стремление дать ребенку западное образование.

Попытаемся реконструировать образ воспитанного культурного западного человека, который существует в сознании представителей нового обеспеченного слоя.

— Те предметы, которые ваш сын выбрал в школе, это вы ему посоветовали или это — его самостоятельное решение?    

— Нет, это он сам. Мне все равно, какие науки он там учит. Потому, что, для меня очень важно, что за год, проведенный там, он стал гораздо лучше говорить по-английски, научился играть в теннис, кататься на горных лыжах. В этой школе обязательно два часа в день заниматься каким-либо спортом. Здесь у нас не было такой возможности. В Петербурге, мой сын учился в школе, где занятия шли до 7 часов вечера, а потом, еще надо было делать уроки. На спорт времени не было. И потом, вы знаете, их там учат дисциплине, например, если опоздал на обед на три минуты, то останешься без обеда, манере одеваться: в школу нельзя ходить в кроссовках и рубашках на выпуск. Здесь, он учился в дорогой и хорошей школе, но там не было особых требований к внешнему виду. Еще, там их учат красиво есть.

— А здесь он не умел красиво есть?

— Нет, ну, конечно, дома он ел, как мы все, ножом и вилкой. Но там, совсем другое дело. В школе их учат есть рыбу специальной вилкой. Мы с мужем очень этому рады. Пускай у него не все получается с учебой, но мой муж сказал ему, что как бы он не учился, он все равно будет, пока есть возможность, платить за него.

Из этого отрывка становится понятным, какие навыки считаются престижными и «западными» для представителей обеспеченного слоя: знание иностранных языков, этикет, владение элитными видами спорта и т.д. В этот список не входят профессиональные знания и общая эрудиция. Таким образом, речь идет о наборе знаний и умений, с помощью которых можно выглядеть «своим» среди западных людей.

Подобная стратегия характерна для группы респондентов, получивших название «бывшие комсомольцы». И для тех, чья профессиональная деятельность связана с западным капиталом, кто является директором или совладельцем западной или совместной фирмы. Отец мальчика, о котором шла речь, является генеральным директором представительства в Петербурге одной очень известной западной фирмы. Он хотел бы, чтобы сын позже работал в той же фирме. Для отца самое главное, чтобы за ребенка было не стыдно перед западными партнерами, так как это необходимо для дальнейшего бизнеса.

— Вы сказали, что у вас двое детей, но за границей учится только дочь. Сын не захотел учиться там?

— Ну, на самом деле, он не очень хотел, а мы — не настаивали. Я хотела именно, чтобы дочь поехала в Англию. Она там учится в закрытом пансионе, где учатся дети из хороших семей. Она там изучает языки, историю искусств, занимается хореографией. Я хочу, чтобы она просто набралась манер, пожила среди воспитанных людей. Стала настоящей женщиной. Слава богу, в России появляются приличные люди, состоятельные, им же не нужны будут «девочки с улицы», они будут жениться на «девушках с манерами».

Очевидно, что в стратегии реконверсии экономического капитала в культурный существует гендерный аспект, западное образование девочки связывается с приобретением тех культурных навыков, которые должны способствовать удачному (в смысле социального статуса) замужеству.

Таким образом, реконверсия экономического капитала в образовательный капитал ребенка, может быть интерпретирована, как  стратегия реконверсии в его культурный капитал, выраженный в приобретении манер и усвоении правил этикета, больше, чем в приобретении профессиональных знаний. Соотношение экономического капитала с культурным капиталом такого рода необходимо для воспроизводства в современной России социальной позиции той части нового обеспеченного класса, чья деятельность связана с западным капиталом.