§ 4. 60—80-е годы: всплеск исследований профессиональных и семейных ролей женщин

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

Уже в первых социологических исследованиях, появившихся в конце 50-х — начале 60-х гг. важное значение придается социополовым аспектам, особое внимание уделяется анализу женских проблем. Это обстоятельство не в последнюю очередь было связано со значительным ростом числа женщин, работающих вне дома, в сравнении с довоенным периодом, что было обусловлено необходимостью восстановления хозяйства и существенными потерями мужского населения в годы войны и репрессий. По данным переписи 1959 г., женщины составили 47% в общей численности рабочих и служащих, а в РСФСР — 50%. Заметим, если на Западе исследования женских проблем возникают на базе феминистских движений, отразивших, в частности, протест против разделения половых ролей (период бэби-бума, значительный удельный вес семей среднего класса с традиционным распределением ролей в условиях экономической стабильности), то в СССР исследования женских проблем появляются в совершенно ином историческом контексте — практически полная занятость женщин наряду с участием в общественных идеологических мероприятиях, необходимость совмещения профессиональных и семейных ролей в условиях послевоенной бедности и неразвитости сферы услуг, значительной диспропорции полов и т.д.

Анализ социополовых аспектов. В рамках зарождающейся социологии труда в коллективных работах ленинградских социологов под руководством В.А.Ядова анализировалась динамика отношения к труду молодых рабочих и работниц [117], выявлялись причины незначительного удельного веса женщин среди ведущих инженеров. Так, было установлено, что мужчины часто добивались высокой должности по выслуге лет или «за брюки», женщины же — исключительно упорным трудом, т.е. фактически речь шла о дискриминации женщин [105, с. 81]. Изучение структуры свободного времени, бюджетов времени позволяло выявить диспропорции в нагрузке на мужчин и женщин в различных сферах жизнедеятельности [28, 34]. В рамках социологии личности большое внимание социополовым аспектам отводит И.С.Кон, впоследствии посвятивший много работ этнокультурным аспектам пола, социализации мальчиков и девочек, а также социальным проблемам сексуальности [55]. При анализе процесса воспроизводства социально-профессиональной структуры в связи с изучением профессиональных ориентации молодежи эстонские социологи М.Титма и П.Кенкманн ставят важный методологический вопрос о необходимости определения статуса семьи с учетом социальной позиции матери, а не только отца, как это было принято в то время в западной социологии [49, с. 53]. Переменная пола наряду с другими (возраст, класс - рабочие, крестьяне, интеллигенция, город — село) широко использовалась при анализе образа жизни под углом зрения необходимости его «сближения у разных социальных групп в условиях социализма».

Наиболее отчетливо анализ социополовых различий был представлен в рамках социологии семьи. Многие авторы используют терминологию интеракционизма при анализе групповых аспектов и структурного функционализма — для институционального анализа. Но подчеркнем, что, например, теория Т.Парсонса и Р.Бейлса о естественности дифференциации мужских (инструментальных) и женских (экспрессивных) ролей в семье сама по себе не применялась в интерпретации. Наоборот, в работах «семенников» постоянно подчеркивается необходимость справедливого распределения труда в семье и обществе. В какой-то мере в научной литературе нашла отражение и концепция либерального феминизма в вопросах, касающихся семьи, например, с конца 70-х часто цитируются труды Дж.Бернард, А.Мишель и т.д.

