Виртуальные страты

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

Изучение механизма формирования относительной депривации и направлений поисковой активности и позволяет нам осознать вероятность движения общества в сторону открытости/закрытости. Современные исследователи неоднократно высказывали сомнение по поводу эвристичности данной категории, связанные с отсутствием четкой корреляции между степенью депривации и реальным падением уровня жизни. На наш взгляд, эти сомнения абсолютно справедливы в том плане, что исследования динамики относительной депривации мало продуктивны для предсказания времени и масштаба социального взрыва, вызванного недовольством населения социальной или экономической политикой властей. Как показал еще У.Руинсаймен относительная депривация формируется в онтологически иной системе соотнесения, нежели протестная активность. Здесь более важным оказывается не реальное положение, а некоторый возможный мир, с которым соотносится реальный и которому агент приписал смысл справедливости. «Возможные миры», являясь фантазмами, актуализируются в процессе формирования относительной депривации, выступая эффективными конструктами социального действия, коммуникации-поиска в хаотическом социальном пространстве. «Наталкиваясь» в ходе коммуникации друг на друга, пересекаясь, возможные миры-идеалы порождают некий третий мир («мировую линию»), на мгновение обеспечивающую возможность социального контакта и организации интеракции. Такая мировая линия, возникшая как случайное пересечение идеалов, названа нами виртуальной стратой. Виртуальные страты нельзя обнаружить ни в исходных, ни в итоговых состояниях: их там действительно уже или еще нет; они есть только в момент контакта. Но без признания факта их существования невозможно понять, каким образом исходное состояние сменяется итоговым, почему не оправдываются прогнозы, как существует случайное в обществе.

Важнейшей особенностью виртуальных страт является то, что определенная доля статусных ожиданий может быть отложена без немедленного возникновения депривации. Ее компенсирует ценность обретенного контакта. Эта отложенность тоже получает свой код и транслируется по сетям социальной коммуникации. Последнее обстоятельство позволяет нам построить типологию виртуальных страт, исходя из характера транслируемого сигнала. В ее основание положены характер и происхождение социальных репрезентаций, а также уровень относительной депривации.

В хаотическом смысловом универсуме сохраняются и дрейфуют по несогласованным траекториям изолированные и сегментированные смыслы, связь между которыми утрачена или существенно ослаблена («осадки» — Б.Вандерфельд). На эти осадки — не связанные с конкретной реалией смыслы, но репрезентирующие для агента социальную реальность, как раз и ориентируется участник поисковой коммуникации; ничем другим он не располагает. В процессе выработки стратегии поисковой коммуникации он ориентируется либо на отдельный смысл, сегмент (ориентация на утраченное прошлое — ностальгическое сознание), либо на их композицию, воспринимаемую им как проект (ориентация на неосуществленное будущее — проектное сознание).

По второму основанию — уровню относительной депривации, возникающему в процессе игры с избранными номинациями смысла, дифференцируется также два типа: с высоким и низким уровнем депривации. Дополнительная дифференциация достраивается показателями:

«доминантная/субдоминантная позиция участника коммуникации»;

«ориентация на протестные действия, изменение социальной реальности/самосовершенствование»;

«степень удовлетворенности докризисной реальностью».