7

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

Для "московского крыла" социологов-институционалистов, - и это в значительной мере соответствует тенденциям зарубежной западной социологии, - характерно внимание к новой институциональной экономической теории, заимствование ее концептуального материала. При этом "творческие заимствования из смежных областей в рамках нового институционализма становятся для социологии инструментом обновления собственных подходов, попыткой "влить свежую кровь" [6, с.111], позволяют по-новому взглянуть на предмет исследования и организовать получение новых результатов.  Развивая характерные для западных концепций предпосылки методологического индивидуализма, исследователи в данном случае  концентрируют свое внимание на анализе хозяйственных процессов на микро-уровне, на локальных порядках, "оставив в стороне макромодели, описывающие институциональное устройство" всего общества [6, с.113]. Институты при таком подходе понимаются, прежде всего, как правила, регулирующие практики повседневной деятельности и, одновременно, сами получающие импульсы развития из такой практики. Институты  образуют "не жесткий каркас, а гибкую поддерживающую структуру, изменяющуюся под влиянием практического действия" [6, с.113]. Поскольку в данном случае институты тесно связываются с практикой повседневного действия, в качестве теоретической модели для их описания используется понимаемое в веберовском духе действие – как внутренне осмысленная деятельность, ориентированная на действия других [8]. Ориентация на методологические схемы западных институционалистов, разработанные ими категории позволяет исследователям "московского крыла" сосредоточиться на изучении тех сфер и видов деятельности, прежде всего, экономической, которые "схватываются" этими категориями. К ним относятся рыночные отношения и связанный с ними комплекс прав собственности, структур управления и правил обмена. Поэтому при анализе социальных изменений российского общества в фокусе исследований находятся новые, возникающие отношения [9], составляющие одну из доминант трансформационного процесса.

В то же время используемые исследовательские схемы, спроектированные под данные задачи, не позволяют в полной мере анализировать те составляющие трансформации российского общества, которые связаны с развертыванием сложившихся, исторически присущих стране социальных институтов. В данном случае меньше внимания уделяется феноменам, которые исследуются представителями социокультурного подхода: долговременным программам массового воспроизводства, сложившимся в культуре и обеспечивающим выживание отечественного социума на протяжении его истории. Кроме того, "московское крыло" представителей институционального подхода работает преимущественно в рамках экономической социологии, оставляя вне рассмотрения иные сферы общественной жизни. Это позволяет коллективу в большей мере сконцентрироваться на особенностях экономического поведения социальных субъектов в меняющихся условиях современной России.