Уже в исследовании А.Л.Пименовой, выполненном в середине 60-х гг., рассматривалась специфика мужских и женских ролей в семейной и профессиональной сфере [79]. На базе проблемной лаборатории БГУ анализировались связи между факторами семейного и несемейного поведения, с одной стороны, и оценками своего брака у мужчин и женщин, с другой [128]. З.А.Янковой с использованием методики голландского ученого Г.Коои изучаются культурные стереотипы мужественности и женственности [130, с. 118—128]. В ИСИ АН СССР на базе международного исследования семей с детьми-подростками, проведенного в начале 80-х, анализируются: мнения жен и мужей в отношении работы жен вне дома, особенности мужского и женского поведения в семье и установок в отношении супружеских и родительских ролей, социополовые особенности поведения в ситуации конфликта в связи с удовлетворенностью браком, некоторые аспекты социализации мальчиков и девочек и др. [96, 97]. Например, М.Ю.Арутюнян делает вывод, что «"традиционная концепция семейной жизни" трансформируется не только в эгалитарную, но и в "эксплуататорскую", когда женам дается право на равное с мужчинами участие в общественном труде наряду с исключительным правом на домашнюю работу» [96, с. 58]. ТА. Гурко показывает перегруженность женщин не только домашней работой, но и ответственностью — значителен удельный вес семей, где лидером являлись жены, и невелик тех, где ими были мужья [96, с. 49]. (Один из афоризмов советского времени: «муж как чемодан без ручки — и нести тяжело и бросить жалко»). Л.В.Ясная подчеркивает, что для высокообразованных женщин остро стоит проблема отсутствия свободного времени для удовлетворения культурных потребностей, поэтому они не так успешно в сравнении с менее образованными сочетают сферы работа — семья [96, с. 39—41]. М.С.Мацковский отмечает, что девочки гораздо чаще вовлекаются родителями в домашнюю работу, нежели мальчики, что неизбежно в будущем отражается на распределении супружеских ролей [104, с. 150]. Позднее анализируются: расхождения в ожиданиях женихов и невест, молодых супругов [94], специфика отношения к предразводной ситуации [103], реакции на развод и ориентации на вступление в повторный брак у мужчин и женщин [92]. С.И.Голод анализирует ценности супружества и специфику удовлетворенности браком мужчин и женщин на различных стадиях жизненного цикла [25]. О том, в какой мере социополовые аспекты представлены в других отраслях социологии, читатель может судить, прочтя другие главы данной монографии.

Изучение социальных проблем женщин. Начиная с 60-х годов происходит всплеск исследований, специально ориентированных на анализ женских проблем. Одно из таких направлений — сочетание производственных и семейных ролей женщин — также зарождается в рамках социологии семьи и быта. В Москве в Институте конкретных социальных исследований начинали работать Г.А.Слесарев и З.А.Ян-кова, исследовавшие мотивы труда работниц промышленных предприятий [102]. В Ленинграде А.Г.Харчевым и С.И.Голодом в рамках совместного советско-польского исследования изучались мотивы профессиональной деятельности работниц низкой и средней квалификации, удовлетворенность работой и выполнение ими семейных ролей [104]. Книга, подготовленная по материалам этого исследования, долго оставалась популярной не только среди ученых в СССР, но была переведена на 6 языков. (Хотя, как отметил позднее сам С.И.Голод, это «исследование содержало существенный изъян — профессиональные и семейные роли женщин изучались изолированно от соответствующих ролей мужчин» [25, с. 21]). Несколько позднее З.А.Янкова проводит исследование на кондитерской фабрике в Москве и часовом заводе в Пензе и приходит к выводу о связи мотивов труда, с одной стороны, и уровня квалификации и образования женщин, с другой [130, с. 37].

Широкий круг исследовательских вопросов, связанных с работой и семьей, продемонстрировал межреспубликанский симпозиум социологов, прошедший в Минске, в БГУ в 1969 г. Ряд докладов был посвящен особенностям сочетания ролей отдельных профессиональных категорий женщин — ученых, учителей, колхозниц, а также в различных этнокультурных регионах, например, в Удмурдии, Киргизии [83].

