4.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 

Чтобы определить практические проблемы, необходимо про­изводить оценки. Как правило, либеральные практицисты считают "проблемой": 1) все, что отклоняется от мелкобуржуазного образа жизни небольших городов; 2) все, что расходится с сельскими принципами стабильности и порядка; 3) все, что противоречит оптимистическим прогрессисте ким лозунгам "культурного отста­вания", и 4) все, что не соответствует принятому пониманию "со­циального прогресса". Но во многих отношениях суть либераль­ного практицизма заключается в понятии "приспособления" и его противоположности — "неприспособления".

За этим понятием обычно не кроется какой-то конкретный смысл, но довольно часто его содержание на самом деле оказыва­ется пропагандой конформности тех норм и черт, которые отве­чают идеалам среднего класса малых городов. Хотя определенные социальные и моральные элементы маскируются якобы нейтраль­ным биологическим термином "адаптация", на деле этот термин тесно связан с такими откровенно социальными понятиями, как "существование" и "выживание". Биологическая метафора пре­вратила "приспособление" в лишенное оценочного компонента универсальное Понятие. Но часто обнаруживается, что автор, употребляя его, исходит из тех целей и средств, которые приняты в малых территориальных сообществах. Многие авторы, которые предлагают наименее болезненные способы достижения привлека­тельных для среднего класса жизненных целей, обычно не заду­мываются, смогут ли конкретные неимущие группы и индивиды постичь этих целей без изменений институциональной структуры в целом.

Идея приспособления сразу помещает нас, в частности, в та­кую социальную ситуацию, где, с одной стороны, имеется "обще­ство", ас другой — "иммигрант-одиночка", который должен "при­способиться" к обществу. "Проблема иммигрантов" давно нахо­дится в центре социологической проблематики, а соответствующие понятия могут прекрасно стать частью общей модели для форму­лирования всех "проблем".

На основе подробного изучения специфических иллюстраций неприспособляемости легко вывести тип личности, которую счита­ют идеально "приспособившейся".

Идеальный человек, который фигурирует в работах раннего поколения социологов и вообще в работах сторонников либерально­го практицизма, это "социализированный" человек. Часто это озна­чает этическую противоположность "себялюбцу". Социализирован­ный индивид думает о других и ведет себя дружелюбно; он не грус­тит и не хандрит, напротив, он в некотором роде экстраверт, активно участвует в повседневной жизни местного сообщества, способствует его умеренному "прогрессу". Он является членом определенных мест­ных организаций, в работе которых участвует, посещает их собра­ния. Даже если он не является "душой общества", в округе его знают достаточно хорошо. К счастью, он разделяет принятые мо­ральные нормы и вносит посильную лепту в поддержание пользую­щихся уважением институтов. Его отец и мать никогда не были в разводе; в его семье не было серьезных потрясений. Он достиг "ус­пеха", пусть скромного, но у него небольшие амбиции. Такой чело­век не ломает голову над тем, что выходит за пределы прямой дося­гаемости, ибо он не "мечтатель". Как настоящий маленький человек, он не гонится за большими деньгами. Некоторые его добродетели столь абстрактны, что мы даже не можем толком сказать, что они значат. Но некоторые весьма конкретны, и тогда мы обнаруживаем, что Добродетели этого приспособившегося к своей ячейке человека соответствуют нормативным ожиданиям незаметного, независимого среднего класса, буквально воплощающего своей жизнью протес­тантские идеалы в малых городах Америки.

Я готов согласиться, что этот славный мирок либерального практицизма должен где-то существовать, в противном случае его обязательно нужно было выдумать. Для такой выдумки, кажется нет лучшей категории людей, чем рядовые американские социоло­ги последнего поколения, и нет для нее более подходящей концеп­ции, чем либеральный практицизм.