§ 1. Введение: место села в российском обществе

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

Положение социологии села и в СССР, и в постсоветской России определялось и определяется двумя факторами, действующими в противоположных направлениях. С одной стороны, российское общество чрезвычайно сильно связано с селом, имеет глубокие «сельские корни». Это определяло интерес ученых к деревне. С другой стороны, имеется немало причин, которые как бы отодвигают сельскую проблематику на задний план. Сказывается территориальная отодвинутость деревни от города, меньшая институционализированность сельской среды, труднодоступность сельских жителей для обследований стандартными методами опросов.

Нельзя не учитывать и зависимость исследований села от характера аграрной политики государства в те или иные периоды отечественной истории. В XX веке российская деревня по крайней мере дважды — в период сталинской коллективизации и нынешних реформ — подвергалась тяжелейшим социально-экономическим пертурбациям.

В результате при большой социальной значимости села для России внимание социологов к деревне как к объекту изучения на разных этапах истории страны не оставалось одинаковым, а, напротив, менялось Временами оно исчезало вообще (как это случилось на этапе рыночных реформ 90-х гг.).

Если вернуться к первому фактору, исключительной значимости сельской проблематики для России, то эта значимость видна уже из состава населения. К 1994 г. доля сельских жителей в России составляла 27% (в Великобритании и Нидерландах - 11%, в Германии — 14%, в Швеции — 17%, в США и Канаде - 23 и 24%). К тому же разделение населенных пунктов на «сельские» и «городские» в России не альтернативное, а «континуальное»: кроме 27% жителей деревни имеется еще около 28% населения страны (более 41 млн. чел.), живущих в поселках городского типа (ПГТ) и малых городах с населением 50—100 тыс. чел. Обе эти категории населенных пунктов по всему комплексу условий жизни, по составу населения и его менталитету гораздо ближе к селу, чем к городу. Наконец, велика в России и доля населения, занятого в сельском хозяйстве: на ту же дату она составляла 15,6% (в Великобритании — 2,2%; в США и Германии -2,9%; в Швеции - 3,4%; в Канаде - 4,1%; в Японии - 5,8%) [1].

Однако дело не только в том, где живут и где работают жители России. Дело и в другом: в силу быстрого темпа урбанизации российского общества городское население страны имеет сильные «сельские корни», сильнейшую «сельскую окраску». Общеизвестно, что процессы индустриализации и урбанизации в СССР «происходили ускоренными темпами и под государственным контролем» [2]. Если на период революции 1917 г. доля городского населения составляла 18%, то по переписи 1959 г. — 51%, а в 1995 г. — 75%. Столь бурный рост городского населения привел к тому, что подавляющая часть горожан — это выходцы из села в первом или во втором поколении. По оценке А.Алексеева и Ю.Симагина, «горожан в третьем поколении наберется лишь около 1/6 городского населения. А потомков дореволюционных горожан еще меньше — например, в Москве — лишь около 3%. Городское население России - это главным образом сельские уроженцы и их дети, которые очень мало взаимодействовали с коренными горожанами» [3]. Значительная часть горожан поддерживает семейные связи с деревней. Массовыми являются сезонные миграции горожан в деревню — к родственникам, в доставшиеся по наследству деревенские дома.

Кроме этого, на протяжении десятилетий связи горожан с деревней служили важным подспорьем в материальном положении городских семей. Дефицит продуктов питания стимулировал активное использование ими ресурсов села.

В условиях нынешнего экономического кризиса в стране деревня продолжает играть свою традиционную роль «кормилицы» горожан. Остановка многих предприятий способствует «аграризации» городского населения: масштабы сезонной миграции в деревню особенно велики вокруг городов, наиболее пораженных безработицей. Многие предприятия даже закрываются на лето, отправляя своих работников в административные отпуска, чтобы дать им возможность запастись продуктами на зиму. В 1992—1993 гг. наблюдалось отрицательное для города сальдо миграции. Велика доля горожан, имеющих земельные участки и жилье в сельской местности, ведущих свое хозяйство не только для отдыха и удовольствия, но и как средство для существования.

В итоге всего этого сложилась нетривиальная ситуация: как справедливо отметили А. Алексеев и Ю.Симагин, хотя «статистика говорит, что Россия — городская страна, 3/4 населения живет в городах, но на самом деле значительная (если не большая) часть городского населения имеет аграрный менталитет» [3].

Что же в этих условиях представляет собой социология села, если иметь в виду весь послереволюционный период ее развития в России? Какие проблемы находились в поле ее зрения?