В 1972 г. в Москве проходит XII международный семинар, главная тема которого — изменение положения женщин в обществе и семье [34]. В выступлениях советских ученых часто подчеркивается, что жены вынуждены нести двойную нагрузку в условиях неразвитой сферы бытового обслуживания и самоустранения большинства мужей от обязанностей по ведению домашнего хозяйства и воспитания детей. В докладе Р.Г.Гуровой результаты исследования ценностных ориентации девушек, оканчивавших среднюю школу в 1969 г., сравниваются с ориентациями выпускниц Краснодарской гимназии, проанализированными П.Н.Колотинским в 1913 и 1916 гг. Выводы автора: в отличие от гимназисток, любимыми девизами которых были: «Пользоваться всеми удовольствими юности», «Быть честной», «Жить для радости» - выпускницы 60-х ориентировались преимущественно на общественные идеалы и цели: «Один за всех, все за одного», «Служить отчизне», «Приносить пользу и счастье людям». Шире у современниц автора и выбор желаемых профессий, включая такие, как ученый, врач, педагог, инженер, в то время как, например, одна из гимназисток писала' «Женщина все-таки должна быть женщиной, она должна вести хозяйство и воспитывать детей. А что же будет тогда, когда женщина станет профессором или ученым или что-нибудь в этом роде?» [34, с. 40].

Другое направление, развивающееся параллельно, — анализ социально-экономических аспектов женской занятости — представлено работами экономистов-социологов и демографов. Большинство исследований этого направления проведены на промышленных предприятиях; объектом выступали либо только работницы, либо мужская и женская часть персонала. Уральские социологи под руководством Л.Н.Когана в середине 60-х гг. на базе исследования, проведенного на 9 предприятиях тяжелой индустрии Урала, анализировали диспропорции в занятости женщин-работниц ручными видами труда по сравнению с мужчинами, их отставание в уровне квалификации, значительное расхождение между уровнем образования и квалификации и причины их более низкого социального статуса. В методологическом отношении важен сформулированный принцип «равенства возможностей лиц обоего пола всесторонне развивать свою индивидуальность и наиболее полно удовлетворять материальные и духовные потребности» [14, с. 7]. При изучении семейного благосостояния и качества жизни населения Таганрога, осуществляемого в несколько этапов начиная с 1968 г., Н.М.Римашевской анализируется социальное неравенство женщин в сфере труда, семьи и здоровья [22, с. 25—40]. В Молдавии социально-экономические проблемы женской занятости в крупных городах изучаются Н.М.Шишкан [124]. В Минске под руководством З.М.Юк в 1971 г. проводится исследование на тракторном заводе с изучением проблем женщин, занятых ручным трудом, тенденций в повышении квалификации, профессиональной заболеваемости, социальной активности и «общественно-политической сознательности» [127]. Проблеме невысокого уровня механизации и квалификации женского труда, причинам работы женщин на вредных производствах посвящены работы, выполненные на базе Госкомтруда РСФСР [58]. Впоследствии женская занятость постоянно в центре внимания специалистов. Изучаются этнорегиональная специфика [107], особенности проблем женщин-работниц в отдельных отраслях промышленности [74], специальное внимание уделяется занятости матерей с малолетними детьми и многодетных, а также женщин с ограниченной трудоспособностью [46]. Ряд работ, посвященных различным аспектам труда женщин, выполнен на базе специальных исследований в Высшей школе профсоюзного движения ВЦСПС [см., напр., 99].

В конце 70-х — начале 80-х гг. на уровне официальной политики усиливается внимание к семейным ролям женщин. Потребность государства в укреплении семьи вследствие уменьшения рождаемости и снижения качественных характеристик населения отразилась в постановлениях по расширению льгот работающим матерям. Вероятно, новые акценты были обусловлены и экономическими факторами -несколько снизилась потребность в женской рабочей силе сравнительно с послевоенным периодом. Даже в работах, посвященных занятости и социальной эффективности труда женщин, значительное место начинает отводиться выполнению семейных ролей [5, 63, 64, 70]. Авторы, в частности, констатируют противоречие между работой женщин и выполнением материнской функции, подчеркивая возрастание требований общества к качеству выполнения женщиной обеих функций на фоне медленного улучшения условий их труда и быта. По сути, речь идет о том же противоречии, которое описывают в этот период «семенники», с той лишь разницей, что одни смотрят на него под углом зрения эффективности женского труда, а другие — со стороны семейного благополучия. Так, З.А.Янкова подчеркивает: «К сожалению, исследование проблемы формирования личности женщины, как правило, ограничивается только изучением ее профессиональных и социально-политических ролей. Семейно-бытовые роли женщины квалифицируются обычно как пережиточные, мешающие этому процессу и противопоставляются другим ее ролям» [49, с. 32]. Изучение сочетания и взаимовлияния различных ролей женщин продолжалось и в дальнейшем [129, 132].

