НОВЫЕ АКЦЕНТЫ В СТАРЫХ ПРОБЛЕМАХ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Хотя о социальных отношениях как предмете или возможном предмете социологии говорилось давно, возможно с того времени, ког­да понятие «социология» прозвучало в положительном контексте, тем не менее в нашем идеологизированном и элитаризированном обще­стве, где основные споря ведутся за приоритет не столько в научной, сколько в должностной иерархии, эти высказывания потонули в общем хоре социологических дилетантов от большой науки. Вряд ли их осо­бенно беспокоили научная истинность и развитие отечественной социологии.

Когда к мыслям о социальных отношениях как предмете социологии стала подталкивать практика, об этом заговорили более настойчи­во и социологии-теоретики, хотя и не очень определенно. Например, в 1977 г. на немецком и в 1980 г. на русском языках вышла работа немецких социологов: «Основы марксистско-ленинской социологии», в которой, в частности, авторы утверждали, что «... марксистско-ленин­ская социология— это социальная наука, исследующая структуру и развитие человеческого общества как систему социальных отношений, структуру и развитие общественно-экономических формаций и их эле­ментов, а так же источники социальной активности классов, групп и индивидуумов в обществе»13 . В этом определении, наряду с традици­онным подходом, официально введено и понятие «социальные отно­шения».

В отечественной литературе социальные отношения сначала не рассматривались как предмет социологии, а в лучшем случае — как область ее действия, понимаемые в узком смысле — как часть обще­ственных отношений. 'Так, авторы книги «Социальная сфера: совер­шенствование социальных отношений», в частности, писали: «Соци­альные отношения обладают одной важной особенностью, которая предопределяет их исследование социологией, как правило, в тесном взаимодействии с другими общественными науками. В работах совет­ских философов и социологов получила признание точка зрения, со­гласно которой специфика социальных отношений состоит в том, что они выступают существенным аспектом всех видов общественных от­ношений: экономических, политических, идеологических и т.д.»14 .

Здесь «социальные отношения» выступают как такое понятие, ко­торое следует из понятия «общественные отношения» как более широ­кого. Например, в системе производственных отношений как часть об­щественных выделяются еще и собственно социальные отношения. Но по сути дела под социальными отношениями понимается некоторая со­циальная сфера, отличная от производственной сферы. Иными слова­ми, наряду с производством существует социальная сфера, которая ко­нечно же, связана с процессом производства. Ни экономика, ни пол­итика, ни идеология не могут существовать без той социальной сфе­ры, где мы кушаем, спим, влюбляемся, рожаем детей, учимся, от­дыхаем и пр., и пр.

 Уязвимость такого толкования понятий социальные и общественные отношения была налицо, и в литературе неоднократно критиковалась эта точка зрения. Наверное, поэтому в предисловии ко второму изданию (1987 г.) известной книги В. А. Ядова было подчеркнуто: «Од­нако такой подход (т.е. социальные отношения как аспект всех иных общественных отношений — Л. А.), требует некоторых уточнений. Распространенность вышеназванных категорий, свидетельствует не только о «включенности» социального в другие виды отношений, но и об известном «примате» социального как выражающего сущность ис­торически определенного способа взаимодействия людей (общностей, объединений, институтов). И в этом своем качестве социальное есть категория «функциональная», основополагающая, а не просто выраже­ние аспекта других связей и отношений в обществе. Социальные отно­шения развиваются по своим собственным закономерностям, которые должны изучаться наряду с экономическими закономерностями, пол­итическими, духовными и т.д., разумеется в тесной связи с ними» .

Это высказывание принципиально отличается от первого. Оно ставит категорию «социальные отношения» как основную, фундамен­тальную, имеющую свои особенности и закономерности и требующую уже специального социологического исследования, но все-таки нахо­дящуюся в одном ряду с другими, экономическими, политическими и другими отношениями. Отсюда делается вывод, что социология — это «... наука о социальных отношениях, механизмах и закономерностях развития различных социальных общностей» .

Данное определение предмета социологии выгодно отличается четкостью от остальных, хотя как социологическая категория «соци­альные отношения» еще не рассматриваются. Социальные отношения в большей степени еще понимаются как социальная или философская категория, и в этом плане в равной степени может стать предметом не только социологии, но и экономики, и философии, и политологии, и права, и т.д.

Необходимо сказать, что категория «социальные отношения» име­ет довольно длительную историю изучения. Более того, в определен­ном смысле эта категория является краеугольной во всей системе по­знания и описания мира и встречается в различных контекстах в ра­ботах мыслителей прошлого и настоящего. Чаще всего эта категория рассматривалась как психологическая, как теория взаимодействия людей на межличностном уровне или как категория социального действия.

Но очень редко социальные отношения рассматривались как соц­иологическая категория и еще реже — как предмет и объект социоло­гии. Правда, само определение предмета социологии как науки об об­ществе и представление последнего в виде некоторой целостной системы невольно приводило к образованию терминов «общественный», «со­циальный» в социологическом понятийном аппарате. По сути дела, уже введение термина «целостная система» в отношении общества, признавая наличие связи элементов в любой системе скрыто обоснова­ло это и в отношении социальных институтов, социальных групп и т.д.

Но явно о социальных отношениях как социологической катего­рии, как о предмете или, точнее, как о возможном предмете и объекте социологии, заговорили недавно. Вернее, как объект социологии, со­циальные отношения давно были в практике социологических иссле­дований, да и в теории социологии, но как о предмете социологии, о них заявили только в последнее время.