§ 6. Начало 90-х: тематика и подходы, возникновение тендерных центров

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

Переход к рыночным отношениям не только обнажил прежние, но и обусловил возникновение новых женских проблем. С начала 90-х растет интерес к тендерной проблематике. В 1991 г. на базе Института социально-экономических проблем народонаселения Госкомтруда и Академии наук при непосредственном содействии директора этого института Н.М.Римашевской образуется Московский центр тендерных исследований, в числе научных задач которого — и осмысление опыта западной феминистской традиции. Если вначале активность центра в основном была сосредоточена на социально-экономических аспектах занятости в новых условиях, позднее тематика и методология исследований расширяются [22, 45, 68, 69]. На базе Института этнографии и антропологии существует группа этногендерных проблем, внимание женским вопросам уделяется на кафедре социологии в Российской академии управления, продолжается их изучение и в Институте социологии РАН. В Санкт-Петербурге междисциплинарные женские и тендерные исследования проводятся в разных подразделениях - на базе социологического факультета, Центра интеграции женских исследований и НИИКСИ СПбГУ, в Центре независимых социологических исследований, в СПб. филиале Института социологии РАН. Специальное внимание тендерным и женским проблемам уделяется на социологических факультетах региональных университетов и новых образовательных и исследовательских структур [68].

В начале 90-х гг. происходит расширение традиционной предметной сферы изучения женских проблем, что отразило специфику новых реалий. В рамках политической социологии — это активность женщин в политической сфере и особенности женского электората [41, 43, 53, 110], анализ женских движений [23]. «Ситуации, сложившейся в России в перестроечный и постперестроечный периоды, — отмечает Г.Г.Силласте, — присуще противоречие между теорией и практикой демократизации общества, предусматривающими предоставление женщинам России широких политических свобод, реальную (а не словесную, формальную) ликвидацию дискриминации по полу во всех сферах общественной жизни — с одной стороны, и целенаправленным отчуждением женщин от политики, от власти, от участия в принятии политических решений и ответственности за их осуществление — с другой» [100, с. 18]. Специальные исследования посвящены особенностям женской политической и экономической элиты [41, 67]. Например, показывается, что одной из причин, влияющих на участие женщин-депутатов в политике является «отношение к этой деятельности со стороны прежде всего мужей, а также других членов семьи» [53, с. 68]. Специально рассматриваются участие женщин в сфере управления [10, 11, 41] и специфика управления женским коллективом [84]. Анализируется «социогендерная» проблематика в рамках социологии права [41, 80]. С.И.-Голод и И.С.Кон делают попытку увязать биосоциальные проблемы пола и изучают социальные аспекты сексуального поведения [26, 56, см. также 2]. Поставлена проблема необходимости исследования сексуальных домогательств на работе [93], супружеского насилия [98]. В принципе можно выделить и исследования в рамках военной социологии, отражающие специфику социальных проблем мужчин.

В рамках социологии семьи и демографии объектом особого внимания становятся женщины, воспитывающие детей без мужа [32, 41], анализируются проблемы одиноких мужчин и женщин «активного брачного возраста» (к сожалению, не сравнительные) [119, 122], социальные аспекты смерности мужчин и женщин [41], женской миграции за рубеж [22]. Комплекс проблем взаимоотношений мужчин и женщин в браке, после развода, а также работы женщин вне дома рассматривается на базе советско-американских исследований [68, 98]. Е.А.Здравомыслова исследует, по сути, новый для России феномен — проблемы женщин, ставших домохозяйками. По-прежнему большое внимание социополовым аспектам уделяется в работах, посвященных социализации и родительству [31, 61, 68]. С.И.Голодом предпринят анализ стереотипов мужественности — женственности: представлений о необходимости участия мужчин и женщин в профессиональной и образовательной сфере, а также особенностей их духовной жизни. Автор, в частности, делает вывод об «отходе в конце XX столетия от традиционных представлений или, скажем аккуратнее, от единомыслия. Вульгарный штамп общественного транспорта: "Мужчина, не ведите себя как женщина" — устарел» [27, с. 199].

Продолжает развиваться социально-экономический подход, в котором делается акцент на проблемах поведения женщин на рынке труда и социальной политике в сфере женской занятости [11, 81, 88, 115]. Отдельно исследуется положение сельских женщин в связи с аграрной реформой [10], рассматриваются новые аспекты, обусловленные переходом к рыночным отношениям, — безработица, женское предпринимательство и участие в новых экономических структурах, анализируется тендерный аспект социальной мобильности [48].

В этнокультурных исследованиях изучаются, в частности, женская духовная культура, традиции и обычаи русского и других народов России с точки зрения особенностей социополовых отношений в исторической перспективе, стереотипов «мужского» и «женского» [41, 59, 126]. Ряд работ выполнен на базе Института этнологии и антропологии РАН, где интерес к этнокультурным особенностям социополовых отношений существует давно. В работах И.С. Кона много внимания уделяется теоретическим аспектам социологии пола с учетом кросскультурного анализа зарубежных и отечественных историко-этнографических данных в широком аспекте социально-культурных особенностей формирования личности [55] М Г Котовская и Н В Шалыгина, используя метод фокус-групп, показывают, что важную роль в становлении ценностных ориентации студенток гуманитарных факультетов Москвы играют модели поведения западной женщины, большинство же юношей не хотели бы видеть свою жену эмансипированной и, в частности, жениться на иностранке [68, с. 49].

В начале 90-х обозначается новая методология в анализе женских проблем — культурологическая. Это направление оформилось в западном постмодернизме и предполагает, в частности, анализ не только сферы общественного сознания — культурных представлений, стереотипов, но прежде всего механизмов и источников их формирования Тендерный подход в рамках культурологии впервые обозначается О.А. Ворониной и Т.А.Клименковой. Они отмечают, что для преодоления системы устоявшихся тендерных ролей «нельзя ограничиваться только юридическими и социально-экономическими мероприятиями. Сегодня очевидно, что гораздо более серьезного внимания заслуживает преодоление дискриминации женщин и традиционной идеологии в области культуры» [45, с. 15]. Впоследствии методология постмодернистского феминизма, в частности, выдвигающего тезис о патриархатности техногенной культуры модерна, используется в ряде монографий для анализа современной российской действительности [52, 62]. К этому направлению можно отнести работы, применяющие тендерный подход к анализу средств массовой информации [19] и дошкольной детской литературы [135].

Заметим, интерпретации и результаты изучения социальных аспектов пола с позиций разных авторов, в частности феминистских, не всегда совпадают. Это и понятно. Картина российской действительности переходного периода очень пестра, сочетает элементы старого и нового и не поддается единому измерению.