Еще одно направление анализа было сосредоточено в рамках философской проблематики: исторического материализма и научного коммунизма. В центре внимания — проблемы развития личности женщины, возрастание ее социальной активности и изменение образа жизни. В одной из первых книг, подготовленной на кафедре научного коммунизма АОН при ЦК КПСС (впоследствии здесь много внимания уделялось проблемам женщин), обобщаются данные статистики и проведенных к тому времени исследований, а также предлагаются конкретные пути совершенствования социальной политики в отношении женщин [33]. В рамках этого же направления изучаются и классовые особенности (естественно, в том разрезе, который был идеологически утвержден): особенности положения женщин-работниц в сельской местности и работниц-горожанок [51, 65]. В работах, выполненных на базе ИМРД АН СССР, рассматриваются историко-социологические аспекты изменения труда и быта работниц за годы советской власти, анализируются результаты исследования, проведенного в Таганроге [29, 30]. В диссертационных работах особое внимание уделяется этнокультурной и региональной специфике женских проблем. Так, на примере Кабардино-Балкарии с привлечением различных социологических методов (наблюдение, интервью, анализ документов и анкетирование) рассматривается столкновение женской социальной активности с мусульманско-шариатскими традициями [50]. Изучаются ценностные ориентации узбекских мужчин и женщин, их удовлетворенность трудом и различия в образе жизни [133]. В конце 80-х сходная проблематика освещается на примере других исламских культур — Азербайджана [8] и Туркменистана [75], где, как известно, практика решения женского вопроса иная. Но идеологическая установка на «унификацию» создавала и методологические проблемы, не позволяя уловить в полной мере этнокультурную специфику и противоречия этого процесса.

Основной вывод работ — более низкий социально-профессиональный статус женщин, значительный разрыв в уровне образования, с одной стороны, и социально-профессионального статуса, с другой, отстранение их от сферы управления. Причем обычно эти проблемы объяснялись неравенством женщин в быту. Макро-социальные причины практически не затрагивались. Проще, например, было объявить работу на вредных производствах «женской проблемой» (несмотря на то, что там трудилось не меньшее количество мужчин) и безуспешно пытаться ее решать в течение десятилетий, вместо того, чтобы признать, что многие отрасли промышленности просто не модернизированы. Также мало и культурологических интерпретаций, например, не анализировались причины консервативности сознания недавних сельских жителей (что квалифицировалось как дореволюционные пережитки), и вообще методологически советский человек рассматривался как продукт текущих (т.е. идеологически заданных) социальных обстоятельств. Конечно, исследователи не затрагивали сферы политических институтов и по причине идеологического запрета и потому, что за исключением высшего уровня (где, по сути, и принимались важные политические решения — ЦК КПСС, Совет Министров) представленность женщин соответствовала установленной квоте — около 50% в местных Советах и 36% — в Верховных Советах республик и СССР.

С конца 60-х гг. возрастает число работ на стыке демографии и социологии, позднее оформляется новое направление — социология рождаемости, уделяющее много внимания женским проблемам под углом зрения качественных и количественных аспектов воспроизводства населения.

Несколько работ выполнено в рамках истории философии и социологии [36, 108J. Так, В.К.Ушакова освещает теоретические истоки феминизма, анализирует либеральное и радикальное течения [108]. Позднее, в начале 90-х, традиционная критика «буржуазных» теорий трансформируется в проблематику более открытого и глубокого осмысления зарубежных феминистских концепций [22, 45, 68, 69, 91, 109].